ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. РЕВОЛЮЦИЯ ЯХВЕ — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. РЕВОЛЮЦИЯ ЯХВЕ



 

Шесть тысяч лет назад в Синайской пустыне жил малоизвестный народ – кениты. Они открыли металлургию, и в частности, медь. Это была величайшаяреволюция, поскольку для очистки металла требовались печи с высокой температурой, которые кениты. раздували с помощью мехов. Таким образом им удалось достичь температуры более 1000 градусов по Цельсию, необходимой для плавки металла. Благодаря высокой температуре они также открыли стекло и эмаль.

Кениты обожествляли гору Синай и поклонялись Яхве, что означает дыхание.

Перейдя от камня – «Uthos»,KMeduu6poH3e – «chalcos», и обнаружив металлопроизводство, яхвисты осуществили революцию бронзового века. Плавление металла является первым актом тотального изменения материи человеком.

Из Синая кениты двинулись по Средиземноморскому побережью и основали порт Тур, чтобы отправиться на Кипр (называвшийся тогда «Киприс», что дало название меди – «cuprum») за драгоценным металлом. Они также основали Сидон (современная Сайда) и таким образом положили начало цивилизации, гораздо позже названной «финикийской».

Поклонники Яхве использовали медь не для изготовления оружия, а для загадочных предметов явно культового назначения в форме бильбоке (ванька‑встанька) непревзойденного качества металлургической обработки. По мнению профессора Же‑рара Амзаллага, долгое время изучавшего кенитов, их бог не был властным или жестоким, а скорее богом– «катализатором», способным вдохнуть и открыть силу существ и вещей своим «дыханием», поскольку «Yahuwa» обозначало у них шум плавильных мехов. Гораздо позже это понятие божественного создания появилось в Библии, где человек был создан из земли (adamah) дуновением Бога.

Эдмонд Уэллс,

«Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 5

 

ВРЕМЯ СТАЙ

 

 

Стая черепах

 

Ветер дул над равниной. Черные тучи сгущались, и вдруг молния расколола небо.

Внизу сто сорок четыре человека прижались друг к другу. Они стучали зубами.

Они не знали, откуда пришли.

Они не знали, кто они.

Они не знали, куда идут.

Они жили в страхе, голоде, холоде, и эта сверкающая вспышка в небе была сделана не для их успокоения.

Молния ударила еще раз, совсем близко, и они вместе побежали в противоположную сторону. Справа они пересекли косогор, и новая вспышка погнала их на север. Наконец спустилась ночь, и, чтобы не быть съеденными наземными хищниками, они решили забраться на дерево.

Среди этих ста сорока четырех людей маленькая черноволосая девочка с большими черными глазами и пухлыми губами уселась между двух толстых веток и, как и все, сжалась и ухватилась за ствол.



Девочка закрыла глаза, склонила голову, чуть не упала, и, чтобы не свалиться с дерева во сне, восстановила равновесие. Она открыла глаза только тогда, когда кора затрещала под острыми когтями. Она знала, что означает этот звук. В темноте леопард хотел схватить одного из людей. Спастись от него невозможно, единственное, что можно сделать, – это стать еще незаметнее, еще слабее пахнуть, еще тише дышать. Нужно, чтобы леопард принял тебя за шум листьев или за ветку.

Проблема в том, что леопард видит в темноте, а люди – нет. Кого судьба выберет сегодня? Все ждали, стараясь быть ничем. «Лишь бы не меня, лишь бы не меня», – думала девочка, изо всех сил сжимая зубы, чтобы они не стучали и не выдали ее. Она слышала, как леопард лезет вверх по стволу совсем рядом с ней. «Пусть берет, кого хочет, но только не меня…»

Хищник выбрал одного из ее дядей. Он вонзил ему клык в сонную артерию и спрыгнул с дерева, унося человека так быстро, что тот даже не успел вскрикнуть.

Все было кончено. Ночь, тьма, все стало на свои места, кроме изменившегося распределения веса на ветвях, и девочке пришлось изменить свое положение.

Темень. Чернота. Ребенок закрыл глаза, чтобы наступил сон, приносящий забытье. Она постаралась забыть о леопарде, бегущем во весь опор с окровавленной пастью. Не надо плохих снов. Завтра она сделает вид, что все забыла. Луна наполовину скрыта облаками. Вернется ли завтра солнце? Каждый вечер она задавала себе один и тот же вопрос. Вернется ли солнце?

