Глава 18. Сложение полномочий. — КиберПедия 

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Глава 18. Сложение полномочий.



Эмма проснулась как от удара, схватившись за сердце. Она была покрыта испариной, а из-за дующего через окно холодного ночного ветра чувствовала себя липкой. Девушка тяжело сглотнула и попыталась восстановить дыхание.
Еще одно видение… на этот раз очень яркое. В нём были крылья, правда, совсем не птичьи. Бесконечно много огня и пепла и… как ни странно, льда. Очень много льда. Она увидела руку, которая стучала по нему, пытаясь сломать. Озеро? Кто-то был подо льдом на озере. Затем вспышки – плачущая Регина, кричащий на неё Генри, мерзкое хихиканье … и вот она проснулась.
Эмма села на кровати - её сердце все еще бешено колотилось, а кожа была влажной от пота. Девушка дышала коротко и сбивчиво.
Простыни рядом с ней зашуршали, и она почувствовала мягкие поцелуи на обнаженном плече.
- В чем дело?
Эмма выдохнула и закрыла глаза, погружаясь в реальность.
– Это просто плохой сон, – она покачала головой. – Уже поздно, ложись спать.
Шериф почувствовала, как Регина улыбнулась.
– Рано. Уже рано, – поправила блондинку королева.
- Не важно, – Эмма тихо рассмеялась. Она легонько похлопала обнимающую её брюнетку по руке, затем переплела их пальцы вместе и откинула назад голову, расслабляя тело, хотя в некоторых местах все еще приятно покалывало от недавних занятий.
Девушка не могла описать то, что произошло между ними. Регина была для неё первой. Конечно, она и раньше целовала женщин, но это… это было совсем другое. Это было как кульминация многих месяцев напряжения и постоянных стычек между ними; как один «покажи всё свое превосходство» шахматный матч. В этом было всё: каждый взгляд, каждая шутливая улыбка и трепещущие ресницы, каждое закидывание ноги на ногу и недовольно надутые губы и снисходительные усмешки. Это было, как если бы вся энергия космоса образовала между ними стену, растущую с каждым днем; она бы становилась теплее, менялась, изгибалась, вращалась, смещалась, пока не лопнула бы, создавая сверхновую звезду.
Боролись губы и языки, комкались простыни, каждый нерв был обострен до предела. Пальцы зарывались в волосы, наслаждаясь их толщиной и шелковистостью, ресницы нежно касались щек, и носы сталкивались, пока обе женщины продолжали битву. Ногти рождали всё новые боевые раны на телах, губы вздувались от непрекращающихся поцелуев и случайных укусов.
Это совсем не было похоже на то, что Эмма когда-либо испытывала. Это был секс на другом уровне, более высоком, как результат их растянутой на месяцы прелюдии.
- Ложись, - пробормотала Регина, и девушка послушалась, откидываясь на подушки и глядя на неё. Бывшая королева одарила её улыбкой, и Эмма не могла не улыбнуться в ответ. Она приподнялась на локте и наклонилась для поцелуя. Виски, выпитый вчера давно выветрился, и теперь остался только вкус её губ.
- Расскажи мне свой сон, – попросила Регина, когда Эмма, закончив поцелуй, гладила мэра по щеке.
Эмма вздохнула. Она натянула на себя простыню и положила руки сверху на живот.
– Я бы хотела рассказать, но этот сон не имеет никакого смысла. – Девушка нахмурилась. – Он лишен смысла даже для меня.
- Попробуй.
И она попробовала. Она рассказала Регине обо всем – про огонь, пепел и лед, про злобный смех, про меч, про Генри и саму Регину. Когда она закончила рассказ, картина в ее голове немного прояснилась, в то время как Регина была вообще в замешательстве.
- Ты была права. Это полностью лишено смысла.
Эмма еле сдерживала смех.
- Заметь, я тебя предупреждала.
Регина ухмыльнулась и ответила ей улыбкой, которая даже в темноте была потрясающей. Королева перевернулась на живот, простынь сползла, оголяя спину и бедра, и Эмма залюбовалась плавными изгибами её великолепного тела. Мэр заметила этот оценивающий взгляд.
– Тебя тревожат твои сны? – спросила она, убирая прядь волос за ухо.
