Российская экономическая мысль России в период НЭПа — КиберПедия 

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Российская экономическая мысль России в период НЭПа



Нэп породил новую нравственно-психологическую атмосферу в стране. В новых условиях оказалась и экономическая наука. Несколько расширились рамки свободы интеллектуальной деятельности. Возникло множество кооперативных и частных издательств, появились новые журналы, оживилась деятельность научных обществ. Литература, в том числе и экономическая, стала более богатой и разнообразной.

Появились и специальные работы по методологии политэкономии, что уже само по себе было признаком оживления в этой науке. Наиболее серьезной из этих работ была книга проф. С.И. Солнцева (с 1929 г. академик АН СССР) “Введение в политическую экономию”. Проблемами методологии политэкономии Солнцев занимался еще до революции, когда он работал приват-доцентом Санкт-Петербургского университета. Под его руководством на практических занятиях и в кружке политической экономии над вопросами методологии этой науки работали студенты юридического факультета Н.Д. Кондратьев и П.А. Сорокин, впоследствии ставшие выдающимися русскими учеными.

Солнцев обращает внимание на то, что непрерывный прогресс теории познания порождает необходимость систематически пересматривать, обновлять, обогащать методологические основы политэкономии, т.к. экономическая методология, в вопросах об образовании понятий и построении систем науки, неизбежно следует в своем развитии за общей теорией познания. В книге Солнцева содержится развернутая критика этического метода в политэкономии. В частности, он считает неприемлемой попытку совмещения его сторонниками телеологического. и каузального методов экономического исследования. Еще более резко он критикует субъективно-психологический метод. Он считал, что сводить социальную жизнь (экономическую в частности) к явлениям психики - это значит просто не понять сущность социального. Психологизм в экономике - это самоустранение экономики. Огромное методологическое воздействие на советских экономистов 20-х гг. оказали учебники по политэкономии, автором и соавтором которых был А.А. Богданов, другие его работы. До второй половины 20-х гг. эти учебники сохраняли монопольное положение среди учебных пособий по политэкономии. По мнению современников, Богданов был одним из самых сильных и самых оригинальных мыслителей и по энциклопедичности своих знаний занимал исключительное место среди крупнейших умов всех стран.

Самой крупной и известной работой Богданова, прославившей его имя, была “Всеобщая организационная наука (тектология)”. В ней всякая человеческая деятельность рассматривалась с организационной точки зрения, которая представлялась “универсальной” и единственно правильной. Развитие тектологии он ставил в центр всей познавательной деятельности человечества, связывая именно с этой наукой решение коренных проблем человеческого бытия. Принципы тектологии Богданов использовал и при переработке и переиздании своих курсов по политэкономии.



Проблемам развития техники специальную работу посвятил А.А. Бессонов. Актуальность своего исследования автор связывал с тем, что история техники представляет из себя ключ к человеческой истории. Он впервые указал на “крайнюю неразработанность учения о производительных силах”. Специальное изучение исторического процесса развития техники, производительных сил в целом позволило Бессонову уже в середине 20-х гг. предсказать грядущую остроту экологических проблем, ставшую печальной реальностью наших дней.

В противоположность Бессонову И.И. Рубин не включал технику в предмет политэкономии, а отождествлял производительные силы с техникой производства. Такое отождествление было весьма распространено в советской экономической науке 20-х гг.

В 1920-1921 гг. А.Чаяновым и А.Вайнштейном была разработана система материального (натурально-вещественного) учета. По мнению этих экономистов, социализм должен представлять собой грандиозное натуральное хозяйство, устроенное и работающее как одно предприятие. Рынок в нем заменен натурализованным распределением, производство подчинено одному государственному плану, а вместо присущих товарному хозяйств цен, рентабельности и других денежных величин используется система разнообразных натуральных показателей и норм, выражающих технологические связи. Правда, на пути практического применения подобной системы А. Чаянов видении ряд затруднений, связанных со сложностью выбора подходящих единиц учета, невозможностью вычисления какого-либо сальдо ввиду их разнородности, что определяло условный характер этих единиц. В другом проекте централизованного натурального хозяйства (Л. Крицман) предлагалось использовать нормативный подход в учете и планировании не только производства, но и потребления.



Подобные представления о будущей социалистической экономике встретили поддержки большинства экономистов. С критикой системы исключительно натурального учета выступили В. Железнов, 3. Каценеленбаум, А. Соколов, С. Струмилин, К. Шмелев. Все они подчеркивали, что эта система лишает производство единой меры затрат и результатов труда, делает невозможным правильное, наиболее эффективное распределение производительных сил между разными потребностями, ведет к подавлению свободы потребительского выбора.

