Глава 1. Как выглядит ваша семья? — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Глава 1. Как выглядит ваша семья?



Хорошо ли вам живется сейчас в вашей семье? В тех семьях, с которыми мне приходилось работать, этот вопрос практически никогда не поднимался. Живя вместе, люди полагают само собой разумеющимся, что все довольны. Если в семье нет явного кон­фликта, принято считать, что все удовлетворены сложившейся ситуацией. Я думаю, что многие из членов семьи даже не осмели­ваются задать себе этот вопрос. Они мирятся с жизнью, которая кажется им более или менее удачной, и не предполагают, что семейную ситуацию можно вообще как-то изменить.

Чувствуете ли вы, что живете с друзьями, с людьми, которые вам нравятся, которых вы уважаете, с людьми, которые уважают и любят вас? Этот вопрос обычно вызывает недоумение: «Хм... Я никогда не задумывался над этим, это ведь моя собственная семья» — как будто члены семьи чем-то отличаются от всех остальных людей!

А быть членом вашей семьи — это интересно и приятно? Дей­ствительно, существует много семей, члены которых считают, что жизнь в их доме приятнее и интереснее, чем где-либо еще. Но мно­гие люди долгие годы, день за днем живут в семьях, которые им неприятны. Такие люди воспринимают свою семью как поле боя или непосильное, тяжелое бремя.

Если вы ответите «Да» на все три вопроса, то я уверена, что вашу семью можно назвать зрелой и гармоничной. Если вы отве­тили «Нет» или «Не всегда», вы скорее всего живете в семье, в которой есть определенные трудности и проблемы. Это не озна­чает, что ваша семья плохая. Это говорит лишь о том, что члены вашей семьи не очень счастливы и не научились по-настоящему любить и ценить друг друга.

Познакомившись с сотнями семей, я поняла, что существует как бы два типа семей: зрелая семья и проблемная. Каждая зрелая семья живет своей особой и неповторимой жизнью, хотя можно найти много общего в том, как строятся отношения в таких семь­ях. Проблемные семьи, независимо от характера проблем, также имеют много общего в своей жизни. Поэтому мне хочется предло­жить вам некое обобщенное описание каждого из этих двух типов семей. Конечно, эти обобщения не могут отразить все конкретные черты жизни каждой семьи, однако не исключено, что в каком-то из описаний вы более или менее точно увидите нечто, что на­помнит вам вашу собственную семейную жизнь. Атмосферу проблемной семьи чувствуешь очень быстро. Как только я попадаю в такую семью, я сразу начинаю испытывать осо­бое неудобство и дискомфорт. Иногда я ощущаю холод, как будто все оказались на морозе: члены семьи чрезвычайно вежливы друг с другом, и каждому очень тоскливо. Иногда я чувствую себя так, словно балансирую на крутой вершине и никак не могу занять устойчивое положение. Или это может быть ощущение тяжести и напряжения, какое бывает перед грозой, когда дождь и гром могут разразиться в любую минуту. Иногда семейная атмосфера полна скрытности, как будто вы находитесь в штабе шпионского главно­командующего. Порой мне становится очень грустно без видимых причин. Я понимаю, что это происходит оттого, что все источники жизни перекрыты.



Когда я попадаю в одну из перечисленных ситуаций, мой орга­низм мгновенно дает особую реакцию. Меня начинает подташни­вать, плечи опускаются, в спине возникает ощущение скованно­сти, появляется головная боль. Интересно, думаю я, неужели члены этой семьи каждый день чувствуют то же, что я сейчас испытываю. Позже, когда мы знакомимся ближе и люди начинают рассказывать о себе и о своей семье, о своих чувствах и пережива­ниях, я убеждаюсь, что это действительно так. Каждый день они испытывают то же, что я почувствовала при первом знакомстве с их семьей. Вновь и вновь переживая эти ощущения при работе с различными проблемными семьями, я поняла, почему так часто болеют люди, у которых не складывается семейная жизнь. Их организм просто очень по-человечески реагирует на бесчеловеч­ную атмосферу, в которой они живут.

