Тема1. Сущность и специфика философско-методологических проблем биологии. — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Тема1. Сущность и специфика философско-методологических проблем биологии.



Философские проблемы биологии

Тема 3. ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ ОРГАНИЧЕСКОГО МИРА

Одна из основных особенностей познания биологических объектов заключается в изучении их предшествующей истории, без которой невозможно глубоко понять сущность жизни как специфической формы движения материи. Созданная на основе исторического метода, эволюционная теория, в задачу которой входит изучение факторов, движущих сил и закономерностей органической эволюции, по праву занимает центральное место в системе наук о живом. Она представляет собой наиболее обобщающую биологическую дисциплину. Практически нет отраслей биологии, для которых эволюционная теория не давала бы методологических принципов исследования.

Эволюционная теория возникла не сразу, а прошла длительный путь от научной идеи до научной теории. Проникновение идеи развития в биологию происходило в обостренной борьбе с теологическими и креационистскими представлениями. Формирование же самой эволюционной теории и ее утверждение в биологии было связано с преодолением различного рода механистических и идеалистических учений (неоламаркизма, неокатастрофизма, телеологизма, номогенеза и др.).

 

Философские проблемы биологии

Тема1. Сущность и специфика философско-методологических проблем биологии.

 

Первое, с чем сталкивается биологическое познание, — это не­обычайное разнообразие и удивительная сложность внешнего и внутреннего строения живых форм. Вместе с тем живые организ­мы, населяющие нашу планету, не представляют собой хаотиче­скую, неорганизованную систему, в которой нет каких-то опреде­ленных, закономерных связей и взаимозависимостей между от­дельными составляющими ее компонентами и их группами. Как известно, живые существа группируются (в соответствии с особенностями своего внутренне­го и внешнего строения, а также по ряду других признаков) в це­лый ряд систематических единиц, имеющих общее происхождение. Кроме того, все без исключения организмы обладают рядом спе­цифических, признаков, отличающих их от других, неживых есте­ственных образований. И это не только внешние, морфологиче­ские признаки, но и то, что характеризует жизнь как таковую, независимо от конкретных форм ее проявления, и что выражается в особом типе структурной организованности строения и функций живой материи, начиная с ее атомно-молекулярного и клеточного уровня и кончая популяцией и биосферой в целом.



Специфика жизненных процессов связана с особым типом их субстрата — чрезвычайно сложными органическими соединениями: белками и нуклеиновыми кислотами. Она обусловливается также тем, что объект биологического познания представляет собой от­крытые, органически целостные системы, в которых наблюдаются сложные взаимодействия взаимозависимости отдельных струк­турных и функциональных компонентов, определяющих автоном­ный и самопроизвольный характер морфогенетических процессов живых систем, их способность к самоорганизации. Это обеспечи­вает самосохранение живых систем, их приспособленность к внеш­ней среде, осуществляющуюся через обменные процессы, в ходе которых происходит сложный синтез и распад поступающих в ор­ганизм веществ, имеет место множество различных химических, тепловых, электрических, механических и других явлений (напри­мер, превращение химической энергии сложных органических соединений в тепловую, механическую и т. п.). Эта специфическая черта объекта биологического познания имеет множество различ­ных проявлений как в морфологическом, структурном, так и в фи­зиологическом, функциональном отношении.

Приспособленность (разумеется, всегда относительная) явля­ется результатом более общих особенностей живых систем — пре­жде всего их способности к инвариантному воспроизводству, т. е. к передаче без изменений от поколения к поколению информации, соответствующей их первичной структуре. Это обеспечивается универсальностью генетического кода, спецификой его молекуляр­ной структуры, связанной с особенностями строения ДНК и ее взаимодействия с РНК и белком, в ходе которого осуществляется молекулярный синтез и, в конечном счете, самовоспроизведение клетки и живой системы в целом.

