Как промывать мозги друзьям и роботизировать людей — КиберПедия 

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Как промывать мозги друзьям и роботизировать людей



Ни одно правительство, ни один военно-промышленный

комплекс, ни одна экономическая система, ни одно средство

массовой информации никогда не сможет низвести нас до

уровня марионеток и роботов так, как это делает диктат

биологии и окружающей среды.

Ф. М. Исфэндайри. Верхнее крыло


К

ак упоминалось ранее, когда контур биовыживания сигна­лизирует об опасности, вся остальные виды ментальной деятель­ности прекращаются.

В контуре биовыживания отсутствует понятие «времени»; рефлексы срабатывают без вмешательства эмоционального эго, рационального ума или взрослой личности: «Я сам не заметил, как сделал это».

Все боевые искусства — дзюдо, айкидо, кунг-фу и т. д. — представляют собой техники переимпринтирования контура биовыживания. Их задача — сделать так, чтобы действия, вы­полняемые механически («неосознанно») действительно служили биовыживанию, так как случайно импринтированные в этом контуре рефлексы не всегда надежны.

Механическая природа контура биовыживания играет клю­чевую роль в промывании мозгов. Для создания нового импринта жертву необходимо свести к младенческому состоянию, т. е. со­стоянию, в котором уязвим первый контур.

Как отмечалось в предыдущей главе, армия начинает этот процесс с повестки, которая сообщает субъекту, что его тело с этого момента принадлежит не ему, а правительству. Симбион-ская Армия Освобождения, которой были необходимы более быстрые изменения, начала обращение Патти в Таню, наведя на нее оружейный ствол, однако сообщение было тем же: «С этого момента мы можем делать с твоим телом все, что захотим». Биовыживательные инстинкты первого контура, та­ким образом, закрепляются на подчинении тому, кто обладает этой огромной властью, — точно так же, как маленький ребе­нок учится закреплять свой контур биовыживания на роди­телях.

Пребывание Патти в багажнике машины (после того, как на нее направили оружие) — классическая ритуальная смерть, предшествующая ритуальному рождению; внутренние очерта­ния багажника чем-то даже напоминают материнскую утробу. Когда багажник открыли, Патти заново родилась в новом тун-


неле реальности, принадлежащем ее похитителям. Подобным образом там, где в чистом виде сохраняются самые древние формы масонской инициации (см., например, Ритуал Большого Адепта в «Полной системе магии Золотой Зари» Израэля Регар-ди), кандидата бросают в колодец, а затем «поднимают» как новорожденного Вольного Каменщика. Полное погружение — форма крещения, предпочитаемая протестантами-фундамента­листами, — стремится к этому же эффекту. Но в крещении уже нет того настоящего беспокойства, которое делало традицион­ное масонство и САО такими эффективными средствами изме­нения мозга.



Все промыватели мозгов обладают эмпирическим знанием (в большинстве случаев даже не будучи знакомы с восьмикон-турной моделью сознания Лири) того, что оральный контур биовыживания нуждается в связи с объектом, которому можно приписать материнские функции. Чтобы усилить панику и им-принтную уязвимость субъекта, после того, как он попадает в руки промывателей мозгов (американской или Симбионской армии, «тайной полиции» или какой-либо еще организации), его изолируют от всего, с чем у него прежде была подобная связь. Призывника посылают в учебный лагерь и на несколько недель или месяцев лишают его возможности видеть любимых людей (жену, девушку, родителей и т. д.). Политического за­ключенного бросают в подземелье. Патти Херст была закрыта в чулане сразу же после того, как произошло ее «второе рожде­ние» из багажника автомашины.

Эксперименты по изоляции, проведенные морской пехотой США, д-ром Джоном Лилли и другими исследователями, а так­же свидетельства моряков, переживших кораблекрушение, ко­торые обобщает Лилли в «Подражаниях Богу», показывают, что для возникновения галлюцинаций требуется всего несколько часов полной изоляции. Эти галлюцинации, как и галлюци­нации, возникающие после приема психоделических наркоти­ков, свидетельствуют о разрушении прежних импринтов и уси­лении уязвимости к новым.