- Я не знаю, – Эмма смотрела в потолок. – То есть, вроде как должны, но я не понимаю смысла. Я имею ввиду, что … - она пожала плечами и сделала непонятный жест руками. – У меня теперь есть магические способности, и, может быть, в этих снах я вижу будущее? Но всё это очень странно.
- Да, магия в этом мире непредсказуема. Да и ты сама результат магии. Даже я не знаю, на что ты способна, хотя этими способностями наделила тебя я.
Эмма покачала головой.
– Так может я теперь кто-то вроде предсказателя будущего?
Регина хищно улыбнулась и подвинулась к ней ближе.
– Тогда скажи мне, – она провела пальцем по руке Эммы от плеча вниз. – Что произойдет в следующий час или два?
Эмма усмехнулась:
– Ужасные преужасные вещи, – игриво ответила блондинка, притягивая к себе Регину.
*
Когда она проснулась в следующий раз, через открытое окно вовсю светило солнце, только на этот раз Эмма была в спальне одна. Её ждала привычная чашка горячего кофе с лесным орехом. Девушка оделась и сделала пару глотков кофе. Кухня встретила её звуком ударяющегося столового серебра о фарфор. Регина устраивала Генри плановый утренний нагоняй по поводу его манер за столом. Генри мягко извинялся, и звук стал заметно тише.
– Кхе кхе, – мэр еле слышно прочистила горло, после чего нагоняй совсем прекратился.
Глядя на все это, Эмма не могла не усмехнуться:
– Доброе утро, – протянула девушка. Генри встретил её глазами полными радости, чего нельзя было сказать о Регине, смотрящей на неё поверх кружки.
- Доброе утро, – поприветствовала она блондинку, еле заметно приподняв уголки губ и ставя кружку на стол.
Эмма села за стол рядом с сыном, дотянулась до корзинки с булочками, которая стояла посередине черного отполированного стола, и вгрызлась в неё зубами. Откусив большой кусок, она снова услышала, как Регина кашлянула, привлекая внимание.
- Что? – спросила она с набитым ртом, не забыв улыбнуться. Шериф прекрасно знала, почему Регина была такой возмущенной. Как она и ожидала, идеально выщипанные брови мэра взметнулись вверх, блондинка поставила локоть на стол и поднесла кружку к губам.
– Вы росли в сарае, мисс Свон?
Генри захихикал, а Эмма закатила глаза.
– Хорошо, я возьму тарелку, – проходя мимо мэра, девушка кокетливо дернула женщину за прядь волос, убедившись, что мальчик занят своим завтраком.
- Я могу уже идти? – спросил Генри, болтая ногами под столом. – Я хочу собрать яблоки.
Мэр нахмурила брови.
– Собирать яблоки?
Он кивнул.
– Да, они лежат на газоне. Вчера я видел как они падали, правда, не вниз, а в сторону, прямо в наш дом. Эмма чуть не подавилась кофе:
– Что?!
Генри переводил взгляд с одной мамы на другую:
– Вы что, хотите сказать, что ничего не слышали? О, да вы должно быть очень крепко спали.
Щёки женщин одновременно вспыхнули, они встретились глазами и быстро отвели взгляд друг от друга.
- Да, похоже, мы вчера хорошо вымотались, – первая отреагировала Регина.
Вслед за Генри они вышли на задний двор, который был весь усыпан яблоками. Фасад дома был помят в некоторых местах.
– Я очень сомневаюсь, что яблоки сами так свалились, – сказала Эмма, поднимая одно с земли.
Мэр тоже подняла яблоко и повертела его в руках.
– Только если им кто-нибудь помог, – сказала она задумчиво. Женщина выпрямилась и повернулась на каблуках к сыну. – Так ты говоришь, что видел, как это произошло?
Он кивнул.
- Ты кого-нибудь видел во дворе?
- Нет, яблоки просто летели, как по волшебству.
Мэр бросила косой взгляд на блондинку и снова сосредоточилась на сыне.
– Почему ты не пришел к нам, чтобы рассказать это?
Генри пожал плечами:
– Я думал, вы тоже это видели. Я ждал, что вы придете за мной, и лёг в кровать. Видимо, я заснул.