Способность к наследственному самовоспроизведению, высту­пающая как вид самоподдержания живых систем, обеспечивает не просто сохранение индивидуальных живых систем, но и истори­ческую длительность жизни как таковой. Жизнь сохраняется в теоретически бесконечном временном интервале за счет ее посто­янного воспроизводства путем размножения индивидуальных жи­вых систем. Таким образом, обеспечивается органическая связь между индивидуальными системами, создается необходимая пред­посылка для жизни как исторического процесса. Прогрессирующие изменения живых систем, перестройка их наследственной приро­ды осуществляются под влиянием целого комплекса внутренних и внешних факторов, специфическое действие которых весьма не­однозначно. Эта неоднозначность, известная статистичность на­следственных изменений (и вообще биологических процессов) су­ществует в диалектической связи с их приспособительной направ­ленностью, которая реализуется, однако, лишь в качестве интегрального итога целой серии различных (по своему качеству и соответственно приспособительному эффекту) мутаций и моди­фикаций. Как для индивидуальной живой системы, так и для вида и популяции специфически органическая детерминация, в ходе которой необходимый приспособительный эффект оказывается интегральным результатом и формой проявления множества отдельных неоднозначных, объективно случайных генетических процессов, является общим законом.



Научное познание, может быть методологически правильно ори­ентированным, а соответственно теоретически и практически эф­фективным лишь тогда, когда оно учитывает эту сложную органи­ческую детерминированность процессов, совершающихся в живых системах, если оно вообще в расчленении и синтетическом рассмотрении биологического объекта исходит из понимания его спе­цифических характеристик и постоянно движется лишь в этих гносеологически необходимых параметрах.

Для научного познания специфических свойств живых систем (естественно, здесь отмечены только некоторые из них) требуются весьма разнообразные подходы и методы, которые в совокупности определяют научную стратегию биологического познания. Объект биологии расчленяется, и отдельные его стороны, свойства «становятся самостоятельным предметом специальных научных дисциплин с особыми методами исследования. Тем самым общая проблема биологического познания конкретизируется, специали­зируется.

Современная биологическая наука представляет собой сложный комплекс специальных дисциплин, границы между которыми хотя и бывают зачастую весьма подвижными, условными, однако они «существуют и все более умножаются. Основой, принципом разде­ления, дифференциации науки о жизни является, как уже было сказано, определенное членение объекта исследования. Оно имеет разные формы и может обусловливаться различными мотивами. Наиболее общим и исторически исходным принципом разделения биологической науки является, как известно, естественная расчле­ненность объекта познания, которая обнаруживается уже с помощью простого наблюдения, группировка живых систем по клас­сификационным признакам. Соответственно вычленяются специ­альные дисциплины, изучающие животных, растения, микроорганизмы и т. п.

Другой план «рассечения» науки о жизни осуществляется уже не на основе выделения естественных групп живых организмов, а в зависимости от искусственного расчленения определенных сто­рон объекта изучения — структуры и функций, строения живых систем и особенностей их жизнедеятельности, уровней организации и т. п. Морфология, например, изучает их макроскопическую имикроскопическую структуру, физиология - функции, цитоло­гия - строение, химический состав и функции клеток, гистоло­гия - ткани, генетика - процессы наследственности и ее изменчи­вости, экология — взаимоотношения организмов с окружающей средой и т. д. и т. п. Этот комплекс биологических дисциплин имеет и еще более специальные подразделения, перекрещиваясь с принципом разделения наук по группам живых организмов, например морфология животных и растений, морфология позвоночных животных, физиология животных и растений, физиология высшей нервной деятельности и т. д.

Характерной особенностью предшествующих типов деления: биологической науки (если взять их в некоторой исторически по­следовательной взаимосвязи) является то, что первоначальная классификационная группировка специальных дисциплин, завися­щая от естественного членения объекта, начинает все более усту­пать место искусственной, в основе которой лежат некоторые как бы привнесенные в живую природу человеком, принципы, опреде­ляемые задачами познания.

Гносеологически это связано с тем, что на первый план все более ощутимо здесь выдвигаются методы исследования, которые и начинают в наибольшей степени опреде­лять саму основу дифференциации биологической науки (в част­ности, в ее новых, развивающихся направлениях), переплетаясь в то же время с традиционными принципами этой дифференциа­ции. Само собой ясно, что методы исследования и в этом случае выступают не изолированно от содержания науки и специфики биологического объекта, а потому известная искусственность такой классификации является весьма относительной и не имеет ничего общего с субъективизмом. Наиболее четко принцип дифференциа­ции наук в зависимости от методов исследования проявляется, на­пример, в биофизике и биохимии, радиобиологии и т. п. Это отно­сится, однако, не только к тем специальным биологическим дис­циплинам, которые сформировались сравнительно недавно, а неко­торые из них еще продолжают формироваться и в настоящее время. Например, сравнительная морфология, сравнительная фи­зиология и т. п. — науки, имеющие весьма почтенный возраст, но и они возникли на основе преимущественного использования оп­ределенного метода исследования (в частности, сравнительного).