Может быть, вам покажутся странными и удивительными реакции, которые я описала. Хочу отметить, что соматическая реакция каждого человека на окружающих людей крайне индиви­дуальна и, кроме того, она не всегда осознается. Большинство из нас с возрастом научаются не замечать этих ощущений, а некото­рые люди настолько хорошо отключаются, что совсем перестают осознавать реакции своего организма, не могут установить связь своих ощущений с различными внешними событиями, не могут понять их причину и источники. Годы спустя у таких людей может обнаружиться какая-то соматическая болезнь, однако они не могут понять, по каким причинам эта болезнь возникла. Как психотера­певт, я должна была научиться фиксировать в себе эти ощущения и обнаруживать подобные реакции организма своих клиентов. Соматические сигналы помогают мне разобраться во всем, что происходит. Надеюсь, что эта книга поможет и вам научиться рас­познавать такие важные знаки, которые подает нам организм. Первый шаг на пути к изменению — это понимание того, что происходит на самом деле.



В проблемных семьях лица и тела людей говорят об их страда­ниях. Их тела скованны и напряженны или неуклюже сутулятся. Их лица кажутся мрачными, угрюмыми или печальными или могут ничего не выражать, словно маски. Глаза смотрят в пол, они не видят других людей. Кажется, что они не только не видят, но и не слышат. Голоса их звучат резко и скрипуче или почти не слыш­ны.

Трудно заметить хоть какие-то проявления дружеского распо­ложения между членами этих семей, где никто никогда не улыб­нется. Кажется, что эти люди живут друг с другом исключительно по обязанности. Иногда мне удавалось подметить проблески света от одного из членов семьи, но все попытки разрядить обстановку натыкались на глухое сопротивление. Юмор в таких семьях чаще превращается в иронию, сарказм или даже насмешку. Взрослые настолько заняты, ибо без конца диктуют детям и друг другу, что должно и не должно делать, что у них просто не остается возмож­ности для радостного общения. Нередко члены проблемных семей искренне поражаются тому, что можно наслаждаться обществом друг друга.

Встречаясь с неблагополучными семьями, я всякий раз спра­шиваю себя: как же этим людям удается выжить в подобной атмо­сфере? Я обнаружила, что в некоторых семьях люди просто избе­гают друг друга: они настолько погружаются в свою работу или в какие-то дела вне дома, что все реже и реже общаются со своими близкими. Это же очень просто — жить с кем-то под одной крышей и не видеться целыми днями.

Мне очень нелегко работать с такими семьями. Я вижу безна­дежность, беспомощность, одиночество. Я чувствую браваду в попытках скрыть от себя и других истинное положение дел, брава­ду, которая может со временем погубить человека. В некоторых семьях люди цепляются за малейшую надежду, они могут вопить, придираться друг к другу, изводить своих ближних. В других — люди махнули рукой и годами несут свой крест, страдая или при­нося страдание своим родным. Я бы никогда не взялась за работу с такими семьями, если бы не была убеждена в том, что они могут измениться, и многие из них действительно меняются. Семья может стать тем местом, где каждый найдет любовь, понимание и поддержку, даже если жизнь за пределами дома складывается не очень удачно. В семье можно отдохнуть и набраться сил, чтобы чувствовать себя увереннее в окружающем мире. Но для миллио­нов неблагополучных семей все это больше похоже на сказку.

В нашем урбанизированном и индустриальном мире социаль­ные институты должны быть экономичными, практичными, эффективными, однако по большей части они бесчеловечны. Почти каждый испытывает на себе определенное давление от взаимодействия с негуманными социальными институтами; мы чувствуем унижение или неравенство, ограничения или отверже­ние. Для людей, живущих в проблемных семьях, которые нахо­дятся в бесчеловечных условиях в собственном доме, эти трудно­сти особенно тяжелы.

Никто не хочет подобной жизни, и люди живут так только пото­му, что не знают, как все это можно изменить.

А теперь на пять минут прервите чтение и подумайте о тех семьях, которые вы хорошо знаете... Может быть, они напомнят вам описанные проблемные семьи? Были ли в семье, в которой вы выросли, какие-то признаки проблемности: холод и бездушие, сверхкорректность и таинственность, хаос и неразбериха? Какова семья, в которой вы живете? Обнаружили ли вы в вашей семье какие-то проблемы, которых раньше не замечали?

В зрелых семьях совсем другая атмосфера! Как только я попа­даю туда, я ощущаю естественность, честность и любовь. Я чув­ствую, что моя душа, сердце и разум находятся в полном соответ­ствии друг с другом. Люди, окружающие меня, выражают свою любовь и уважение друг к другу.