Мэр подняла глаза на блондинку, и та ясно прочитала её взгляд. Девушка посмотрела себе под ноги и пробормотала.
– Здесь надо всё убрать.
- Нет, давайте сделаем сидр! – он начал собирать целые яблоки.
- Нет! – быстро, резко и немного с опаской ответила Регина. Её рука потянулась к сыну. – Не трогай их, они могут быть опасны.
Эмма быстро выкинула яблоко и вытерла руку о джинсы. Регина покачала головой.
– Не ты. Нам можно к ним прикасаться, ему нельзя.
- Ааа.
Генри поморщился и посмотрел на маму.
– Может, мне тоже нужно какое-то волшебство?
Регина погладила его по голове.
– Продолжай мечтать, – не зло ответила она и повела его к двери в дом. - Иди домой и собери свою грязную одежду. Позже я буду стирать.
- Как так получилось, что у меня нет магических способностей? – причитал Генри по пути в свою комнату. Регина закатила глаза, а Эмма ухмыльнулась.
Затем мэр провела рукой по воздуху, и все опавшие яблоки тут же исчезли. Эмма вздохнула.
– У него что не сообщение, так целое приключение.
- Он к чему-то готовится, – Регина ходила взад вперед. – Я чувствую, он не собирается сидеть сложа руки до бесконечности.
- И что же нам делать?
Она остановилась и встретилась глазами с блондинкой.
– Нам нужно послать ему ответ.
*
Как и планировалось, Принц со Снежкой пришли к Регине. Правда у Регины имелись изменения к окончанию этой встречи, о чем она хотела поговорить с Белоснежкой. Эмма несколько раз в течение дня пыталась разузнать, что же задумала Регина, но та хранила молчание.
Как только Чарминги приехали, шериф отправила Генри наверх в свою комнату, не смотря на его протесты, объясняя ситуацию тем, что взрослым надо поговорить.
Мэр взяла за локоть свою бывшую падчерицу и тихо, но настойчиво сказала:
– Мне нужно поговорить с тобой.
Снежка бросила взгляд на неё, затем на мужа:
– Джеймс?
- Наедине, если ты не против, – настояла Регина. Она отпустила её руку. – Пожалуйста, это важно.
Джеймс кивнул, соглашаясь, и мэр увела Снежку во внутренний двор, оставив Эмму поболтать со своим отцом на кухне.
– Ты знаешь, о чем она собралась беседовать с ней? – спросил он дочь.
Та покачала головой.
– Не имею ни малейшего представления.
Они стояли вдвоём у раковины и смотрели в окно, за которым стояли мэр и Снежка. Они находились близко друг к другу, говорила по большей части Регина, в то время как на лице Белоснежки отображались разные эмоции, первой из которых был вызов. Что бы Регина ни предлагала, принцесса инстинктивно собиралась отвергнуть. Затем Снежка нахмурила брови, и на её лице появился интерес. Она слушала внимательно. Эмма видела, как её мать глубоко вздохнула. Регина продолжала говорить всё время, не останавливаясь, изредка поглядывая по сторонам и проверяя, нет ли рядом лишних ушей.
- Она её не обидит, – услышала Эмма свой голос.
Отец посмотрел на неё:
– Ты веришь ей. Сейчас ты полностью ей доверяешь, ведь так?
Эмма сглотнула, по возможности бесшумно, и медленно кивнула.
– Да, – протянула она после паузы, всё ещё глядя в окно.
Эмма чувствовала на себе взгляд отца, прошло пару мгновений, прежде чем он спросил:
– Что изменилось?
За долю секунды перед глазами блондинки пронеслись последние двадцать четыре часа: взгляд Регины, когда девушка подняла её рубашку и дотронулась до неё, исцеляя сломанные ребра; её крик, когда Эмма чуть не сорвалась в шахту лифта; тот момент, когда они вцепились друг в друга, держась за кабель и болтаясь в воздухе, и потом вкус её губ, её кожа и вся она …
- Всё изменилось, – наконец, ответила шериф, вновь почувствовав на себе взгляд отца. Он посмотрел на неё как бы украдкой, и вновь перевёл внимание на происходящее за окном.