Необходимость в привязывании контура биовыживания к кому-либо (или чему-либо) иллюстрируется случаем с жира­фом, который импринтировал джип охотника в качестве заме­нителя матери. Точно так же дети, выросшие без сестер и брать­ев, особенно в удаленной сельской местности, часто создают себе воображаемых товарищей по играм, которые, однако, мо­гут стать достаточно «реальными», чтобы напугать родителей и заставить их подозревать психическое расстройство. Приводи­мые д-ром Лири свидетельства моряков и исследователей, по­бывавших в изоляции, показывают, что подобного рода «про­водники», «собеседники» или «ангелы-хранители» достаточно быстро появляются и у взрослого, как только он лишается воз­можности нормального социального контакта. Они также быс­тро приходят к тем, кто находится в загадочном состоянии, называемом «околосмертным опытом» или «выходом из тела» (например, когда сердце останавливается на операционном столе).



Первое человеческое существо, которое субъект видит после такой изоляции, легко может быть избрано им в качестве заме­нителя матери или отца. Это объясняет, почему у людей, попав­ших в заложники к террористам (например, пассажиров захва­ченного самолета), часто развивается «парадоксальная» симпа­тия к тем, кто угрожает им смертью. Это также объясняет, почему призывник начинает видеть в своих похитителях не только захватчиков, но и защитников, а также почему подверг­нутая промыванию мозгов жертва начинает угождать, благода­рить и, в конце концов, «уважать» промывателя мозгов.

В любом случае, так как контур биовыживания связан с питанием, те, кто доставляет пищу, становятся вероятными объектами привязывания. Политический заключенный, при­зывник, заложник террористов — все они в процессе регуляр­ного кормления понемногу привязываются к тем, кто держит их в плену. В неявной форме это присутствует в различных рели­гиях (но уже без запугивания, которое создает настоящую имп-


ринтную уязвимость): за ритуалом крещения-возрождения сле­дует трапеза-причащение.

Варианты этих методик могут применяться даже к тем, кто попадает в среду промывания мозгов добровольно, как это было в «Народном Храме», «Семье» Мэнсона и других подобных организациях. Как только жертва оказывается на территории общины, первый шаг — это ее изоляция, обрыв всех связей с внешним миром и его конфликтующими туннелями реальнос­ти. В то же время быстро создается атмосфера родительской любви и защиты (так называемая «бомбардировка любовью») и подается пища.

Независимо от того, добровольно ли субъект попадает в эти новые условия или его похищают (или арестовывают, как в полицейских государствах), цель следующего этапа обработ­ки — сломать его эмоционально-территориальные импринты второго контура. Это значит, что субъекта продолжают кормить (поддерживать оральную зависимость первого контура) и в то же время всеми возможными способами атакуют его эго второ­го контура. Последовательное сравнение приемов «синанонов-ских игроков»* и, например, сержанта учебного лагеря армии США выявит удивительное сходство: в сущности, на все лады повторяется одно и то же: «Ты совершенно неправ. Мы совер­шенно правы. Очень маловероятно, чтобы такой неправый, как ты, когда-либо стал правым, но мы постараемся тебя переде­лать». Конечно же, широко используется анальный словарь тер­риториального статуса. Идеальный субъект должен почти за­быть свое имя и быть готовым отзываться на окрик «Эй, ты, задница!».

Чувство «Низшего Щенка»** может быть усилено периоди­ческими дозами настоящего страха. «Страх — великий учи-

* «Синанон» —организация, помогающая наркоманам избавиться от пристрас­тия к героину. В отличие от других «Анонимных алкоголиков» и т. п., практи­кует очень жесткие, конфронтационные психологические методики, называе­мые «синанонопской игрой». — Прим. ред.

** Низший Щенок и Высший Щенок — социальные роли, очень рано импринт ирус-мые в каждом коллективе («помете щенков»). См.: Р. А. Уилсон. Квантовая психология, 1998, гл. 12. — Прим. ред.


тель» — одно из любимых изречений Чарли Мэнсона. В ком­мунистических странах (как показано в замечательном, правди­вом фильме Коста-Гравы «Исповедь») любимый трюк промыва-телей мозгов состоял в том, чтобы вывести субъекта из камеры, провести в тюремный двор и накинуть ему на шею петлю, как будто сейчас его повесят. Облегчение, которое он испытывает, когда все это оказывается блефом, создает идеальную имприн-тную уязвимость. Вариант подобной ситуации есть в моем ро­мане «Иллюминатус!»: жертву убеждают, что она отравлена, по­мещают в гроб и захлопывают крышку. Прошедшие инициацию в качестве мастера-масона, я думаю, признают, что это и есть та самая «отметка, которую ты унесешь с собой в могилу».

