Неоклассическое возрождение. Монетаризм, школа «экономики предложения», теория рациональных ожиданий — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Неоклассическое возрождение. Монетаризм, школа «экономики предложения», теория рациональных ожиданий



 

70–80-е годы XX века ознаменовали кризис кейнсианства. Расширение государственного вмешательства в экономику, в том числе в форме прямого увеличения государственной собственности, привело к снижению эффективности хозяйствования, обострению проблемы дефицита бюджета и инфляции. Это совпало с периодом так называемых стагфляционных кризисов в США и Западной Европе, поводом к которым послужило повышение цен на нефть странами ОПЕК (международной корпорации экспортеров нефти).

Стагфляция означает сочетание спада производства и инфляции (роста цен). Два негативных явления раньше не сопровождали друг друга. К тому же, согласно кейнсианской концепции, они требовали противоположных мер государственного регулирования. Борьба со спадом, по Кейнсу, должна проводиться путем искусственного стимулирования спроса, главным образом, с помощью роста бюджетных расходов, а также увеличения предложения денег. Все это могло привести к дальнейшему обострению финансовых проблем: росту дефицита госбюджета и усилению инфляции. Борьба с инфляцией, напротив, требовала сокращения государственных расходов и ужесточения кредитно-денежного регулирования.

В это время все громче звучит лозунг: «Назад к Смиту!». Начинается неоклассическое возрождение. Происходит возврат к идеям либерализма, обосновывается необходимость уменьшения активности государства в экономике и выработки стандартов государственной политики, вместо кейнсианской концепции дискретного регулирования. Неоклассическое направление развивается не только вглубь (разрабатываются новые теории и концепции), но и вширь: в его рамках появляются новые самостоятельные школы. Прежде всего, новые классики пытаются создать собственную макроэкономику, альтернативную кейнсианской.

Одним из новых ответвлений, имеющим наиболее сильные позиции и в настоящее время, является монетаризм (основатель — профессор Чикагского университета Милтон Фридман). Главным произведением М. Фридмана, написанным совместно с Анной Шварц, является «Денежная история Соединенных Штатов Америки: 1867-1960 гг.», где авторы попытались доказать денежное происхождение «великой депрессии» 1929-1932-х годов. Название этой школы происходит от английского «money» — «деньги». Основополагающий тезис М. Фридмана, «только деньги имеют значение», следует интерпретировать так: размер денежной массы определяет уровень цен в стране и значение прочих номинальных (имеющих денежное выражение) переменных, например, номинальной процентной ставки. Но он совершенно не означает, что с помощью денежно-кредитной политики можно воздействовать на реальную экономику – уровень производства и занятости. Экономика, по мнению Фридмана, всегда функционирует в состоянии полной занятости и не имеет резервов роста. Правда, он считал, что с помощью денежно-кредитной политики экономических субъектов можно на время ввести заблуждение. Макроэкономический шок они по неведению примут за благоприятную конъюнктуру на их микроэкономических рынках, увеличат выпуск продукции и занятость. Однако со временем, столкнувшись с ростом цен на контактных рынках, в первую очередь, рынках факторов производства, они поймут, что заблуждались. Произойдет переоценка ценностей и восстановление «status quo»: производство и занятость вернутся к прежнему уровню, а цены вырастут пропорционально увеличению денежной массы. Теоретическая схема М. Фридмана базировалась на «трех китах»: теории естественного уровня безработицы, концепции адаптивных ожиданий и концепции нейтральности денег («денежной вуали»).



Признавая исключительно важным разработку стандартов кредитно-денежного регулирования, М. Фридман предложил так называемое «денежное правило» («правило Фридмана»), согласно которому государства должны увеличивать денежную массу, ориентируясь на сглаженный долгосрочный рост реального валового национального продукта, то есть, по его подсчетам, на 3–4% в год. Увеличение денежной массы сверх этого, по мнению Фридмана, приводит к инфляции, в то время как Кейнс считал, что деньги способны стимулировать деловую активность и вызывать рост производства. М. Фридман выступил противником активной, то есть меняющейся в зависимости от стадии цикла, кредитно-денежной политики, которую предлагали кейнсианцы. Он доказывал, что между принятием соответствующих мер и их эффектом существует лаг (промежуток) времени, поэтому эти воздействия могут оказаться не только несвоевременными, но и опасными и зачастую сами провоцируют экономический цикл.



Теоретическая концепция монетаризма была положена в конце 70-х - 80-е годы в основу экономической политики Президента США Р. Рейгана и Премьер-министра Великобритании М. Тэтчер.