Регина шагнула к Снежке, давая ей какие-то указания. Та кивнула, и мэр взяла её ладони в свои и крепко сжала их. Сердце Эммы, казалось, заколотилось в горле, она все еще думала, что могла бы сделать что-нибудь, разузнать, помешать …
Фиолетовый дым заклубился вокруг них, и полностью скрыл их из вида. Джеймс заволновался:
– Снежка!
Эмма схватила его за руки.
– Все в порядке. С ними ничего не случится, – хотя сама она не была в этом уверена на сто процентов.
Фиолетовое облако унеслось высоко вверх и рассеялось. В следующую секунду они вдвоем смотрели в окно. Волосы Снежки вились длинными темными кудрями, доходя до середины спины. Она была одета в белое платье, на плечах была накидка из нежно-голубого шелка. Она словно только что сошла со страницы сказки.
Наряд Регины был полной противоположностью. Длинное черное платье, которое сидело как вторая кожа, обтекая каждый изгиб её тела, расширялось от колена. Её волосы были зачёсаны наверх, открывая шею, и высокий воротник платья подчеркивал её длину. В её руках был серебряный сундук, который она передала Снежке.
Белоснежка приняла его и прижала к груди, после повернула к себе замком и открыла. Её глаза расширились. Она резко закрыла сундучок и посмотрела на Регину. Они не могли прочитать по губам вопрос Снежки, но Регина утвердительно кивнула в ответ, и опустилась перед ней на колено, склоняя голову.
Эмма видела глаза матери, которые с интересом смотрели на Регину. Принцесса переводила взгляд с сундука на брюнетку и обратно. В этот момент всё тот же фиолетовый дым окутал их снова, и вот они уже стояли в своем прежнем обличье: Снежка с коробкой в руках и Регина, стоя одним коленом на земле.
Королева поднялась и обменялась с Белоснежкой долгими взглядами, прежде чем кивнуть друг другу. Понимание было достигнуто, и они вернулись в дом. Эмма с Джеймсом, наконец, отлипли от окна и пошли в коридор встречать женщин.
– Что, черт возьми, это было? – Эмма до сих пор не могла прийти в себя от увиденного. Регина лишь слегка улыбнулась ей в ответ и обратилась к Снежке:
– Ты знаешь, что дальше делать?
Та кивнула:
– Да.
- Хорошо.
Джеймс покачал головой:
– Что это было?
Снежка улыбнулась ему:
– Это наше секретное оружие, – она направилась к двери. – Пойдем, посмотрим, как теперь пройдет наша сделка с Голдом.
Эмма только успела бросить вопросительный взгляд на мэра, и последовала за родителями.
**
Магазин Голда, как и следовало ожидать, был пуст, только колокольчик звякнул, оповещая хозяина об их прибытии. К их удивлению за прилавком был вовсе не Мистер Голд, как обычно разглядывающий новые приобретения, а молодая голубоглазая брюнетка.
- Добро пожаловать в магазин Мистера Голда, – поприветствовала она их с улыбкой, выходя из-за прилавка.
- Где он? – Эмма стояла во главе их троицы, и в её планы не входила быть милой.
- Вам нужен сам Мистер Голд? Видите ли, он сейчас очень занят и не сможет …
- Где он? – сквозь стиснутые зубы прорычала блондинка.
- Мне показалось, или мисс Свон вышла из подполья? – Его голос раздался сзади них, и вскоре он сам появился, с лукавой улыбкой на губах.
- Аж все три Чарминга, прямо здесь, в моем скромном магазине! – он встал перед Эммой и поклонился. – Чем обязан такой честью?
Шериф уставилась на него.
– Прекрати этот цирк, Голд, ты знаешь, зачем мы пришли.
Голд выпрямился, и улыбка сползла с его лица.
– Белль, ты можешь быть свободна, – сказал он девушке.
Она неодобрительно кивнула и скрылась в подсобном помещении магазина.
- Так зачем вы здесь, Чарминги?
Джеймс взял инициативу на себя:
– Мы хотим совершить сделку.
Голд фыркнул и со смешком направился за прилавок.
– Не хочу вас расстраивать, дорогуши, но я не заинтересован в новых сделках.
- Я думаю, ты захочешь совершить сделку со мной.