У индейцев зуни каждого мужчину в юности похищают «де­моны» в масках, которые увозят его от племени (от матери и других импринтированных символов безопасности). Его тащат в пустыню и бьют плетьми. Затем «демоны» снимают маски и оказываются родственниками жертвы по материнской линии; в этот момент импринтной уязвимости посвящаемому объясня­ют племенные «секреты» (местный туннель реальности). Естес­твенно, все это оставляет неизгладимый след в сознании нович­ка. Подобные обряды посвящения существуют у всех племен, хотя не всегда столь искусно разработанные. Символическими и менее жесткими вариантами этого обряда являются бар-миц-ва и конфирмация — церемонии наших местных мегаплемен.

Перерождение второго контура можно считать практически завершенным, когда Низший Щенок начинает искренне (а не лицемерно) искать одобрения Высших Щенков. Это, конечно, начинается как вынужденное исполнение роли; опытный про-мыватель мозгов знает это и не особенно возражает. Он тонко стимулирует этот процесс, чтобы «актерская игра» становилась все более реальной. Как давно заметил Эдмунд Берк (и как известно каждому актеру, практикующему метод Станиславс­кого), нельзя сделать три драматических гневных жеста в поли­тическом выступлении, не начав при этом ощущать настоящий гнев. Нельзя сделать три жеста подчинения, не начав при этом


ощущать покорность. (В этом и состоит секрет психологии «че­ловека фирмы», в котором годы покорности вырабатывают на­стоящее самоотождествление с работодателем.)

Призывник сначала старается угодить сержанту, чтобы избе­жать дальнейших унижений и наказаний. Постепенно он начи­нает по-настоящему хотеть угодить сержанту, т. е. доказать, что он не совсем плох и «достаточно хорош» для того, чтобы быть солдатом. Патти Херст, без сомнения, сначала притворялась, что приняла туннель реальности САО, но затем игра начала постепенно превращаться в реальность.

Этот процесс ускоряется при помощи системы периодичес­ких поощрений. Субъект все чаще и чаще выдает (как сказали бы бихевиористы) требуемое поведение. Поскольку люди устроены сложнее, чем представляют себе бихевиористы, необ­ходимо перемежать поощрения наказаниями за «неискрен­ность» или «отступничество». Субъект должен понять: после на­чального этапа недостаточно только притворяться, что новый туннель реальности принят; чтобы избежать дальнейших униже­ний, потери эго, запугивания и постоянного статуса Низшего Щенка, необходимо начать искренне принимать его. После зак­репления импринта беспомощности этот процесс кондицио­нирования и обучения будет происходить довольно гладко, особенно если люди Главного Промывателя Мозгов будут сти­мулировать его поощрениями, поддержкой и общим «вознаг­раждением» (за искреннее подчинение) наряду с презрением, разочарованием и общим неодобрением (за неискренность или отступничество).

Теперь легко пройдет переимпринтирование третьего, се­мантического контура. Человеческий мозг способен овладеть любой символьной системой при достаточной мотивации. Не­которые люди могут исполнять на фортепиано позднего Бетхо­вена; мне это кажется таким же «чудом», как и предполагаемые чудеса экстрасенсов; человек может изучить французский, хин­ди, различные виды счисления, суахили и т. п. до бесконечнос­ти — при наличии мотивации.


Здесь большое значение приобретает определенное количес­тво произвольной чепухи. Это значит, что новый туннель реаль­ности, или символьная система, (как и старый) должен содер­жать ловушки (грубые нарушения предыдущего туннеля реаль­ности и здравого смысла), — чтобы субъекта можно было обвинить в отступничестве («абсолютной неправоте») и таким образом побудить его еще сильнее стараться стать частью ново­го туннеля реальности.

Так, Свидетели Иеговы могут воспротивиться переливанию крови, даже если от этого будет зависеть их жизнь; еще сильнее (так как у всех млекопитающих развит инстинкт защиты потом­ства) они должны противиться переливанию крови своим де­тям, пусть даже в результате дети умрут. Женщина, исповедую­щая римское католичество, может не получить развода, даже если ее муж каждый вечер приходит домой пьяным, бьет ее и периодически награждает венерическими заболеваниями. В морской пехоте США новобранца, который совершает ужас­ный грех, называя винтовку «ружьем», заставляют ходить по территории военной базы с винтовкой в одной руке и собствен­ным половым членом — в другой, декламируя каждому, кто встречается ему на пути, следующее четверостишие:

Это винтовка, А это мое ружье, Это для боя, А это для отдыха.