Другой школой, развивающейся в рамках неоклассического направления, является школа «экономики предложения» (supply-side economics) Основатель школы - А. Лаффер. В отличие от последователей Кейнса, ее представители считают, что увеличить производство можно не путем стимулирования спроса, а с помощью стимулирования самого предложения, в первую очередь, посредством снижения налогов. Оптимизация налогов: установление обоснованной ставки налогообложения и эффективной структуры налогов, - позволяет одновременно решить две проблемы: достигнуть максимальных темпов экономического роста и снизить уровень инфляции в стране.

Высокие налоги, по мнению представителей школы «экономики предложения», подрывают стимулы предпринимательской деятельности, уменьшают возможности инвестирования, приводят к росту издержек и цен. Кроме того, в условиях нехватки собственных ресурсов для развития предприниматели вынуждены увеличивать спрос на кредит, что приводит к росту процентной ставки и также способствует снижению инвестиционной активности, удорожанию производства. Налогообложение доходов от сбережений (процентов, дивидендов) изменяет предпочтения людей в пользу увеличения потребления и сокращения сбережения. А высокая ставка налога на заработную плату меняет предпочтения людей в пользу увеличения досуга и сокращения предложения труда. Так обосновывается эффективность налогов как инструментов воздействия на совокупное предложение товаров и услуг.

Лаффер предложил одну из первых моделей оптимизации налогообложения, представленную в виде “кривой Лаффера” (рис. 2).

 

Рис. 2. Кривая Лаффера

 

“Кривая Лаффера” показывает зависимость налоговых поступлений в казну от величины налоговой ставки (в % к чистому доходу). Кривая состоит из двух отрезков. На первом отрезке повышение налоговой ставки приводит к увеличению налоговой суммы, поступающей в бюджет, на втором - к ее снижению. Эта обратная зависимость объясняется двумя причинами. Во-первых, при высоком налогообложении в действие вступает такая сила, как стремление избежать налогов, «уйти в тень». Во-вторых, на этом “плохом” участке налоговая ставка растет в меньшей степени, чем сужается база налогообложения по причине спада производства.

По расчетам А. Лаффера, оптимальной ставкой налогообложения, обеспечивающей максимум бюджетных поступлений в долгосрочном периоде, является 35% от чистого дохода. При этом экономика функционирует в состоянии полной занятости и достигает потенциала экономического роста.

Предложения Лаффера по снижению налогов были частью программы выхода из стагфляционного кризиса Р. Рейгана, где они сочетались с мерами монетаристской направленности.

И, наконец, третьим современным ответвлением неоклассического направления и наиболее ортодоксальным вариантом монетаризма является новая классическая макроэкономика, более известная как теория рациональных ожиданий. Ее представители (Роберт Лукас, Томас Сарджент) отрицают позитивное влияние дискретной экономической политики на поведение хозяйствующих субъектов не только в долгосрочном, но и в краткосрочном периоде. По их мнению, современное общество достаточно информировано и высоко интеллектуально. Обладая накопленным практическим опытом, люди способны не только предугадать меры экономической политики, но и предвидеть их последствия. Кроме того, они не просто располагают адаптационным механизмом, но и используют его с некоторым опережением. В противовес монетаристской концепции адаптивных ожиданий, представители новой классической макроэкономики разработали концепцию рациональных ожиданий. Рациональные экономические субъекты своими действиями сводят на нет реальный эффект любой активной экономической политики. Попытки стимулировать производство с помощью роста денежной массы или увеличения бюджетных расходов, по убеждению представителей школы, приводят лишь к росту общего уровня цен. Признавая неэффективность дискретного регулирования, они выступают за консерватизм в экономической политике, основанный на строгих правилах государственного регулирования.

 

 

Институционализм

 

Институционализм – особое направление экономической мысли, которое прошло в своем развитии, по крайней мере, 2 этапа:

· старый американский институционализм – начало XX века,

· неоинституционализм – вторая половина XX века. Наибольшего развития он достигает в 70-90-е годы XX века.

Представители старого американского институционализма (Т. Веблен, У.К. Митчелл, Дж.М. Кларк, Дж. Коммонс) критиковали концепцию рационального экономического человека, на которой базировался классический анализ. Так, основоположник направления, Торстейн Веблен (основное произведение – «Теория праздного класса», 1899) писал о разных инстинктах, управляющих поведением человека: инстинкте мастерства, родительском чувстве, инстинкте праздного любопытства, инстинкте приобретательства, агрессивного соперничества и подражания. В экономическую теорию вошел так называемый «эффект демонстративного потребления» (эффект Веблена) как психологический фактор спроса.