Я чувствую, что, если бы я жила в такой семье, меня бы всегда выслушали, а я с интересом выслушала бы других, со мной бы стали считаться, и я считалась бы с другими, я могла бы открыто проявлять свою радость и боль, а рассказывая о неудаче, не боялась, что меня поднимут на смех, так как все в моей семье понимают, что вместе с риском, с попытками попробовать что-нибудь новое в жизни, обязательно будут и ошибки, которые озна­чают, что я расту и развиваюсь. Я бы чувствовала себя полноцен­ным человеком: любимым, высоко ценимым, нужным в окруже­нии людей, которые ждут от меня любви, признания и уважения. Мне легко было бы с юмором относиться к жизни, смеяться и шутить, когда это уместно.

В благополучных семьях легко увидеть и услышать проявле­ния особой жизненной силы. Люди, счастливо живущие друг с дру­гом, даже выглядят по-особому. Их движения свободны и грациоз­ны, выражение лица умиротворенное. Люди смотрят друг на дру­га, а не сквозь друг друга или в пол; они искренни и естественны в отношениях друг с другом. Дети, даже младенцы, в таких семьях выглядят непосредственными и дружелюбными, а все другие члены семьи относятся к ним с уважением, как к полноценным личностям.

Дом, в котором живет такая семья, наполнен светом и яркими красками. Это действительно место для жизни людей, предназна­ченное для радости и удовольствия.

Когда в семье спокойствие, это мирное спокойствие, а не тре­вожное молчание или молчание от страха, это и не предостерега­ющее молчание. Когда в доме буря — это знак какой-то очень важ­ной, значительной активности, а не попытка перекричать всех остальных. Каждый член семьи уверен в том, что дома он может быть услышанным. Если же сейчас в семье почему-либо не до него, он прекрасно понимает, что дело именно в недостатке време­ни, а не в недостатке любви.

Люди в таких семьях с удовольствием прикасаются друг к дру­гу, открыто выражая при этом свои чувства, совершенно незави­симо от возраста. Доказательства любви и заботы не ограничива­ются только вынесением мусора, приготовлением еды или зара­ботком. Люди проявляют свою любовь, открыто беседуя друг с дру­гом и очень внимательно слушая, они могут быть прямыми, открытыми и честными, могут быть такими, какие они есть, и насла­ждаться тем, что могут быть вместе.

Члены зрелой семьи чувствуют себя настолько свободно друг с другом, что не стесняются говорить о своих чувствах. Все, что они чувствуют, может быть высказано — разочарование, страх, боль, гнев, критика, равно как шутка и похвала. Если случается так, что у отца по каким-то причинам плохое настроение, сын может откровенно сказать: «Эй, отец, ты сегодня не в духе». Он не боится, что в ответ услышит крик: «Кто тебе позволил говорить с отцом в таком тоне!» Вместо этого отец дружелюбно скажет: «Да, я чув­ствую, что сегодня не в форме, у меня был адски трудный день». На это его сын может ответить: «Хорошо, что ты сказал мне об этом, отец. А то я думал, что ты за что-то сердит на меня».

Зрелая семья способна к продуктивному и согласованному планированию своей жизни, однако, если что-то в плане нарушается, она может спокойно принять и оценить эти изменения. Члены зрелой семьи способны без паники реагировать на различные жиз­ненные ситуации. Например, представим себе, что ребенок разбил чашку. В проблемной семье этот эпизод может окончиться получа­совой лекцией, шлепками, ребенок в слезах будет препровожден в свою комнату. В зрелой семье вероятнее всего кто-то из родителей заметит: «Джонни, ты разбил свою чашку. Ты не порезался? Сам все уберешь, возьми веник и тряпку, вытри лужу и собери осколки. А я дам тебе стакан». Если потом кто-то из родителей заметит, что ребенок небрежно или неправильно держит чашку, он может сказать: «Я думаю, чашка разбилась потому, что ты не держал ее двумя руками». Таким образом, этот инцидент будет использован как возможность обучения ребенка, что повысит его самооценку, а не обернется наказанием, которое поставит самоценность ребенка под вопрос. В зрелой семье хорошо видно, что человеческая жизнь и чувства людей — это самое важное, гораздо важнее, чем что-либо еще.

Родители ощущают себя лидерами-вдохновителями, а не авто­ритарными руководителями. Свою задачу они видят в том, чтобы научить детей оставаться людьми в любой жизненной ситуации. Они готовы сообщать своим детям негативные оценки так же, как и позитивные, они готовы огорчаться, гневаться, расстраиваться так же, как веселиться и радоваться... Их поведение не расходится со словами.

В проблемных семьях все происходит наоборот: родители призывают детей не обижать и не огорчать друг друга, а сами шле­пают или бьют их за то, что они не сказали «пожалуйста» или не­вежливо ответили на замечание.