Когда-то от теософов требовалась вера в то, что на Северном полюсе есть дыра, которая доходит до центра Земли; Мэнсон требовал, чтобы его последователи верили, что эта дыра на­ходится в пустыне Мохаве. Члены нацистской партии должны были верить, что лев — арийское животное, а кролик — неарийское. И так далее.

Нейрологическая и социологическая функция подобной «глупости» (от которой Рационалист теряет дар речи) состоит в отделении тех, кто находится в новом туннеле реальности, от тех, кто находится за его пределами. Это способствует группо-


вой солидарности, укреплению группы и возникновению силь­ного чувства отчужденности и дискомфорта в редких случаях, когда возникает необходимость в общении с теми, кто находит­ся вне семантической системы промывателя мозгов. Группа, конечно, должна обеспечить, чтобы эта отчужденность пережи­валась как «превосходство». Находящиеся вне нового туннеля реальности должны восприниматься «абсолютно неправы­ми» — такими же, каким был сам субъект до того, как ему промыли мозги.

Для «тонкой настройки» этих процедур могут использовать­ся (и часто используются) наркотики, однако, учитывая силу основных нейрологических законов, можно предположить, что многие классические случаи промывания мозгов происходили именно так, как это описано выше, без применения каких-либо медицинских препаратов: например, когда американские сол­даты сознавались в военных преступлениях, которых явно не совершали, верные коммунисты — в участии в троцкистских заговорах, которых, по-видимому, никогда не существовало, и т. д. В большинстве армий без всяких наркотиков требуется всего несколько недель, чтобы превратить гражданского чело­века в солдата, хотя эти состояния настолько же отличаются друг от друга, насколько католики отличаются от синтоистов.

В одном из моих романов я описываю секту лунистов, члены которой молятся на ломаной латыни, стоя на одной ноге, слов­но аисты. Это можно расценивать как сатиру, однако любой мессия-самозванец, понимающий изложенные выше принци­пы, может легко создать подобный культ; у его членов вскоре появится совершенно искреннее чувство превосходства по от­ношению к тем, кто находится вне их туннеля реальности.

После перечисленных выше процедур сектанты и террорис­ты обычно приступают к изменению жестких схем в четвертом, социополовом контуре. (Правительства, как правило, оставля­ют этот контур в покое, так как правительственные агенты, в своем большинстве представляя смесь пуританства и автори­тарности, боятся иметь дело с грубым Эросом.) Не секрет, что


самое мощное тайное общество средневековья — Орден тамп­лиеров — заставляло новобранцев принимать участие в бого­хульстве и содомии. Точно так же, как намеренная бессмыс­лица всех культовых семантик третьего контура изолировала определенную группу от остального общества, этот обряд ини­циации отделял тамплиеров от остального христианского мира; возникающую при этом отчужденность можно легко кондици­онировать в чувство превосходства. В кенийской организации May-May* каждый новый член также должен был пройти через гомосексуальный половой акт, чтобы разрушилось его преды­дущее кондиционирование в направлении гетеросексуальности и моногамии.

В других, нередко очень известных сектах сексуальность подавляется полностью — еще один способ разрушить нор­мальное с точки зрения статистики импринтирование четверто­го контура.

В «Семье» Мэнсона было принято то, что оксиморонически можно назвать принудительной свободной любовью. Армия об­рывает нормальные любовные связи и швыряет субъекта в мир, где вынужденное воздержание чередуется с походами в публич­ный дом и, довольно часто, изнасилованиями женщин против­ника; при этом гомосексуализм всегда присутствует в качестве неафишируемого выбора. Современный американский гуру Да Фри Джон импринтирует у своих последователей пожизненную моногамию — почти как в европейской культуре, за тем исклю­чением, что ему безразлично, какими будут эти парочки — гетеро- или гомосексуальными. Какой бы вариант ни избрал лидер культа, необходимым условием успеха «отдельной реаль­ности» является какое-нибудь вычурное ее отличие от основно­го общества.

Самый легкий способ подвергнуться промыванию мозгов — появиться на этот свет. Сразу же начинают действовать все перечисленные выше принципы — процесс, который социо-психологи называют социализацией. Контур биовыживания ав-

* May-May — партизанская армия, боровшаяся с британскими колониальными властями в Кении в 50-х годах. — Прим. ред.