Официальное осуждение в 1931 г. курса на ускоренную натурализацию экономики, сопровождавшееся определенным оживлением товарно-денежных отношений, изменило ситуацию в экономической теории. Взгляд на товарно-денежные отношения как иррациональную и чуждую социализму форму перестал быть господствующим и вскоре исчез на советской экономической литературы.

Те немногие экономисты, которые еще разделяли данное мнение (Н. Вознесенский и др.) , воздерживались от вывода о необходимости ускоренного свертывания товарно-денежных отношений. Однако критика формальной трактовки товарно-денежных отношений в советской литературе носила весьма ограниченный характер. Действие закона стоимости в советской экономике отрицалось. Сами товарные отношения рассматривались преимущественнокак метод управления народным хозяйством, а не как производственные отношения. Признание в 1934г. необходимости торговли и денег при социализме не изменило это представление.

Важным методологическим вопросом в 20-х гг. считалось изучение хозяйственной конъюнктуры и закономерностей роста советского, хозяйства. Разумеется, авторы подобных разработок сознавали невозможность строить планы на базе элементарной экстраполяции. Речь шла об ином - о наличии в хозяйственной системе некоторых устойчивых тенденций, типичных для данного этапа, которые надо учитывать в планировании. Предметом специального изучения стали тогда закономерности восстановительного процесса и перехода от него к коренной реконструкции народного хозяйства. Соответствующие выводы использовались при построении контрольных цифр на 1925/26 г. и ряд последующих лет, в первоначальных проектах первой пятилетки. Процесс хозяйственного восстановления был описан В.А. Базаровым в виде “затухающей кривой”, означавшей замедление темпов роста по мере преодоления разрухи и вовлечения а производство замороженных ранее ресурсов. А статистический анализ руководителя Конъюнктурного Совета Госплана В.Г. Громана позволил выявить некоторые устойчивые соотношения темпов восстановления отдельных отраслей и тенденции изменения стоимостных пропорций.

Коренной перелом хозяйственно-политических принципов функционирования советского общества на рубеже 20-30-х гг. и утверждение административно-командной системы создали качественно иную ситуацию не только для хозяйственной тактики, но и для развития науки. Исследования многих перспективных проблем (среди которых межотраслевой баланс, экономико-математическое моделирование, объективные закономерности хозяйственного роста, оптимизация плановых решений и т. д.) были резко ограничены или прекращены, а многие экономисты - репрессированы. Все это имело серьезные негативные последствия для самой культуры экономического анализа.

Период 1920-х гг. не случайно именуют "золотым веком" экономической мысли в СССР.

Господство ортодоксального марксизма, представленного столь громкими именами, как Н.И. Бухарин, Г.М. Кржижановский, Е.А. Преображенский, Г.Я. Сокольников, тогда еще не исключало развития альтернативных течений. В науке много и плодотворно трудились экономисты, считавшие себя марксистами, но не входившие в коммунистическую партию, В.А. Базаров, А.А. Богданов. Существовали направления немарксистской мысли, чьи представители (Н.Д. Кондратьев, Л.Н. Литошенко, Л.Н. Юровский и др.) добивались выдающихся результатов в развитии как экономической теории, так и новой хозяйственной практики.

К числу последних направлений относится и так называемая организационно- производственная школа (Н. П. Макаров, А. Н. Минин, А. А. Рыбников, А.В. Чаянов, А.Н.Челинцев и др.) . Школа возникла еще в дореволюционный период в связи с быстрым ростом крестьянских кооперативов, но пик ее практической и творческой деятельности приходится на период НЭПа.

Главным предметом теоретических исследований А.В. Чаянова является семейно-трудовое крестьянское хозяйство в его взаимоотношениях с окружающей экономической средой. Такое хозяйство нацелено в первую очередь на удовлетворение потребностей самих членов семьи. Чаянов рассматривает его как главным образом натуральное хозяйство, втягивающееся в процесс рыночного обмена с целью продажи излишков и лучшего удовлетворения собственных нужд. В отличие, скажем, от работ русских марксистов, Чаянов в своих дореволюционных исследованиях интересовался не процессом образования российского рынка и капитализма в их влиянии на хозяйство крестьянина, а самим этим хозяйством во взаимодействии его натурально-потребительских и (в меньшей степени) товарно-рыночных черт.

