Обоснование термина «интегративная танцевально-двигательная терапия» — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Обоснование термина «интегративная танцевально-двигательная терапия»



Выбор термина «интегративная танцевально-двигательная терапия» обусловлен не только нашей приверженностью теории интегративной психологии. Это название отражает основную цель ИТДТ: вовлечение человека в процесс личностной интеграции и роста с помощью танца и движения.

Интегративность в этом контексте мы понимаем и как:

1) соединение в реальном психологическом процессе моделей, принципов и техник различных направлений танцевально-двигательной психотерапии;

2) интегративность методологии, призывающей разрабатывать стратегии проведения тренинга изоморфно самому методу ИТДТ;

3) работу со всей целостностью психических процессов и структур сознания, включая надличностные переживания.

Слово терапия мы выбрали для того, чтобы различать другие, не-психологические подходы к танцу, ставящие образовательные и чисто творческие цели. В то же время, мы отличаем ИТДТ от направлений физической терапии, ставящих целью работу только с телом человека. Это дань уважения традиции танцевально-двигательной психотерапии, непосредственной предшественницы ИТДТ.

С термином «терапия» возникает достаточно много недоразумений, поскольку существует большое количество определений того, что такое терапия. Можно выделить три базовых группы этих определений:

1) лечение как устранение симптомов,

2) исцеление как путь к целостности,

3) сопровождение на пути развития.

Путаницу задает в основном медицински-ориентированное понимание слова «терапия». Изначальное значение греческого слова therapion — тот, кто сопровождает, спутник. Основной его смысл в современном мире — лечение. Третий смысл — забота. Есть терапия как часть медицины (как часто понимается у нас), но есть «терапия» как краткое обозначение слова «психотерапия» (в основном, используется на западе и мы следуем этой традиции).

Мы понимаем слово «терапия» именно в последнем (и изначальном смысле), видя своей целью именно сопровождение человека на его уникальном пути развития, обеспечение условий, оптимизация этого развития.

Остановимся подробнее на различиях между танцем и ИТДТ.

Коренное отличие ИТДТ от большинства танцевальных направлений лежит в отсутствии предустановленного языка движения —образа, стиля, словаря движения. Так, даже в танцевальной импровизации важны законы композиции (или их нарушение), а в контексте тренинга ИТДТ мы можем совсем не уделять этому внимания. Для танцевальной терапии важнее, ЧТО человек чувствует, когда движется. То, КАК это выглядит, имеет, скорее, диагностическую ценность.

Следует также учитывать, что конкретные танцевальные направления и стили презентируют определенный набор качеств, характерный именно для них. Поэтому «не все танцы одинаково полезны», скорее, они «полезны» по-разному. И у каждого направления есть своя «обратная сторона» — то, чему именно это танцевальное направление не может научить, а также набор качеств, которые необходимо «отвергнуть» для того, чтобы танец соответствовать стилистике.

Так, структурированность и точность классического балета плохо сочетается с «отпусканием» тела, использованием инерционности в некоторых направлениях современного танца. По данным Ларисы Пискуновой, самба за счет чередования медленного и быстрого ритма снижает уровень реактивной и личностной тревожности, уменьшает уровень восприятия боли; а пасодобль с его целеустремленными, активными, четко очерченными движениями корпуса помогает преодолевать неуверенность в себе, страх перед экзаменами и выступлением, а также заикание. Интересно, что акцент на соревновательность в спортивных и бальных танцах снижает «чувствование партнерами друг друга», переводя его в утилитарную и подчиненную вне-танцевальным задачам плоскость.

Многие танцтерапевты соединяют терапевтический подход и определенное направление танца (например, фламенко или танец живота), но гораздо чаще в ТДТ используется стилистика танца модерн или контемпорари, поскольку именно эти направления связаны с личным, авторским, глубоко индивидуальным высказыванием в танце. ИТДТ открыта любым направлениям и стилям танца, но, в основном, использует принципы танцевальной импровизации и ритуального (сакрального) танца без приверженности конкретной духовной традиции.