тематически привязывается к наиболее подходящей матери или объекту, ее заменяющему; эмоционально-территориальный контур ищет «роль», или эго-идентификацию, в семье или пле­мени; семантический контур учится имитировать, а затем ис­пользовать локальные сетки реальности (символьные системы); социополовой контур импринтируется любым опытом половой близости, доступным в период полового созревания.

В результате этого процесса субъекты могут и не быть гото­выми убивать женщин и детей, подобно выпускникам учебного военного лагеря; или верить, что Чарли Мэнсон — это Иисус и Сатана в одном лице; или, выкрикивая левацкие лозунги, гра­бить банки. Результат нормальной «социализации» субъектов зависит от того, где и когда они родились в качестве эскимосов-тотемистов, исламских фундаменталистов, католиков, марк­систов-ленинцев, нацистов, методистов-республиканцев, агностиков с оксфордским образованием, змеепоклонников, куклуксклановцев, мафиози, унитариев, членов Ирландской Республиканской Армии, евреев-ортодоксов, твердокаменных баптистов и т. д. и т. п.

Очевидно, мир достаточно велик и сложен, а эго — доста­точно сосредоточено на себе, чтобы все эти туннели реальности могли «иметь смысл», до некоторой степени, для тех, кто имп-ринтирован-кондиционирован на их принятие. Также очевид­но, что большинство туннелей реальности содержит элементы настолько абсурдные, что любой, кто не был ими импринтиро-ван-кондиционирован, смотрит на них с удивлением и страхом, спрашивая себя: «Как умные люди (или народы) могут верить в подобный вздор?»

Что бы ни думал Думающий, Доказывающий это докажет... живете ли вы в христианском туннеле реальности, мэнсоновс-ком туннеле-реальности, имморталистическом туннеле реаль­ности, вегетарианском туннеле реальности, рациональном тун­неле реальности...


У каждого из нас есть своя одна настоящая истинная ре­лигия.

Ранее мы уже цитировали Персинджера и Лафреньера:

Мы, как вид, существуем в мире, где существуют мириады точек данных. На эти матрицы точек мы накладываем структуру, и мир обретает для нас смысл. Характер этой структуры определяется на­шими биологическими и социологическими свойствами.

Надеюсь, что сейчас читатель лучше понимает смысл этих слов, чем в самом начале нашего исследования.

Функция мозга одомашненного примата — делая вывод из того, что мы уже знаем, и пока оставляя в стороне высшие и более новые четыре контура — состоит в том, чтобы служить, по выражению Фрейда, «органом адаптации». В частности, са­мые древние, самые примитивные и самые механические цент­ры служат только биовыживанию. Более «молодые» (приблизи­тельно 500 млн. лет) эмоционально-территориальные центры служат поддержанию чувства стаи, пространства обитания и иерархии. Отчетливо гоминидный семантический контур (100 тысяч лет?) отвечает за создание карт и моделей — туннелей реальности, — которые мы обычно путаем с самой реальностью и, что еще хуже, со «всей» реальностью. Морально-социальный контур (30 тысяч лет?) отвечает за создание взрослой личности одомашненного примата, или родительской роли, или супер­эго.

Очевидно, сейчас третий, семантический контур работает вместе с этими древними контурами и на них. Карты и модели, создаваемые им, — это инструменты нашей адаптации к соци­альным ролям в обществе одомашненных приматов. Таким об­разом, методист* со Среднего Запада не «злоупотребляет своим мозгом», как предполагал Артур Кестлер, построивший туннель реальности методиста со Среднего Запада; его мозг занимается именно тем, что ему необходимо для адаптации к племенной системе методиста со Среднего Запада, — накладывает струк­туру идеологии методиста со Среднего Запада на мириады точек

* То есть член Методистской протестантской церкви, широко распространенной в США. — Прим. ред.


данных, с которыми сталкивается на протяжении своей жизни. Китайский маоист, иранский мусульманин, нью-йоркская фе­министка, гедонист из округа Мэрии и т. д. — каждый из них имеет подобный, в равной мере произвольный, в равной мере сложный туннель реальности. И все они выглядят в равной мере абсурдными.