Родители всего лишь люди; они не становятся автоматически воспитателями в тот момент, когда их ребенок появляется на свет. Они усваивают важную истину, что хороший воспитатель умеет выбрать соответствующую ситуацию и время, чтобы поговорить с ребенком тогда, когда тот действительно готов выслушать родителя. Когда ребенок ведет себя неправильно, отец или мать пытаются понять причину такого поведения и проявляют максимум внимания, стараясь свой поддержкой помочь ему. Ребенку стано­вится легче преодолеть свой страх и чувство вины, что значи­тельно укрепляет позицию родителей.

Не так давно я была свидетельницей того, как мастерски и очень человечно справилась с конфликтной ситуацией одна мама из зрелой гармоничной семьи. Когда она увидела, что ее сыновья, пяти и шести лет, дерутся, она спокойно развела их в стороны, взяв каждого за руку, и села так, что слева от нее сидел один маль­чик, а справа — другой. По-прежнему держа их за руки, она попросила каждого рассказать ей, что произошло, и внимательно выслушала обоих по очереди. Задавая вопросы мальчикам, она шаг за шагом восстановила причину конфликта: пятилетний брат взял монетку из кошелька шестилетнего. По мере того как ребята говорили о своих обидах, она помогала им восстановить контакт между собой, вернуть монетку настоящему владельцу и помирить­ся. Ребята получили хороший урок конструктивного решения проблемы.

Родители в зрелых семьях знают, что изначально дети не могут быть плохими. Если ребенок ведет себя плохо, это означает только, что между ним и родителями возникло недопонимание или что самооценка ребенка угрожающе снизилась. Такие родители знают, что научиться чему-либо можно лишь в том случае, если у тебя высокая самооценка и ты чувствуешь, что окружающие также положительно тебя оценивают. Поэтому они никогда не реагируют на поведение своих детей так, чтобы унизить их достоинство. Даже если с помощью наказания или унижения можно изменить что-то в поступках ребенка, это еще не будет истинным результа­том. Настоящих изменений нельзя добиться так быстро и легко.

Когда нужно поправить ребенка, а все дети время от времени нуждаются в этом, зрелые родители спрашивают о том, что проис­ходит, выслушивают их, стараются получше понять и вникнуть в их переживания, принимая во внимание естественное желание ребенка учиться новому и быть хорошими. Все это помогает быть успешными воспитателями. Да и дети учатся на примере взро­слых, повторяя то, что они делают.

Семейная жизнь, пожалуй, самый трудный вид деятельности в мире. Семейные отношения напоминают организацию совместной деятельности двух предприятий, объединивших свои усилия для производства единого продукта. Когда взрослая женщина и взро­слый мужчина вместе воспитывают ребенка от младенчества до зрелости, они сталкиваются со всеми проблемами, которые когда-либо знало человечество. Родители из зрелых семей понимают, что проблемы обязательно будут возникать, хотя бы потому, чтосама жизнь будет их ставить, но они будут всякий раз искать твор­ческие решения возникающих проблем. В отличие от них проб­лемные семьи стараются направить всю свою энергию на безна­дежную попытку жить так, чтобы вообще не иметь проблем. Когда же проблемы возникают, а они не могут не возникать, оказывается, что возможности для их решения уже исчерпаны.

Зрелые семьи отличаются от проблемных тем, что родители верят: изменения неизбежны — дети переходят от одной стадии развития к другой, и взрослые никогда не останавливаются в своем развитии и постоянно переходят от одного состояния к дру­гому. Ведь мир вокруг нас постоянно меняется. Взрослые прини­мают изменения как неотъемлемую часть бытия, стараются твор­чески использовать их в своей жизни, чтобы сделать семью более зрелой.

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что такое зрелая семья? Можете ли вы вспомнить моменты, когда ваша собствен­ная семья вела себя так, как это свойственно зрелым людям? Попробуйте вспомнить, как вы себя чувствовали и что ощущали в эти моменты. Часто ли такие моменты возникают в вашей семье?

Некоторые люди, вероятно, посмеются над моими описаниями зрелой семьи или подумают, что невозможно организовать жизнь и отношения в каждой семье таким образом. Мне им хочется ска­зать, что я имела счастливую возможность видеть множество таких семей, и уверяю вас — это на самом деле вполне реально! Душа человека всегда тянется к любви.

Другие мои критики, наверное, заметят, что напряжение и труд ежедневной работы на производстве не оставляют возможно­сти тратить много времени и усилий на отношения в семье. На этот вопрос я отвечу так: хорошо налаженные семейные отноше­ния — это вопрос выживания, вопрос первостепенной жизненной важности.