Гносеологической основой исторического процесса дифферен­циации биологической науки является закономерная тенденция познания к расчленению изучаемого объекта, выделению в нем сторон, которые можно было бы в максимальной степени эффек­тивно исследовать с помощью имеющихся методов. Если взять, биологическое познание в целом, то можно сказать, что своеобраз­ная «цель» процесса дифференциации (которая, разумеется, не­ всегда формулируется заранее и тем более в строго осознанной и отчетливой форме) — это осуществляемый в «макроскопическом» виде анализ живой природы. Аналитическая деятельность познаю­щего мышления в сфере жизни, получающая адекватное выраже­ние в расчленении задач исследования, связана со своеобразной «разборкой» целостного объекта, выполняемой с помощью отдель­ных (частных и специальных) методов, которые, с одной стороны, оказываются причиной процесса дифференциации, его основой, а с другой — сами формируются в ходе этого процесса и тем самым ускоряют его.

Таким образом, характерная для современного биологического знания внутренняя расчлененность, дифференциация специальных дисциплин исторически сложились под влиянием двух взаи­модействующих факторов: специфики объекта и его познания. Каждый организм, как и живая природа в целом, представляет собой сложную систему, познание которой не может осущест­вляться лишь в каком-либо отдельном направлении и с помощью какого-либо одного метода исследования. Специфические свойства живых систем: своеобразие внешнего и внутреннего строения (структуры), молекулярные механизмы инвариантного воспроиз­водства, морфофизиологическая целостность и внутренняя расчле­ненность органов и функций, процессы саморегуляции живых систем и их связь с внешней средой, свойство наследственности и ее изменчивости, исторический характер природы организмов, осо­бенности онто - и филогенетических изменений и т. д. - требуют для своего познания особых подходов и методов исследования, не­сравненно более сложных и разнообразных, чем в какой-либо дру­гой области естествознания. Однако отдельные биологические дисциплины, изучающие раз­ные стороны объекта науки о жизни, не могут дать исчерпываю­щей, полной картины этого объекта, они не позволяют воспроиз­вести его в целостном виде. Необходимы обобщающие исследо­вания, которые, естественно, опирались бы, шли рука об руку с исследованиями, осуществляемыми в рамках отдельных специаль­ных биологических дисциплин. Такое обобщение достигается, как известно, в общебиологических исследованиях, имеющих своей задачей синтетическое изучение целостных живых систем, нахож­дение объективных законов, единых для живой природы в целом и конкретно проявляющихся в специфических формах жизнедея­тельности организмов. Это направление исследований получило свое наиболее впечатляющее выражение в попытках построения общей теории жизни, которая, беря в качестве исходного мате­риала частные обобщения специальных дисциплин, устанавливает систему более широких закономерностей, лежащих в самой основе жизни.

Сформировавшаяся в неопозитивизме трактовка предмета науки как неизменного, объективного образования, не­зависимого от теоретических установок и волевых параметров субъекта познания длительное время была господствующей в философии науки. Ис­ходя из этого, история представала как односторонне кумулятивный про­цесс накопления данных о предметной реальности. Такая позиция критико­валась как несоответствующая реальным закономерностям развития науч­ного знания.

Альтернативная позиция вытекала из представления о том, что при складывании новой парадигмы происходит изменение предмета науки. И поскольку новая парадигма определяется в первую очередь не внутринаучными факторами, получается, что понимание предмета науки задается не предметной реальностью, объективной по своему характеру, а теми крите­риями, которые вырабатываются научным сообществом.

Ныне задача не сводится к обоснованию истинности какой-либо по­зиции или примирению трактовок предмета науки, делающих акцент на ког­нитивные или социокультурные факторы.

Применительно к сфере биологических наук эта проблеме особенно остро встает в последние годы. Биологическая реальность включает не только объективно существующий мир живого, она тесно связана с актив­ностью субъекта, деятельность которого зависит и от социокультурного влияния. Это положение определяет тот способ рассмотрения, что исполь­зован в данной работе, — историческое понимание предмета биологии, анализ изменений в его содержании, произошедших в ходе исторического обсуждения предмета биологии и природы биологической реальности.