В основе проблем современного мира лежит тот факт, что эти туннели реальности более не изолированы друг от друга. Еще каких-нибудь сто (а в некоторых регионах мира вообще двадцать) лет назад человек мог спокойно прожить жизнь в уютном коконе местного туннеля реальности. Сегодня мы по­стоянно сталкиваемся с людьми, живущими в совершенно раз­ных туннелях реальности. Это создает огромную враждебность в самых невежественных умах, метафизический и этический беспорядок в умах более сложных и растущую дезориентацию у всех без исключения — мы называем эту ситуацию «кризисом ценностей».

На среднего, малоискушенного в вопросах культурного или нейрологического релятивизма человека обрушивается поток противоречащих друг другу и конфликтующих друг с другом туннелей реальности. Согласно Дж. Р. Платту, скорость передви­жения по сравнению с 1900 годом увеличилась в 1000 раз, а скорость передачи сообщений в 10 млн. раз. Этот поток становится все быстрее и интенсивнее. Одним из симптомов является тот факт, что наш «Обзор телепередач» оказался захвачен бандой запуган­ных консерваторов, которые не могут понять и поэтому боятся этого потока «чужих» сигналов; вместо того, чтобы просто слу­жить путеводителем по телевизионным программам, «Обзор» превратился в непрерывное причитание о том, что туннель ре­альности телевидения стал шире, непонятнее и разнообразнее, чем узкое туннельное видение добропорядочного американца-провинциала.

Появилась новая профессия: «депрограммист» — нейротех-ник, который за деньги похищает ребенка (даже если этому «ребенку» уже исполнился 21 год), отошедшего от родительско-


го туннеля реальности и подвергшегося промыванию мозгов в конкурирующем туннеле реальности одной из новых (т. е. пока еще не признанных и не утвердившихся в обществе) «сект». Это называют возвращением жертвы к нормальному состоянию.

Конечно же, все это лицемерие и нейрологическое невежес­тво. Эти «депрограммисты» на деле являются РЕпрограммиста-ми. Родительский туннель реальности так же произволен (и, для постороннего, так же странен), как туннель реальности любой из «сект». Специальная система семантических трюков позво­ляет большинству людей и некоторым судам игнорировать эти факты. Только представьте, что произойдет, если заблудшее дитя родителей-методистов случайно забредет, скажем, в като­лическую церковь и родители попытаются насильственно «де-программировать» (репрограммировать) этого ребенка в мето­дизм; или если ребенок попадет в армию США, как это было с Кэлли, а родители похитят его и попытаются репрограммиро­вать в гражданские туннели реальности.

Эти проблемы не исчезнут; трение, вызываемое столкнове­ниями различных роботов с промытыми мозгами, будет только усиливаться. Скорости передвижения и передачи сигналов про­должают возрастать.

К счастью, в человеческом мозге формируются высшие кон­туры, которые открывают более широкие перспективы, чем уз­кие туннельные видения древних контуров. Это —тема заклю­чительных глав этой книги.

Так как каждый «отдает предпочтение» одним контурам пе­ред другими, в каждом обществе существуют люди, в которых легко распознать Нарциссистов (роботов первого контура), Эмоционалистов (роботов второго контура), Рационалистов (роботов третьего контура) и Моралистов (роботов четвертого контура).

Роботы-рационалисты, подобно другим типам роботов, мо­гут либо быть полностью механизированы или иметь некото­рую степень гибкости, или «свободы», заложенной в их схему. Полностью роботизированные составляют огромную орду фун-


даменталистского крыла Материалистской церкви и других ис­тинно верующих в научные парадигмы 1968, 1958, 1948 или любого другого года, в котором их нервная система перестала воспринимать новые импринты.

Эти люди постоянно напуганы и удручены той (большой) частью человеческого поведения, которая проявляется в живот­ной политике второго контура. Они считают, что раз это терри­ториально-эмоциональное («патриотическое») поведение нера­ционально, оно не должно существовать. Они слепо верят в Дарвина, но нервничают при слове «дарвинизм» (поскольку он признает животную политику в качестве до сих пор действую­щей Эволюционной Стратегии) и отвергают данные этологии, генетики и социобиологии. Они недолюбливают остальных представителей человеческой расы, которыми не управляет их любимый контур, и с тревогой осознают, что остальные пред­ставители человеческой расы не любят их.

Этих роботов-рационалистов также весьма смущают новые контуры — некоторые из них даже посвящают большую часть жизни написанию статей и книг, «доказывающих», что новых контуров не существует и что все ученые, получившие подтвер­ждение их существования, — лжецы, дураки, неудачники, шар­латаны или Проклятые Еретики.