Методология Чаянова отличалась в этом пункте известной статичностью, так как его внимание привлекало не ñòîëüêî развитие социальных отношений русской деревни (социальная дифференциация крестьянства, выделение в нем различных слоев, влияние капиталистических банков и промышленности на положение крестьян) , сколько состояние семейного хозяйства на данный момент времени. Подобная методология изначально исходила из того, что факторы социальной и хозяйственной устойчивости семейного трудового хозяйства логически и практически преобладают над факторами ее дифференциации.

Д. В. Чаянов признавал, что подобный подход применим лишь при слабом проникновении капитализма в сельское хозяйство. Он не скрывал ограниченности предложенного им метода в условиях Западной Европы, однако полагал, что этот метод имеет не только российское, но и определенное интернациональное значение, так как мажет оказаться полезным при изучении аграрного строя а странах Востока (Китай, Индия) и вообще в странах со слабым развитием рыночных отношений.

Путь к кардинальному повышению эффективности аграрного сектора Чаянов усматривал в массовом распространении кооперации, при которой от семейно-трудового хозяйства постепенно отпочковывались бы и переходили в ведение крупных кооперативных товариществ операции по переработке, хранению, сбыту крестьянской продукции, закупке и обслуживанию техники, заготовке, минеральных удобрений, семян, племенная, селекционная работа, кредитное дело, словом, все те операции, где крупное хозяйство имеет явный перевес над мелким. По мнению ученого, это помогло бы сочетать преимущества самостоятельного хозяйства отдельной семьи с теми плюсами, которые несет с собой обобществленное производство и обмен.

Н. Д. Кондратьев бып, как известно, универсальным исследователем. Однако, проживая в стране, где подавляющее большинство населения составляли крестьяне, он, как и многие российские экономисты, рано стал интересоваться именно аграрной проблематикой. Уже первые значительные работы Кондратьева “Развитие хозяйства Кинешемского земства Костромской губернии” (1915), “Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции” (1922) посвящены аграрному сектору российской экономики.

Большая часть десятилетия 1920-х гг. была заполнена также напряженной работой Н.Д. Кондратьева по разработке теории народнохоэяйственных планов. Ученый не раз подчеркивал, что в послереволюционных условиях государство, используя национализированную собственность (на землю, преобладающую часть промышленности, транспорта, кредитной системы и значительную часть торговли), способно оказывать значительно более сильное воздействие не только на общественный, но и на частный сектор, народное хозяйство в целом. Главным методом такого воздействия Н. Д. Кондратьев считал планирование.

Мировой экономической науке Н. Д. Кондратьев известен, прежде всего,какавтор теории больших циклов хозяйственной конъюнктуры. В ряде своих работ, среди которых выделяются монография “Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны” (1922) и доклад “Большие циклы экономической конъюнктуры” (1925), ученый развивал идею множественности циклов, выделяя различные модели циклических колебаний: сезонные (продолжительность меньше года), короткие (продолжительность 3-3,5 года), торгово-промышпенные (средние) циклы (7-11 лет) и, наконец, большие циклы, длящиеся 48-55 лет.

Концепция больших циклов Н. Д. Кондратьева распадалась на три основные части: 1) эмпирическое доказательство существования “большой модели цикла”, 2) некоторые эмпирически установленные закономерности, сопровождающие длительные колебания конъюнктуры, 3) попытка их теоретического объяснения, или собственно теория больших циклов конъюнктуры.

рекомендуемая ЛИТЕРАТУРА:

1. Лойберг М.Я. История экономики. - М.: Инфра-М, 1997.

2. Бор М.З. История мировой экономики. - М.: Дело и сервис, 1998.

3. Экономическая история зарубежных стран / Под ред. В.И.Голубовича. - Минск, Экоперспектива, 1996.

4. Экономическая история России. - М.: Юристинформ, 1998.

5. Современная экономика / Под ред. О.Ю.Мамедова. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

6. Экономика зарубежных стран/ Под ред.В.П.Колесова. - М.: Высшая школа, 1990.

7. Хасбулатов Р.И. Мировая экономика. - М.: ИНСАН,1994.

8. В.Т.Чунтулов. Экономическая история СССР. - М.: Высшая школа, 1987.

9. Россия в мировой экономике. - М.: , 1999

10.Хейбронер Р., Турроу Л. Экономика для всех. - Новосибирск: Экор, 1994.






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...





© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.008 с.