Еще неяркая звезда их разбудила, и сто сорок три человека спустились с дерева, как будто ничего не произошло. Никто не упомянул отсутствующего дядю. Но девочка с черными глазами не могла днем забыть свои ночные кошмары. Каждый вечер она боялась быть разорванной во сне. И каждый вечер она боялась, что солнце не встанет.



Утром они шли под сводом из облаков, и девочка надеялась, что они наконец направляются в спокойное место. Но, может быть, такого места нигде нет, может быть, ее стая дойдет до края света и не обнаружит тихую гавань.

Они шли. Они прошли мимо сборища стервятников. Эти хищные птицы – любители падали, доедали останки дяди, которого леопард дотащил сюда. Иногда им случалось ждать, пока стервятники не закончат трапезу, чтобы доесть остатки, но сегодня они прошли мимо, отводя взгляды в сторону.

Поскольку они не могли считать, то не могли и произвести мрачный обратный отсчет: 144 – 1.

Стая спустилась с холма, поднялась по косогору, прошла мимо деревьев, пошла вдоль ручья. Разведчик сообщил, что другая группа людей идет навстречу. Испугавшись, вождь приказал остальным спрятаться в высокой траве. Девочка съежилась и закрыла глаза. Ей казалось, что если она их не видит, то и они не видят ее. Они долго ждали, пока вождь не поднимется и даст знак, что опасность миновала и можно продолжать путь. Все понимали, что нужно держаться подальше от незнакомых людей.

Поэтому они быстро пошли в противоположную от незнакомцев сторону. Их силы уже иссякали, когда вождь приказал остановиться. Мужчины пошли охотиться. Молодежь отдыхала или придумывала игры.

Маленькая девочка с черными глазами решила исследовать окрестности. Через несколько шагов она нашла большой камень и захотела взять его и бросить подальше. Но камень отказался ложиться в руку и тяжело уполз в траву. Ребенок догнал его и загородил дорогу. Девочка весело смотрела на него. Впервые за долгое время улыбка появилась на ее лице. Это было так удивительно: новое событие, от которого не было страшно. От этого она чувствовала веселье. Она схватила камень и увидела с другой стороны шевелящиеся лапы и маленькую голову. Какое замечательное животное.

На земле черепаха осталась неподвижной, спрятав голову и лапы в панцирь. Девочка рассмотрела животное со всех сторон. Она его полизала, укусила, понюхала, поцарапала. Она постучала по нему, и черепаха никак не отреагировала. Она бросила ее на землю, потом швырнула вдаль и пошла на поиски, а когда нашла, обнаружила, что черепаха невредима и все ее мягкие части тела защищены.

«Это она меня боится», – подумала девочка, восхищенная тем, что может внушать другому существу чувство, которое ее постоянно мучило.

Предоставленная самой себе черепаха начинала ползти. Взятая в руку, она снова превращалась в камень. «Она боится, но она защищена», – сказала девочка. Здесь было над чем подумать. Она принесла животное на стоянку и показала матери, объяснив как могла, что это очень сильное животное, потому что у него есть панцирь, чтобы прятаться.

Мать схватила черепаху, рассмотрела ее и, не видя смысла заниматься круглым камнем, выбросила его под смех старших братьев девочки. Вернулись охотники. Они принесли жалкие останки зебры, убитой и обглоданной сперва львами, потом гиенами и, наконец, стервятниками. Скелет был гнилой и пах падалью, но люди с жадностью набросились на него, так как были голодны.

Позднее они улеглись прямо на земле равнины, где не было деревьев. Стая львов неожиданно напала на спящих людей. Ночью девочка не столько увидела, сколько почувствовала ужас. Она слышала крики, ощущала особенный запах хищников, смесь человеческого и звериного пота и перекрывающий все запах – крови, крови ее стаи. Бегство лишь привлекло бы внимание хищников. Она хотела защитить одного из младших братьев, прижав его к себе, но появилась львица и вырвала его у нее из рук… Девочка осталась в живых, но одна.

Борьба и пиршество длились долго, пока тишина не накрыла тяжелым гнетом сократившееся племя. Девочка знала, что нужно дождаться утра, чтобы оценить масштабы ночного несчастья. Ей приснился странный сон, который нужно было обязательно запомнить, но она забыла его, проснувшись. Это было связано с черепахой, но в чем именно был его смысл?

Девять взрослых мужчин и трое молодых погибли. Львы не поскупились.

Девочка подумала о прожитых днях и следовавших одно за другим несчастьях. Она попыталась представить будущие дни, но не могла, настолько была уверена, что скоро погибнет. До этого она спасалась лишь благодаря случайности и жертвам близких.

Как избавиться от страха?