На ранних этапах развития биологии внимание исследователей со­средотачивалось вокруг организма, следовательно, и предмет биологии может быть описан как замкнутый на организменном уровне. Дальнейшее расширение предмета произошло за счет включения представлений о виде и популяции, понятых не как абстрактные именования суммативных обра­зований, а как целостные биологические объекты, имеющие собственные закономерности строения, функционирования и развития. Далее в предмет биологии включились все более сложные образования — биоценозы, экоси­стемы, биосфера как целостность. Кроме того, процесс расширения предмета происходит за счет углубления представлений о внутренней структуре живого. Анализ с привлечением методов и результатов точных наук привел к становлению комплекса междисциплинарных наук биофизики, биохимии и т.д. Так, изменение пределов реальности живого привело к изменению предмета биологического знания, который в настоящее время включает все уровни организации жизни. Формирование научных дисциплин при изуче­нии каждого уровня организации определялось не только внутренними фак­торами развития биологического знания, но и функционированием биоло­гии как звена в целостной системе «наука—общество». Некоторые биологи­ческие дисциплины включались в предмет биологии под влиянием социаль­ных потребностей, а, не исходя из собственно научной разработанности проблемы, таков был путь селекции, паразитологии, растениеводства и т.д.

Следует указать на обращение науки к человеку как фактор расшире­ния предмета биологии. Происходит это за счет углубления знаний о роли природных факторов в жизнедеятельности человека и человечества.

Таким образом, парадигмальное изменение предмета биологии отра­жает сложные взаимосвязи научных и социокультурных факторов развития науки в определенный исторический период ее существования.

Не претендуя на всеобщность охвата, выде­лим те познава­тельные модели, которые реализовались в ходе познания человеком мира живого:

Организменная — мир как организм. Эта модель раскрывает строение бытия, космоса, природы по аналогии с устройством живого организма. Возникла в античности и неоднократно воспроизводилась в различных формах в истории культуры.

Семиотическая — мир как текст. Будучи базовой моделью средневекового способа мысли, данная модель подразумевала прочтение, расшифровку, переинтерпретацию смыслов.

Механическая — мир как машина. Такое понимание восходит к новоевропейской традиции, требует познания природы как комплекса взаимодействующих частей механизма, с приоритетом вычислимости и однозначности.

Статистическая — мир как статистическое равновесие, совокупность балансов. Восходит к XIX в.

Организационная — мир как структурная целостность. Ориентирует на поиск всеобщих законов организации универсума. Сложилась в организмических движениях биологов 20-х гг. XX в.

Эволюционная — мир как развивающаяся по внутренним законам целокупность. Стала парадигмой естествознания после работ Ж.-Б.Ламарка и Ч.Дарвина; в XX в. приобрела статус эволюционистского способа мысли, выйдя за пределы биологии.

Системная — мир как сложнейшая дифференцированность, которая с необходимостью должна быть отражена на пути целостного подхода к миру в современной науке.

Самоорганизационная — мир как нелинейный, неустойчивый, неравновесный процесс, связанный с возникновением точек бифуркации, когда появляется спектр возможных направлений для изменения систем. Нацеливает на видение спонтанного возникновения самоорганизации из хаоса в диссипативных структурах.

Такие познавательные модели, как эволюционная, организменная, организационная, системная, и связанные с ними представления о целост­ности, организованности, развитии и системности во многом шли в науку и культуру именно из биологии.

На рубеже XX и XXI вв. формируются такие новые модели, как диатропическая — рассмотрение мира как реализации разнообразия, законы которого носят универсальный характер, не зависящий прямо от матери­альной структуры объектов, составляющих то или иное множество; и коэволюционная - разделяет ряд идей, присущих организационной, систем­ной, самоорганизационной, диатропической моделям; рассматривает про­цесс развития как совместное сопряженное развитие систем с взаимными селективными требованиями.

Анализ стратегий отношения человеческого общества к научному по­знанию мира живого становится особенно актуальным в нынешних услови­ях, когда перед человеческой цивилизацией остро поставлен вопрос о вы­живании человечества и сохранении жизни на Земле в целом. Ответ на него возможен лишь на пути радикального переосмысления доминировавших ранее ценностей и регулятивов человеческого познания и деятельности, т.е. на пути формирования новой парадигмы культуры. Эта задача требует нового обращения к философии природы.

 

 






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.01 с.