Неблагополучные семьи порождают неблагополучных людей с низкой самооценкой, что толкает их на преступление, оборачи­вается душевными болезнями, алкоголизмом, наркоманией, нищетой и другими социальными проблемами. Если мы прило­жим все усилия, чтобы семья стала тем местом, где человек может получить настоящее гуманистическое воспитание, мы обеспечим себе более безопасный и человечный мир вокруг. Семья может стать местом формирования истинных людей. Каждый из нас — это открытие, каждый из нас уникален.

Все люди, в чьих руках сила и власть, когда-либо были детьми. Как они используют свои возможности, во многом зависит от того, чему они научились в детстве в своей семье. Если помочь неблаго­получной семье стать зрелой, а зрелой подсказать как быть еще гармоничнее, гуманистический потенциал членов таких семей значительно возрастет и вместе с ними проникнет в правитель­ство, школы, на предприятия и организации, — словом, во все социальные институты, влияющие на качество нашей жизни.

Я убеждена, что каждая проблемная семья может стать зрелой. Большинство причин неблагополучия таких семей кроется в лич­ном опыте каждого члена семьи, опыте, который он приобрел в течение жизни. А поскольку этот опыт есть результат научения, можно научиться жить иначе. Вопрос только в том, как это сде­лать.

Во-первых, вам необходимо признать, что временами ваша семья действительно бывает неблагополучной.

Во-вторых, вы должны простить себе прошлые ошибки и изме­нить свою жизнь, хорошо осознавая, что можно жить по-другому, не так, как это было до сих пор.

В-третьих, надо принять решение о необходимости изменения ситуации.

В-четвертых, сделать первые шаги на пути к этим изменени­ям.

Как только вы отчетливо увидите проблемы вашей семьи, вы поймете, что всё, что вы раньше делали, было лучшим из того, что вы вообще могли тогда делать. Нет смысла начинать новую жизнь с самообвинения или упреков в адрес близких людей.

Однако мне приходилось встречаться и с людьми, у которых постоянно низкая самоценность. Они все время ждут насмешки, обмана, унижения, оскорбления со стороны окружающих людей. В конечном итоге они становятся жертвами. Ожидая угрозы, такие люди, как правило, именно это и получают. Защищая себя, они прячутся за стеной недоверия и погружаются в мучительное состо­яние одиночества и изоляции. Отделяясь от остальных людей, они становятся апатичными, вялыми, равнодушными как к самим себе, так и ко всему, что их окружает. Таким людям очень трудно видеть, слышать, понимать других, четко мыслить и принимать самостоятельные решения, поэтому они или унижаются перед окружающими, всецело и слепо подчиняются им, или же грубо и деспотично подавляют других людей. Они выстраивают внутри себя психологические барьеры.

Таким людям свойствен постоянный страх — неизменный спутник недоверия и одиночества. Страх сковывает и ослепляет человека, мешает ему найти новые решения собственных жизнен­ных проблем. Вместо этого страх толкает человека на самозащиту. (Страх — это всегда предвидение чего-то неприятного в будущем. Я заметила, что, как только человек выражает готовность понять, чего он боится в настоящем, его прежний страх исчезает.)

Человек с низкой самооценкой не только охвачен страхами, но он еще как бы накапливает опыт неуспеха, ошибок, поражений и постепенно начинает чувствовать себя полностью безнадежным. «Я абсолютный неудачник, иначе все эти ужасные вещи не проис­ходили бы со мной», — частенько говорит он себе. Некоторые люди спасаются тем, что начинают пить, принимать наркотики или как-то иначе стараются уйти от ответственности.

Суть дела состоит в том, что истинные источники проблем вашей семьи оставались как бы невидимыми для всех вас, для всех ваших близких, — причем не потому, что кто-то отказывался их видеть, а потому, что вы все не знали, куда смотреть, или были приучены воспринимать жизнь так, что ничего разглядеть просто не удавалось.

Вам нужны особые «очки разума» или особые «умственные увеличительные стекла», с помощью которых вы сможете разглядеть, а может быть, впервые увидеть причины ваших семейных трудностей.

Читая эту книгу, вы время от времени будете брать такие «оч­ки» и смотреть прямо туда, где находятся истинные причины ваших проблем, чтобы понять, что может привести к счастью или к горю ваш семейный корабль.

Итак, первое, что нам нужно как следует разглядеть, это само­оценка.






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.028 с.