«Последовать примеру черепахи. Защититься панцирем, как она», – прошептал тихий голос в ее голове. Панцирь…

Племя снова отправилось в путь, руководимое новым вождем. Подталкиваемый предчувствием, он решил следовать за солнцем и направиться на запад. В конце концов каждое утро солнце вставало перед ними, поднималось и заходило там. Тогда почему бы не последовать за ним?

Охотники принесли умершего от старости полевого грызуна и горсть ягод. Этим не наполнишь животы выживших.

Небо снова нахмурилось. Загрохотала гроза. Молния, казалось, преградила им путь на запад и заставила пойти на северо‑запад. Они продвигались вперед под проливным дождем. Наступающая ночь сулила новые испытания, но молния внезапно подожгла куст, осветив впадину в скале. Пещера.

И тогда девочка вспомнила свой сон. Защитный панцирь. Спрятаться в пещере – панцире.

Она подбежала к новому вождю и попыталась уговорить его спрятаться в пещере, но раскаты грома убедили того скорее, чем девочка. В панике люди поспешили ко входу. Сперва они испытали облегчение: они были вне досягаемости львов и ливня. Но огромная тень появилась в глубине пещеры, племя спряталось в берлоге медведя. Вот почему львы не пошли за ними.

Один из братьев девочки, умевший быстрее других бегать, решил испытать судьбу. Он стал дразнить огромного хозяина пещеры, а потом выбежал наружу от разъяренного животного, которое оказалось проворнее, чем он думал. Медведь быстро догнал смельчака, убил и съел. Но жертва не была напрасной. Этого времени хватило, чтобы люди забаррикадировали камнями и палками вход в пещеру и, как черепаха, защитились от хищников. Медведь напрасно много раз подходил, рыча, к бывшему жилищу. Люди отвечали ему градом камней, показывая, что отныне они здесь хозяева. Медведь, наконец, отказался от своих попыток и отправился на поиски другой берлоги, откуда без труда смог выгнать менее сильное животное, чем он сам.

Люди победили. Девочка вздохнула… Значит, они не приговорены постоянно страдать.

В тепле пещеры они почувствовали себя в безопасности. Тогда они решили больше не скитаться без конца по равнине, а обосноваться здесь.

Здесь им больше был не страшен дождь и ветер. Здесь они могли создавать запасы пищи, не опасаясь, что она будет украдена маленькими млекопитающими или птицами.

Поведение людей изменилось. Сами того не подозревая, они изобрели оседлый образ жизни, и это потрясло ее основы. Мужчины отправлялись на охоту, не опасаясь, что в их отсутствие на женщин и детей нападут. Не спеша обратно, они стали приносить больше мяса и разработали новую тактику охоты.

В пещере женщины начали говорить друг с другом. К простым практическим сообщениям прибавились описания, обмен чувствами, нюансы, личные мнения. Они комментировали действия своих самцов, обсуждали, как лучше сохранить и приготовить пищу. В тепле пещеры они начали воспитывать детей. Одной женщине пришла в голову мысль использовать кожу для защиты своего тела. Так была изобретена одежда, защищающая не только от холода, но и от укусов змей и царапин колючих растений. Ее подруги начали тщательно разрезать шкуры и кожу убитых животных и скреплять их кишками, чтобы покрывать тело. Так, не зная сами, они изобрели стыд, а значит, и эротику. Ведь то, что скрыто, дает простор воображению.

Однажды маленькая девочка с черными глазами обнаружила, что без страха и тоски любуется горизонтом. Следуя примеру черепахи, она поняла, как существовать в спокойствии, и значит обсуждать что‑то еще, кроме простого выживания.

Через несколько недель после того, как люди поселились в пещере, молния ударила в дерево неподалеку от входа. Вместо того чтобы сразу сгореть и потухнуть, дерево превратилось в красный жар и яркие языки пламени. Сперва напуганные, женщины и дети затем подошли поближе. Один ребенок захотел потрогать желтый свет, похожий на солнце, и тут же закричал. «Это» кусалось.

Все отступили назад, но черноволосая девочка, движимая интуицией, бесстрашно схватила горящий обломок. Ее примеру последовал взрослый, потом еще один. Ветви поглощали друг друга, не трогая людей.

Главное, нужно было держать их не с красной стороны, и тогда они распространяли свет и тепло безо всякой опасности.

Другой мужчина обратил внимание на то, что огонь передается. Если поднести к горящей ветке нетронутую, то она тоже загоралась, а потом оставался черный пепел.