Как и робота-эмоционалиста, робота-моралиста, робота-нарциссиста и т. д., робота-рационалиста невозможно «выспо­рить» из его узкого туннеля реальности. Мы можем лишь еще раз обратить внимание на то, что каждый туннель реальности, созданный мозгом одомашненного примата, представляет со­бой срез личной истории этого мозга; и каждый такой конеч­ный туннель реальности так же «персонализирован», как музы­ка Баха или Бетховена, картины Рембрандта или Пикассо, ро­маны Джойса или Рэймонда Чэндлера, католичество или дзэн-буддизм, политика либертарианизма или ИРА, архитектура со­бора св. Павла или Диснейленда...


Каждое из этих произведений искусства представляет «ре­альность» для тех, кто его создал и живет в нем. Рационализм — не более чем еще одно групповое произведение искусства, чуть менее терпимое, чем другие, чуть более полезное в технике, чем другие, и немного глупое, когда оказывается не в состоянии превзойти последнюю созданную им парадигму.

Полностью роботизированного рационалиста — того, чья нервная система совершенно прекратила развиваться, — мож­но определить по двум признакам:

— он или она постоянно пытается доказать, что большая часть ежедневного опыта остального человечества — это «заб­луждение», «галлюцинация», «групповая галлюцинация», «массовая галлюцинация», «просто совпадение», «явное совпадение» или «некорректное исследование».

— он или она никогда не считает, что его или ее личный опыт попадает хотя бы в одну из этих категорий.

Упражнения

1. Станьте набожным католиком. Объясните на трех страни­цах, почему Церковь все еще можно считать непогрешимой и святой, несмотря на то что среди ее Пап были Александр VI (Родриго Борджиа), Пий XII (союзник Гитлера) и т. д.

2. Те из вас, кто помнит Майлай, станьте лейтенантом Келли*. Громко произнесите, на самом деле чувствуя и веря, следу­ющие слова: «Армия прежде всего. Моя жизнь принадлежит армии». Те, кто не помнит, попытайтесь подражать Джерри Фолвеллу. Громко произнесите, на самом деле чувствуя и веря, следующие слова: «Помогите нам справиться с мо­ральным разложением — вышлите нам чек прямо сегодня!»

* Майлай — одна из южновьетнамских деревень, жители которых были поголов­но зверски уничтожены американцами по время войны. Когда об этих фактах стало известо в США, общественность потребовала наказать виновных. Был осужден и короткое время провел в тюрьме лейтенант Келли. Никто из более высоких чинов американской армии не привлекался к суду, хотя пресса назы­вала их имена. — Прим. ред.


3. Опровергните всю эту книгу. Докажите, что все, кроме вас, являются жертвами промывания мозгов, а у вашей матери (отца) — единственный, реальный, объективный взгляд на вещи.

4. Примите эту книгу, если не целиком, то хотя бы в общих чертах. Предположите, что вам промыли мозги. Попытай­тесь как можно больше узнать об отдельном туннеле реаль­ности каждого встреченного вами человека и определить, в какой мере можно использовать эти знания для увеличения и расширения вашего собственного туннеля реальности. Другими словами, научитесь слушать.

5. Джеймс Джойс однажды сказал, что никогда не встречал скучного человека. Постарайтесь объяснить это. Попытай­тесь проникнуть в мир Джойса, где каждый человек пред­ставляет собой отдельный остров реальности, полный зага­док и сюрпризов. Другими словами, научитесь наблюдать.

6. Прочтите книгу «Гений и богиня» Олдоса Хаксли. Обратите внимание, как третий контур ученого-гения возвращается к первому контуру беспомощного ребенка, когда его остав­ляет жена.

7. После экспериментов с нацистским, католическим и т. д. туннелями реальности вернитесь в ваш «нормальный» тун­нель. Кажется ли он вам по-прежнему полностью объектив­ным или вы начали понимать, насколько он определяется работой вашего программного и аппаратного обеспечения?

8. Наконец, исследуйте туннель реальности книги Кристофе­ра Хайатта «Отмени себя при помощи энергетической меди­тации»'. Какой туннель реальности он предлагает и насколько он искренен в этой книге?Поверили бы вы в то, что он исполь-

Кристофер Хайатт — совр. амер. психолог и оккультист, автор ряда книг о тантре, западной магии, психологии. Соавтор книги «Буду в мегаполисе», пере­веденной на русский язык (К.: Ника, 1998). При выполнении данного упражне­ния русский читатель может использовать эту книгу в качестве замены. — Прим. ред.