Второе отличие — наличие танцтерапевта, то есть человека, имеющего специальное (и танцевальное, и психологическое) образование. На современном уровне развития наличие хореографического опыта и психологического образования может быть лишь стартовой точкой при становлении танцтерапевта. Одна из иллюзий состоит в том, что танцтерапия — это «легкий» вид психологической работы. На самом деле, это поверхностный взгляд, который может привести только к поверхностным результатам и профанации.

Некое знание психологии и танца, в лучшем случае, может привести к тому, что называется «creative dance», то есть творческий танец. Это процесс творческого развития через танец и движение, не связанный напрямую с обучением каким либо танцевальным навыкам. Creative dance может быть частью танцтерапии, но контекст танцтерапии шире.

Третье отличие — соотношение вербальной и танцевальной модальностей. Танцевальная терапия всегда связана с установлением, углублением связей в системе «тело-сознание» и, поэтому обращается к разным языкам: как к «языкам» тела, ощущений, чувств, так и к вербальному и символическому языкам. В принципе, соотношение между двумя этими модальностями может быть различным, но «терапевтичность» процесса во многом зависит от создания адекватного контекста, возможности осмысления и интеграции опыта.

Сам контекст ИТДТ, ее позиционирование является еще одним отличительным признаком. Люди могут приходить на танцевальные занятия с не слишком осознанными «терапевтическими» запросами и удовлетворять их, но эти задачи иногда легче решить прямым образом, через ИТДТ. Возможно, что это несоответствие между бессознательными целями и техническими танцевальными занятиями приведет к обратному эффекту — отторжению самого танца; как это часто происходит в детстве, когда естественная потребность в движении слишком структурируется, подгоняется под чуждые стандарты, когда танец становится только техникой и забывается его способность иметь дело с целостностью и развитием целостности человеческого существа. И, когда это забывается, танец остается невоплощенной и даже пугающей, несбыточной мечтой.

Во многих случаях, обращение к этой мечте в контексте ИТДТ дает внутреннее разрешение на большую честность и подлинность самовыражения, которые начинают проявляться в повседневной жизни.

Иными словами, важно понимать, что люди приходят на тренинг ИТДТ не для обучения танцу или улучшению навыков движения, а именно для личного развития, трансформации с помощью движения. Поэтому в фокусе нашего внимания оказывается тот, КТО танцует, уникальное, неповторимое, целостное «Я», трансцендирующее самое себя в процессе развития.

 

Цели и принципы ИТДТ

Как «работает» ИТДТ?

Наше тело хранит в себе память всей нашей жизни, тех ограничений, которые мы приобрели и тех возможностей, которые мы можем использовать. У каждого тела есть свой язык. Чаще всего, это очень «тихий» язык — едва заметный наклон головы, редко осознаваемые движения пальцев, небольшие напряжения в плечах или бедрах, которые мы просто не замечаем.

У каждого тела есть свои «любимые» (точнее, привычные) позы, жесты, особенности походки, которые присущи именно ему. К сожалению, мы не привыкли обращать внимание на этот язык, — на то послание, которое несет в мир наше тело, хотя именно это послание неосознанно «считывается» другими людьми и формирует впечатление о нас. Одна из основных задач танцтерапии — научить человека слышать неповторимый голос своего тела.

У нас есть определенный образ своего «я», и даже если он не соответствует реальности, — поставить его под сомнение достаточно непросто. Образ «я» выражен в образе тела. «Душа и тело — не отдельные сущности, а одна и та же жизнь» — писал известный психолог и мыслитель Карл Густав Юнг. Стереотипы, которые порождены воспитанием и перенесенными стрессами, воплощаются и в нашей жизни и в нашем теле. У нас есть ограничения, страхи и нереализованные желания, и тело также выражает их. Но, к счастью, мы гораздо больше, чем наши ограничения. Человек — это не некая заранее заданная сущность, «живая статуя», человек — это процесс и субъект развития, у нас всегда есть возможность движения, танца.