Раздираемые страхом и любопытством, люди принялись экспериментировать. Наклоненный вниз кусок дерева горел быстрее. Однако простого порыва ветра было достаточно, чтобы потушить его. Сухие листья легко загорались. Зеленые листья обугливались, выпуская черные дым. Песок тушил пламя.

Девочка надела кусок мяса на палку и поднесла к огню. Все опарыши попадали, а мясо из коричневого стало черным. Она подождала, пока мясо остынет, попробовала, ей понравилось. С тех пор племя могло есть горячую и жареную пищу.

С помощью огня люди стали отпугивать диких зверей и, находясь в безопасности, спокойно рожать и производить на свет больше детей.

Наконец пещера стала слишком мала для всех, люди покинули ее и отправились на север искать другую, более обширную. Когда они нашли ее, то выгнали оттуда медведей при помощи горящих веток, которые принесли с собой.

Они зажгли большой костер, чтобы освещать новое жилище. В глубине текла вода, и они могли утолять жажду не покидая пещеру. Но разгоревшийся огонь начал наполнять пещеру дымом. Все кашляли и терли глаза, пока не поняли, что нужно устроить костер совсем рядом с выходом, иначе они не смогут дышать.

Девочка с черными глазами не забыла, как они перестали бояться. Она взяла уголек и на стене пещеры сделала рисунок. Подошли другие, посмотрели на него, узнали животное и решили, что отныне черепаха станет их знаком. Они будут людьми‑черепахами.

 

 

Стая крыс

 

Ветер дул над горой.

Черные тучи сгущались, и вдруг раздался удар молнии.

Внизу сто сорок четыре человека собрались в кучу, вспышки освещали искаженные от страха лица.

Вождь племени перестал нервно жевать листья. Он больше не мог терпеть плача детей. Он занял устрашающую позицию, как будто собирался драться с бурей. Он зарычал, забарабанил в грудь кулаками, напряг мускулы рук. Его ужасные вопли наверняка напугали бы какое угодно животное. Такими же криками он подчинял себе более молодых самцов племени. Он подпрыгивал, показывал зубы, шипел, как бы бросая вызов небу.

Молния поразила его в самый разгар боевой пляски.

Люди не успели моргнуть, и там, где только что был вождь, осталась кучка дымящегося пепла с обугленным позвоночником в центре.

Всех охватила паника. Люди побежали в разные стороны, но потом постепенно снова собрались вместе, поскольку контакт с другими успокаивает. Надо покинуть это проклятое место. И они пошли, согнувшись, под проливным дождем.

Они заметили пещеру, занятую не животными, а другими людьми. Они решили уйти и спрятаться подальше, сжавшись в тесную группу.

Из ста сорока трех уцелевших после бури Прудон выбрал молодого человека, который не был самым сильным в племени, но обладал некоторым любопытством. Он был широкоскулым и светловолосым, с постоянно настороженным взглядом серых глаз. Когда он шел один в поисках пищи, молния ударила в дерево, стоящее на холме, и оно загорелось. Его первой реакцией было убежать и присоединиться к остальным, но второй было подойти поближе и посмотреть. Любопытство взяло верх над страхом.

Молодой человек залез на вершину холма. Там, у корней дерева, его взору предстало странное зрелище. Сотня черных крыс противостояла сотне коричневых крыс, шипя от злобы.

Крысы против крыс.

Молодой человек с серыми глазами застыл на месте.

Бросив друг другу вызов, взъерошив шерсть, встав на задние лапы для устрашения, два главаря стай начали бой. Они крутили хвостами, раздувались, чтобы казаться сильнее, и вдруг черная крыса прыгнула на коричневую. Грызуны сцепились и стали кусать друг друга. Бой длился долго. Наконец коричневая крыса вонзила резцы в шею черной. Брызнула кровь.

Две черных крысы убежали. Остальные остались на месте, склонив головы и вжав плечи в знак повиновения. Тогда коричневые загрызли черных, оставив только плодовитых самок, которые тут же подчинились победителям.

Последнее унижение врага: главарь коричневых помочился на трупы врагов и сожрал мозг главаря черной стаи.

Столько животной злобы удивило молодого человека с серыми глазами. Он вспомнил, что много раз видел вдали незнакомых людей, но до настоящего времени человеческие стаи предпочитали избегать друг друга.

Он подошел к полю битвы, подобрал тело черной крысы со съеденным мозгом и в память об этой сцене решил сделать себе из ее шкуры головной убор. На обратном пути он начал размышлять.