зовал мои идеи или я его ?Поверили бы вы в то, что последнее утверждение распространяют хитрые издатели ничего не по­дозревающих авторов? А может быть, это я и написал его книгу?А может быть, я и он это один и тот же человек?


Глава 11

Холистический нейросоматический

контур

Но в нас также присутствует стремление к власти над

природой... Здоровье, сила, долголетие, счастье и покой,

освобождение от страданий — все это часть физической

трансформации, которую... эволюция призвана реализовать.

Шри Ауробиндо. Будущая эволюция человека


ВОСКРЕСЕНИЕ ТЕЛА НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ОТКЛАДЫВАТЬ

НА ДЕНЬ СТРАШНОГО СУДА. ОНО МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ

В ЛЮБОЙ МОМЕНТ.

Это грубая копия вдохновенного рисунка Мистера Кроу ли.

Оригинал вы можете увидеть в «Книге Тота» или в колоде карт Таро,

созданной Кроули.

Чудовище с четырьмя головами представляет древние контуры;

«откинувшаяся» обнаженная женщина нейросоматический

экстаз. Змея это «подъем змеи кундалини», индийская метафора

импринтирования этого нейросоматического блаженства пятого контура.


С

лово «психосоматический» употребляется уже достаточно долго, чтобы все в общих чертах понимали его значение; к сожалению, это очередной семантический призрак. Концепция «психе», или «души», заимствована у теологов, которые, будучи банкротами, не очень-то хотят что-либо давать взаймы.

Все, что мы знаем и ощущаем — наш туннель реальнос­ти, — регистрируется нашим МОЗГОМ и вообще нервной си­стемой.

Феномены «исцеления верой», «регенерации», «омоложе­ния», блаженства, экстаза, восторга и т. д. проявлялись на про­тяжении многих тысяч лет во всех известных культурах. На донаучном языке вчерашней психологии эти явления называют «психосоматическими». Мы предпочитаем называть их, на на­шем намеренно модернистском и почти научно-фантастичес­ком жаргоне, нейросоматическими.

Нейросоматический контур мозга гораздо моложе, чем рас­смотренные ранее четыре древних контура. Он проявляется, как правило, не сразу и не у всех человеческих существ, а только у тех, кто его активизирует и импринтирует.

Временного нейросоматического сознания можно достичь при помощи:

а) йогической дыхательной практики — пранаямы;

б) (для тех, кто способен с этим справиться) употребления
конопляных препаратов, таких, как гашиш и марихуана, кото­
рые запускают нейропередатчики, активизирующие этот кон­
тур.

О первом средстве, пранаяме, убедительно пишет Алистер Кроули (самый скептический из мистиков):

Для сознания и тела нет слабительного лучше пранаямы, нет сла­бительного лучше пранаямы.

Для сознания и тела в равной степени, для сознания и тела — и тела в равной степени! в равной! — нет, нет, нет слабительного лучше пранаямы — пранаямы! — пранаямы! да, для сознания и те­ла в равной степени нет слабительного, нет слабительного, нет сла-


бительного (для сознания и тела в равной степени) нет слабитель­ного лучше пранаямы!

Если этот отрывок кому-то покажется недостаточно вырази­тельным, вот вам другая цитата из Кроули:

Пранаяма замечательно подходит для успокоения эмоций и аппе­титов... В частности, с ее помощью легко устраняются проблемы пищеварения. Она очищает как тело, так и сознание, и серьезный ученик обязательно должен выполнять ее не менее одного часа в день.

Этот отрывок он сопровождает примечанием:

Внимание! Внимание! Внимание! Правильно выполняемая прана-яма несовместима с эмоциональным мышлением (рефлексами второго контура — Р. А. У.). К ней следует немедленно прибегать в любой момент вашей жизни, когда возникает угроза спокойствию.

Сильно сказано, особенно если учитывать, что Кроули пере­сыпал все свои книги шутками и насмешками и всегда говорил своим ученикам «Не верьте мне» вместо «Поверьте мне». Пожа­луй, пранаяма была единственным в жизни Кроули, к чему он относился серьезно.

Опыт автора этой книги свидетельствует, что пранаяма сни­мает все формы депрессии и облегчает глубокое горе, смягчает гнев и избавляет от обид; она благотворно действует






Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.032 с.