Ограничения, которые существуют в нашем сознании и выражаются нашим телом, не позволяют нам получить (или дать) то, чего мы по-настоящему хотим. Некоторые из этих ограничений являются не более чем привычкой. Осознанное исследование и раскрытие новых возможностей через танец и движение позволяет придти к новому пониманию своего «я», своих возможностей.

Основные цели ИТДТ:

1. Вовлечение человека в процесс личностной интеграции и роста с помощью танца и движения.

Под личностной интеграцией и ростом понимается способность к самовыражению, спонтанность и аутентичность, самоактуализация, креативность, принятие многомерности и уникальности своего опыта, формирование целостного образа «Я».

2. Формирование целостного процессуального восприятия личного опыта через осознание и интеграцию связи движения с чувствами, образами и представлениями, расширение сферы осознания клиентами собственного тела, индивидуального двигательного репертуара, их особенностей и возможностей.

3. Выявление неэффективных стереотипов движения, поведения и взаимодействия; приобретение новых возможностей проявления себя через изменение старых стереотипов.

4. Создание глубинного индивидуального и группового опыта, охватывающего как персональные, межличностные, групповые, так надличностные переживания.

В процессах ИТДТ мы можем встретиться (или повторно встретиться) с теми аспектами опыта, которые ранее отчуждались, деформировались, искажались или игнорировались. Становясь частью танца жизни, занимая в нем именно то место, которое важно для нашего дальнейшего развития, эти фрагменты опыта и наше отношение к ним меняются.

Эти техники создают возможность доступа к различным структурам и слоям системы «тело-сознание» и их интеграции. Танец может служить плодотворной почвой для развития осознания, которое, как утверждается в различных школах психотерапии, и является целительной силой (К. Уилбер, 2004).

Мы направляем осознание на естественную взаимосвязь различных языков сознания: ощущений, чувств, образов и знаков. Особым интегрирующим элементом при этом становятся качества движения, как целостные репрезентации личностных качеств. В ИТДТ используются особые возможности танца: непосредственность переживания чувств и взаимоотношений, наглядность стереотипов поведения и взаимодействия; процессуальность (изменчивость и непрерывность) как корневое качество любого человеческого опыта. Мы обращаемся к способности танца (особенно парного) быть моделью и метафорой человеческих отношений.

Все эти предпосылки требуют развития осознания для перевода их в терапевтический контекст.

В танцевальном тренинге ИТДТ сочетаются игра, исследование и искусство.

Игру и танец объединяют легкость, возможность быстро переходить от одной «реальности» к другой, постоянная смена состояний и наличие трансцендентности («все это как бы не всерьез, но при этом абсолютно реально»).

Танец — это исследование.Во-первых, потому, что танец, в котором раскрывается и преобразуется психическая жизнь, у каждого человека индивидуален. Он — как еще не открытый материк, ждущий своего Колумба.

Во-вторых, движение всегда наглядно, и этот опыт возможно описать как изнутри так и извне, что уводит нас от полной субъективности, выводя в пространство взаимодействия танцтерапевта (ведущего) и танцующего.

Вне сомнения, танец — это искусство, но не как форма и социальный институт, а как творческий процесс, неуловимый, но реальный именно в этот момент.

В процессе исследования процесса танца нас интересуют четыре вопроса:

  1. КАК человек двигается?
  2. ЧТО человек чувствует, когда танцует?
  3. КАКИЕ стратегии поведения и взаимодействия он использует?
  4. И, наконец, КТО танцует? Как проживается та подвижная, меняющаяся идентичность «Я» в движении?

На последний вопрос редко можно ответить словами, но сама интонация вопрошания задает вектор движения, когда в фокусе нашего внимания оказывается уникальное, неповторимое, целостное «Я», трансцендирующее самое себя в процессе развития.