Внизу его стая обсасывала кости скелета, брошенного даже падалыциками. Снова загрохотала гроза. Молния ударила недалеко от них, и одна из женщин закричала. Молодой человек поймал ее и сильно укусил. От неожиданности самка тут же успокоилась, но он швырнул ее на землю и стал избивать кулаками. Такое необычное поведение успокоило других. Поглощенные сценой насилия, люди больше не думали о грозе.

Охваченный бешенством молодой человек решил убить самку. Движимые незнакомым инстинктом самцы племени подошли, чтобы выразить ему свою преданность. Они склонили головы и подставили зады. Молодой человек в головном уборе из черной крысы выбрал из них самого покорного и укусил его, чтобы утвердить свою власть. Жертва закричала, и все склонили головы в знак уважения.

Молодой человек только что изобрел принцип «беспричинное насилие как средство отвлечения внимания». Стая больше не боялась грозы, она боялась его. Останки крысы, которые показались им сперва смешными, теперь стали символом его власти.

Но молодой человек с серыми глазами не хотел останавливаться на этом. Он решил использовать свои открытия для того, чтобы лишить племя страха.

На следующий день, когда вдалеке показалось другое племя, он, вместо того чтобы не обращать на него внимания, приказал напасть.

Они бросились вперед с яростными криками. Чужаки были так удивлены, встретив столь свирепых людей, что даже не подумали защищаться. И для тех, и для других все было «новым».

Молодой человек пришел к выводу, что нападать легче, чем защищаться. Он сам не участвовал в нападениях, этим занимались самцы его племени. Чем более жестоки они были, тем легче сдавались чужаки.

Так было до того дня, когда один из мужчин атакованной группы достал палку, заканчивающуюся острым камнем. Этим оружием он убил нескольких противников. Этот инструмент невероятно заинтересовал молодого человека с серыми глазами. Он сзади напал на мужчину и обезоружил его. Затем он приказал своим бойцам не добивать противника.

В конце битвы выжившие предпочли подчиниться. Вождь с крысиной шкурой на голове издал победный крик.

Его самцы закричали вместе с ним, а их самки завизжали от радости.

Несколько молодых самок чужого племени подошли к молодому человеку с серыми глазами, чтобы показать, что они готовы к случке, но он был занят тем, что разбивал череп побежденного вождя, чтобы съесть его мозг.

Его стая весело и возбужденно жестикулировала.

Следуя как всегда примеру коричневых крыс с горы, он приказал уничтожить уцелевших чужаков и старых самок, но оставить плодоносящих молодых самок, а также мужчину с острым камнем на палке.

Он потребовал раскрыть секреты изготовления оружия, и побежденный научил его, как пользоваться твердым камнем, чтобы сделать из другого режущий треугольник… похожий на зуб крысы… Потом чужак рассказал, как прикрепить его к куску дерева, чтобы получился дротик, и вожак с серыми глазами велел всем самцам сделать себе такое полезное оружие. Он понял, что нападение на других людей позволяет не только укрепить свою власть, объединить стаю и обеспечить себя привлекательными самками, но и приобрести их технологии.

Поскольку отныне начиналась война между людьми, нужно было к ней подготовиться. Женщины должны были рожать одного ребенка за другим, чтобы у племени было многочисленное войско для будущих битв. Подбодренные этим самцы жадно набрасывались на молодых пленниц.

Потомство множилось, его нужно было кормить. Благодаря копьям и дротикам мужчины смогли добывать крупную дичь. Из падальщиков они превратились в охотников. В это время вожак продолжал наблюдать за поведением крыс. Он понял смысл дуэлей, позволяющих отбирать лучших, подталкиваемых перспективой обладать самыми плодоносящими самками. Дуэли вскоре стали основой воспитания молодых самцов. Вождь сделал из них ритуал, похожий на крысиный, чтобы самому определять самых сильных и избавляться от слабых.

Молодой человек с серыми глазами не принимал участия в играх, которые навязывал другим. Он был историческим вожаком, и ему не надо было доказывать свою силу. Его люди совершенствовали отточенные камни, еще острее натачивали их, прикрепляли к длинным палкам. С этими копьями они легко побеждали других людей, на которых не раздумывая нападали.

Вожак обнаружил, что у крыс есть правило, встретив незнакомую пищу, поручить одному члену стаи попробовать ее и затем поместить дегустатора в карантин, чтобы посмотреть, отравится он или нет. Он приказал своим людям поступать так же с грибами и ягодами, которые они собирали, с незнакомым мясом, которое приносили охотники, с лужами стоячей воды. Кто‑то пробовал пищу, и если он не умирал, она считалась съедобной. Эта техника позволила избежать массовых отравлений, поскольку в природе ядовитость является правилом, а съедобность – исключением.