По мнению представителей старого американского институционализма, на действия человека оказывают влияние такие институциональные образования, как государство, корпорации, профсоюзы, право, этика, институт семьи и пр. Джон Коммонс писал о подчиненности индивидуальных действий коллективным, что подрывало один из основополагающих принципов неоклассики – принцип методологического индивидуализма, согласно которому человек сам принимает решения и руководствуется собственными эгоистическими устремлениями, ни на кого не оглядываясь. Оказалось, человек не столь однозначен и независим в своих действиях.

Представители старого американского институционализма ввели в экономическую науку и само понятие «институты», которое во второй половине XX века уточнили неоинституционалисты. Под институтами в современной экономической науке принято понимать формальные и неформальные правила игры в обществе, выступающие в качестве ограничительных рамок человеческого поведения.

Неоинституционализмполучил наибольшее развитие в работах американских экономистов, лауреатов Нобелевской премии Рональда Коуза и Дугласа Норта. Представители неоинституционализма пытались уже не столько опровергнуть неоклассику, сколько уточнить ее методологические посылки, дополнить новыми положениями и осуществить синтез институционализма и неоклассики.

На место принципа совершенной рациональности приходит принцип ограниченной рациональности экономических субъектов, которые обладают неполной информацией при принятии решений, а их ментальные и счетные способности несовершенны. Кроме того, один из основополагающих принципов неоклассики, принцип методологического индивидуализма (самостоятельности индивидуумов при принятии решений), теперь распространяется на фирму и государство, которые раньше рассматривались в качестве единых неделимых субъектов. В теории одного из основоположников неоинституционализма Р. Коуза фирма рассматривается как сеть внутренних контрактов, решается проблема границ фирмы и рынка. В теории общественного выбора Джеймса Бьюкенена государство также рассматривается как совокупность наделенных властью лиц, руководствующихся сложной системой интересов.

Распространение предельного анализа и методологии неоинституционализма на исследование других сфер экономической жизни (семейных отношений, права, политики) порождает так называемый «экономический империализм». Его основатель, американский экономист Гарри Беккер, показывает, что преступник, рационально принимающий решение о совершении противоправного действия, так же, как и обычный экономический субъект, сравнивает предельные издержки и предельный доход. Аналогичными расчетами в духе маржинализма руководствуется человек, принимающий решение о вступлении в брак.

В рамках неоинституционализма появляются новые теории и концепции, составляющие костяк учения. Одна из них – теория прав собственности (авторы: Р. Коуз, А. Алчиан, Г. Демсец). Другая – теория трансакционных издержек (Р. Коуз, О. Уильямсон), то есть издержек рыночного взаимодействия. Раньше рассматривались лишь трансформационные издержки, то есть издержки связанные с преобразованием благ, только они и принимались во внимание при выработке производственных решений. К трансакционным издержкам неоинституционалисты относят издержки поиска информации, измерения атрибутов блага, ведения переговоров, заключения договоров, защиты прав собственности и издержки оппортунистического поведения. Они доказывают значимость характеристик прав собственности и размера трансакционных издержек для размещения ресурсов, а, следовательно, для благосостояния общества.

В неоинституционализме развиваются также теория контрактов и теория организации. Частью теории контрактов является концепция экономического оппортунизма, под которым понимается уклонение экономических субъектов от явных или подразумеваемых условий контракта с использованием обмана и даже коварства. Формой предконтрактного оппортунизма является «ухудшающий отбор» (adverse selection), который имеет место на рынке товаров неоднородного качества, а условием его возникновения является наличие частной информации о характеристиках блага. В знаменитом примере с рынком «лимонов» (подержанных автомобилей) Джордж Акерлоф демонстрирует, как на рынке остаются только автомобили низшего качества. Основная форма постконтрактного оппортунизма - «моральный риск» (moral hazard), под которым понимается поведение субъекта, основанное на доверии, а не на четкой спецификации его прав и обязанностей. Его разновидностью является «уклонение», или «отлынивание» (shirking). Другая форма постконтрактного оппортунизма - «вымогательство», осуществляется в форме требования передела сверхдохода с применением угрозы выйти из кооперации, что связано с большими потерями для всей группы. Условием для «вымогательства» являются инвестиции в специфические активы, приносящими квазиренту, которая, собственно, и выступает предметом дележа (О. Уильямсон).

Наконец, Д. Норт создал теорию институциональных изменений и стал одним из основоположников новой экономической истории.

 






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.011 с.