Мы выделяем четыре базовых механизма, работающих на пути изменения личности через танец:

Первичный танец

Под «первичным танцем» мы подразумеваем естественную, первобытную «радость движения». «Словами нельзя передать неизмеримое чувство радости, любви к жизни, очарование существованием, которые охватывают танцующего человека» (T. Shoop, 1974). Этот аспект танца присутствует практически в любом опыте спонтанного танца. Он проявляется и в хореографии, но только в случае индивидуального мастерства танцовщика, его возможности каждый раз проживать то же самое движение как новое, только что рожденное. Это опыт тотального «присутствия» в движении.

С точки зрения современной этологии естественным источником движения является ауторитмия — самопроизвольная активность центральной нервной системы, которая осуществляется без какого бы то ни было воздействия афферентной стимуляции и проявляется в ритмизированных и скоординированных движениях организма. Рефлексы и другие механизмы ВНД надстраиваются над этой первичной жизненной активностью, направляя и ограничивая ее.

Таким образом, любое движение является направлением и ограничением этой первичной активности. Свободный неструктурированный танец как телесная активность, лишенная утилитарных целей, но ставящая саму себя, собственную самоорганизацию в качестве цели, естественным образом опирается на эту первичную активность. «Первичный танец» — это первая модальная кинестетическая трансляция «изначального состояния сознания» (В. Козлов, 1995).

Под изначальным состоянием сознания мы подразумеваем среду архесенсорного слоя функционирования психики за пределами модально-специфического функционирования сознания.

Таинственный на первый взгляд термин архесенсорного (от греч. «древнее ощущение») слоя функционирования психики раскрывает простое предположение, что есть наиболее примитивная форма домодального ощущения, которое в привычном состоянии сознания мы принимаем за базовое «ощущение существования», или «я есмь», не распаковывая и не дифференцируя его.

Мы можем обозначить архесенсорный слой как уровень универсального единства, изначально являющегося единой интегрированной структурой, в которой разделения по смыслам нет. Уровень универсального единства соответствует, по всей видимости, одной из характерных волновых структур вселенной, имеющей наиболее древнее происхождение. Именно архесенсорный слой представляет собой некое зеркало, на котором индивидуальное человеческое сознание активно рисует различные формы трансцендентного и трансперсонального порядка (В. Козлов, 1995). При этом содержание этих форм зависит не только от индивидуального опыта созерцающего субъекта, но и от всего содержания более поверхностных языков сознания, их взаимодействия, культурно-социального контекста, в котором происходит «встреча с зеркалом».

В терапевтической работе «первичный танец» — это то, что задает здоровую основу существования, предшествующую танцу личности со всеми ее особенностями и задачами. Это танец, который еще никто не танцует. Он просто есть, потому что есть тело.

Психотехнологически «первичный танец» вначале замечается в медитативных состояниях на спаде волны активности, а затем — как фоновая составляющая любого движения.

 

Экспрессия

Это способность танца быть выражением разнообразных человеческих чувств, состояний и отношений. Важно отметить, что, если проявления табуированных эмоций и импульсов в повседневной жизни встречают естественное сопротивление, то культурно-исторически сложилось так, что танец воспринимается как более легитимный способ проявить крайности и разнообразие.

Танец позволяет человеку без риска высказать все, что может и не может быть выражено словами; это движения тела, которые индивидуальны для каждого человека; танец может как стимулировать, так и придавать форму глубоко скрытым фантазиям, символически выражая таким образом человеческие возможности и конфликты.

В силу того, что танец использует естественную радость, энергию и ритм, которые доступны всем, он способствует развитию осознания, пониманию «Я». Движение само по себе изменяет ощущения. Эти изменяющиеся физические ощущения часто обостряются в танце. Они обеспечивают тот базис, на котором возникают и выражаются чувства. То, что находилось на невербальном и бессознательном уровне, часто кристаллизуется в непосредственное чувство и личностное переживание. Повторное проживание и осознавание эмоционально значимых моментов прошлого является достаточно общим (и, естественно, оспариваемым) механизмом глубинной и телесно-ориентированной терапии.

Этот механизм реализуется двумя способами:




Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017-2020 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав. Мы поможем в написании вашей работы!

0.046 с.