Поскольку самцы и самки с энтузиазмом откликнулись на призыв размножаться, детей становилось все больше, и вожак решил, что настало время установить систему отбора самых слабых. Дуэли уже были первым этапом, нужно было идти дальше. У крыс все постоянно бросают вызов всем, а тот, кто уклоняется, считается больным, и его изгоняют или пожирают.

Пусть так же будет и в стае.

Стерильные или рожавшие слишком много девочек самки были обречены. Старых и больных убивали, как только им было трудно идти. Нельзя было и подумать о том, чтобы они стали обузой в походе или попали в руки врага. Немедленно самые пожилые стали делать упражнения, чтобы поддерживать себя в форме.

Направляемые молниями люди с серыми глазами шли на север, уничтожая все другие встречавшиеся им племена и обращая женщин в рабство. Однажды, когда он поедал мозг побежденного вожака, молодой человек снял с головы крысиную шкуру и взмахнул ей перед собой.

Все поняли, что отныне это будет объединяющий их знак.

Они были людьми‑крысами.

 

 

Стая дельфинов

 

Ветер дул над пляжем.

Черные тучи сгущались в небе, внезапно ударила молния.

Внизу сто сорок четыре человека собрались в группу.

Вспышки освещали их.

Дети были напуганы. Чтобы их успокоить, матери выбирали вшей из волос. Даже если они их не находили, приятное чувство ласки утешало.

Когда дождь кончился, они уснули.

Утром старая женщина пошла на песчаный берег и увидела дельфина, выпрыгивающего из воды. Это не было новым, но удивительно было то, что водное животное резвилось так близко от берега и от нее.

Ее люди знали, что море является источником опасности. Они редко подходили к воде. Никто из людей еще ни разу не погружался в воду выше пояса. Однако этот дельфин, кажется, звал старую женщину к себе.

Тогда, подталкиваемая каким‑то странным инстинктом, ведомая незнакомым голосом, который 1! звучал в самой ее глубине, она решилась на невообразимое: она вошла в воду. Она содрогнулась от неприятного ощущения холода и влажности.

Дельфин поплыл ей навстречу. Он издавал щелчки и высокие звуки. Она попробовала отвечать рычанием и свистом. Так они общались какое‑то время. Потом животное приблизилось, и она потрогала его нос. Но он повернулся и подставил ей свой плавник. Значит, он хотел, чтобы она потрогала его плавник… Она колебалась, опасаясь быть укушенной этой рыбой, которая была намного больше ее.

Дельфин издал стон, который означал приглашение. Она инстинктивно отступила назад. Страх воды был таким древним, и к нему прибавлялась боязнь всего, что было другим, незнакомым…

«Иди в воду и потрогай его спинной плавник!» – сказал голос в ее голове. Это требование звучало так сильно, что у нее заболела голова. – «Иди туда. Сейчас». И тогда она решилась.

Плавник был гладким, но теплым на ощупь. Дельфин пригласил ее пойти дальше в море. Старая женщина последовала за ним. Она вошла в воду до паха, потом до живота, потом до шеи и обнаружила, что, болтая ногами, она может держаться на плаву в прибое.

Все утро она провела в новой для себя среде. Другие с берега наблюдали за ней издалека, уверенные, что старуха сошла с ума и что ее в конце концов съест рыба. Только голова торчала из воды, и они не слышали, что она отвечает дельфину звуками, похожими на его. Они, однако, заметили, что эти двое как будто общаются друг с другом.

Неожиданно дельфин нырнул, а когда появился вновь, он держал в зубах сардину. Дельфин предложил ей пищу, чтобы поздравить с тем, что она превозмогла боязнь воды.

Когда женщина выбралась на берег с рыбой в руке, остальные уже не считали ее сумасшедшей.

В следующие дни сто сорок четыре человека на пляже научились плавать и ловить рыбу, хотя сперва им удавалось поймать только самых медленных из них. Дельфины их не покидали, показывая, как надо вести себя в воде. Они оказались терпеливыми инструкторами.

Люди стали обращаться друг к другу на языке дельфинов. Как и дельфины, они стали издавать щелчки и свист. Дети весело играли в воде, заплывая все дальше в море с помощью китообразных.

Однажды вдалеке показалось другое племя.

Люди на пляже собрались вместе, чтобы противостоять им.

Стоя друг против друга, люди замерли. С обеих сторон вперед вышли самцы, чтобы напугать противника. Они разглядывали друг друга, когда вперед вышла старая женщина, подошла к группе чужаков и протянула руку тому, кто показался ей самым большим и сильным.

Сперва они не поняли этот жест.

Поведение было таким новым. Вождь другого племени подумал некоторое время, а потом тоже протянул руку.

Две ладони коснулись друг друга. На лицах появились улыбки. Две руки пожали одна другую. Старая женщина знала, что так поступить ей подсказал пример дельфинов. Дельфины научили их предпочитать союз войне.

Отныне они стали стаей дельфинов. Они начали с того, что стали есть вместе с чужаками. Потом они попытались общаться жестами, звуками и вскоре словами.

Так стая дельфинов узнала, что другие были стаей муравьев.

Два племени долго общались. Люди‑дельфины научили людей‑муравьев плавать, ловить рыбу, говорить, играть, петь, делать все, чему они научились от дельфинов.

Другое племя научило их рыть туннели, как муравьи. Так они получили убежища от всех остальных животных. Они объяснили, что, наблюдая за любимыми насекомыми, поняли, что не нужно бросать слабых, но оставлять их для выполнения задач, которые не хотят делать охотники и женщины. Раненые и покалеченные придумывали себе различные занятия, чтобы стать незаменимыми в сообществе. Они занимались малышами и плели из растений различные поделки.

Одна из привычек муравьев очень удивила дельфинов. Поклонники насекомых целовали друг друга в губы, чтобы доказать взаимные хорошие чувства. Они видели, как муравьи касаются друг друга усиками, а потом лижут их, очевидно, в знак социального единства.

Стая муравьев поэтому предложила стае дельфинов ротовые поцелуи. Сперва те плевались от отвращения, но в конце концов эти прикосновения стали им нравиться. Они даже стали касаться друг друга языками, хотя и смоченными слюной.

Теперь их было двести сорок восемь человек, пожимающих друг другу руки. Вместе они построили подземный город на холме над пляжем, защищенный от приливов.

Они придумали общий язык, совмещающий слова муравьев и дельфинов. У самок и самцов двух стай вскоре начали рождаться дети, и на одной территории появились три группы: стая муравьев, стая дельфинов и стая метисов.

Последние, к общему удивлению, оказались более крепкими, чем малыши из внутриплеменных союзов. Однако все они жили вместе и в согласии, следуя принципу «Сила в единстве».

 

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: МУРАВЬИ

 

 

Муравьи существуют на Земле сто миллионов лет, люди максимум три миллиона. На протяжении ста миллионов лет муравьи строят все более крупные Города, в некоторых из воздвигнутых ими муравейниках живут десятки миллионов особей.

Но если рассмотреть их цели, они покажутся нам сегодня довольно необычными. Во‑первых, большинство муравьев не имеет пола. Размножается лишь ничтожно малая часть населения: принцессы и принцы. Поскольку последние умирают от удовольствия во время брачного акта, часто во всем муравейнике нет ни одного самца. Вскоре остается лишь одна матка, которая несет яйца. Постоянно получая информацию о потребностях муравейника, она поставляет необходимое количество именно тех особей, которые нужны ее обществу. Таким образом, каждый рождается с заранее определенной функцией. Здесь нет безработицы, нищеты, личной собственности, полиции. Нет также иерархии и политической власти. Это республика идей. Каждый, каков бы ни был его возраст и функция, может предложить свою идею всему муравейнику. С ней поступят в соответствии с качеством принесенной информации.

Муравьи занимаются сельским хозяйством. Прямо в муравейнике они выращивают грибы. Им знакомо и разведение других насекомых. Они пасут стада тлей на розовых кустах. Они делают орудия, например челноки, позволяющие сшивать между собой листья. У них есть представление о химии, поскольку они используют слюну в качестве антибиотика для лечения личинок и кислоту для нападения на врагов.

В области архитектуры муравейники предусматривают устройство соляриев, складов продовольствия, грибниц, королевской ложи.

Неверно, однако, было бы думать, что в муравьином Городе все работают. На самом деле треть населения бездельничает, спит или гуляет просто так. Вторая треть занята бессмысленными вещами, иногда мешающими другим. Например, прокладкой туннеля, из‑за которого обрушится другой. Последняя треть, наконец, исправляет ошибки двух первых, строит и управляет городом. И в конечном счете, это работает.

У муравьев бывают войны, но не все они должны сражаться. Зато все должны заботиться о коллективном благополучии муравейника. Это для них важнее, чем личные интересы. Когда муравейник исчерпал всю дичь в окрестностях, он перемещается весь, целиком. Жители мигрируют, чтобы построить Город в другом месте. Таким образом создается равновесие между муравейником и природой, поскольку муравьи ничего не разрушают, а, напротив, способствуют аэрации почвы, и циркуляции пыльцы.

Муравьи являются примером успешного социального животного. Они колонизировали практически все природные зоны, от пустыни до Северного полюса. Они выжили после ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки. Они функционируют не стесняя друг друга и находятся в прекрасном симбиозе с планетой.

Эдмонд Уэллс «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 5

 

 

ГЕРМЕС ПОДВОДИТ ИТОГ

 

Включается свет. Мы протираем глаза, уставшие, как Юн Би, когда она слишком долго сидит за компьютерной игрой.

Человеческий спектакль, без сомнения, гораздо интереснее, чем растительный или животный.

Гермес летает вокруг «Земли 18» и интересуется каждой стаей. Он предлагает нам посмотреть на других людей, разбросанных по всей планете. Из соседних я уже узнал стаю черепах Беатрис, стаю крыс Пру‑дона и стаю муравьев Эдмонда Уэллса. Кроме того, я замечаю, что на «Земле 18» больше человеческих стай, чем учеников в классе. Это как раз то, о чем говорил бог путешествий: стаи без богов являются частью декораций. Судя по всему, они преуспели не хуже наших. Я вижу, что благодаря «персональной интуиции» стаи без богов сделали гораздо более полезные открытия, чем мы внушали во снах медиумам. Это сбивает спесь.

В то время как остальные прикованы к планете, я шепотом спрашиваю Эдмонда:

– Что произошло вчера на черной территории? Жестом он дает понять, что сейчас не время и не место об этом говорить. Поэтому я возвращаюсь к наблюдению за эмбрионами человеческих сообществ. Мэрилин отмечает:

– Жизнь в пещере все изменила. Как только у стаи есть убежище, мужчины отправляются на охоту, а женщины остаются у огня коротать время, и все исходные данные меняются. Теперь я понимаю, почему Джо Ди Маджио, мой смертный муж, был неспособен найти кусок масла в холодильнике. Он был чемпионом бейсбола, и из‑за постоянных тренировок у него было узкое видение, и он мог сконцентрироваться только на удаленной цели.

Эдмонд соглашается:

– А женщина, сидя в пещере, должна одновременно поддерживать огонь, следить за тем, чтобы внутрь не проникли звери и чтобы дети не делали глупостей. Поэтому у нее развивается одновременно и широкое, и узкое видение.

– И более богатый словарный запас, чем у мужчин. Потому что, если женщина болтает с подругами, мужчины на охоте молчат, чтобы не вспугнуть дичь, – говорит Мата Хари.

– В то же время, – добавляет Антуан де Сент‑Экзюпери, – понятно, что эти нравы способствовали развитию лучшей ориентации у мужчин, ведь это необходимо на охоте.

– Поскольку у них беспорядочные половые связи, женщины получили более тонкий слух и эмоциональный язык.

Другие ученики вступают в обсуждение.

– Соперничество в ловкости на охоте сделало мужчин более умелыми в изготовлении поделок, – говорит один.

– Уход за детьми заставил женщин больше уважать жизнь, в то время как на охоте мужчины почувствовали вкус убийства, – замечает Симона Синьоре.

Гермес призывает к тишине. Он закончил свои наблюдения. Пришло время объявить победителей.

– Я объявляю победителем первого этапа игры «Игрек» Беатрис и ее стаю черепах, которую можно соотнести с силой N. Найдя убежище, ее стая изобрела оседлый образ жизни. Человечество наконец увидело возможность другого решения, кроме бродяжничества.

Он водружает на ее голову золотой венок.

– Второе место: Пруд он и его стая крыс. Изобретя войну, он не только позволил своим людям больше не страдать, но и научил руководить своей судьбой. Его метод отбора бойцов оказался эффективным, как и демографическая экспансионистская политика. Он довольно неплохо представляет силу D.

– Но все‑таки, – протестует шокированная Симона Синьоре, – Пруд он убивает мужчин и стариков. Он бесстыдно похищает чужих женщин, потом их насилуют и принуждают без конца рожать, чтобы у крыс было достаточно бойцов и…

Бог‑профессор ее сухо прерывает:

– Мы здесь не для того, чтобы судить или читать мораль. Война является таким же средством экспансии, как и другие. Уничтожая соседние стаи и захватывая их плодоносящих женщин, стая крыс действует в интересах своего будущего выживания. Одновременно с каждым вторжением она завладевает технологиями и открытиями побежденных, что позволяет продвигаться вперед в области науки, не занимаясь ис<






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.036 с.