Все трое обернулись на Белоснежку, которая самодовольно ухмыльнулась и небрежно оперлась рукой о стопку книг на прилавке, другой прижимая к груди серебряный сундучок. Голд посмотрел на нее исподлобья:
– Думаешь?
- Уверена, – она не спеша подошла к стойке и с уверенностью положила на нее сундук. – Думаю, будет глупо с твоей стороны отказаться от этого.
- Да? Эээ … - он подвинулся и поморщил нос, потирая подбородок. – С чего бы это? – мужчина перешел на свой коронный зловещий шепот.
Белоснежка с беспристрастным видом повернула сундук в сторону Голда и открыла его, так, чтобы он мог видеть содержимое.
Внутри, на красном бархате лежала серебряная корона. Голд на мгновение лишился дара речи.
- С того, что теперь я твоя королева, – ответила она ему таким же шепотом.





Глава 19. Побочные эффекты

Владелец магазина слегка отклонился назад, с обманчиво мирным взглядом изучая лица пришедших.
- Ещё раз?
Снежка вернула самодовольную улыбку:
- Ты слышал, - непритязательно произнесла она. - Теперь я твоя королева.
- Вот оно как, - Голд наклонил голову, скользя взглядом по стеклянным прилавкам. - То есть ты хочешь сказать, что это та самая платиновая корона, которая была на твоей уже мертвой мачехе, когда она выходила замуж за твоего отца?
- Та самая.
Эмма и Джеймс только наблюдали за переговорами, каждый понимая, что Регина скорее всего детально проинструктировала Снежку на счет того, как должна пройти предполагаемая «сделка».
Голд вернулся с лупой в руке и склонился над короной. Все четверо молчали, пока он изучал украшение. Наконец, Белоснежку утомило его занятие.
- Доволен?
Владелец магазина поднял голову, его губы были сложены в прямую линию.
- Ты утверждаешь, что Регина на самом деле передала трон...тебе?
- Да ладно, - фыркнула Снежка, презрительно улыбнувшись. - Она всегда говорила, что я получу эту корону только через её труп. И я сделала это.
Он усмехнулся:
- И это значит...?
- Я должна была вернуть своё королевство, ради своей семьи. И Регина была единственным препятствием на этом пути. - Снежка равнодушно пожала плечами. - Поэтому я убила её.
- Это правда? - Голд посмотрел на Эмму.
Та уставилась на него, изобразив свою лучшую «покер-фейс» маску.
- Можешь не сомневаться. Я помогла ей.
Голд оперся ладонями о стеклянную поверхность витрины, наклоняясь к блондинке.
- И у тебя не было конфликта интересов? - спросил он тихо, но так, чтобы все присутствующие слышали.
Эмма встретила его взгляд, гадая, какую игру он затеял, когда что-то мелькнуло перед ней. Она посмотрела вниз и заметила руки Голда, его запястья – они были в золотых точках. Словно он разрисовывал свою кожу золотом. Она вновь подняла взгляд, спрашивая его:
- Что ты имеешь ввиду?
- То, что последний раз, когда я наносил вам визит, ты и сверженная королева были достаточно… близки.
Сердце шерифа подпрыгнуло к горлу. Она не смела взглянуть на своих родителей, боясь, что они заподозрят что-то по её реакции. Вместо этого, она сверлила Голда взглядом, чуть наклоняясь к нему.
- Я понятия не имею, о чем ты сейчас говоришь.
- Конечно, - он отвернулся, убирая лупу. – Извини. Возможно, я неправильно понял все эти бесконечные «я так беспокоюсь о тебе» разговорчики, которые вы тогда вели.
Эмма рассвирепела, но постаралась не показывать этого.
- Мне плевать на Регину. Я просто должна была завоевать её доверие.
Он опять посмотрела на неё, наклонив голову набок и едва улыбаясь.
- Что ж, должен признать, твоя игра была более чем убедительна.
Шериф уже открыла было рот, но её отец вмешался секундой раньше, рявкая на Голда:
- Хватит! Мы пришли сюда не для того, чтобы нас обвиняли!
- А зачем же ещё, Ваше Высочество?
Белоснежка по-королевски выпятила подбородок.
- Мы хотели бы заключить с тобой сделку, в обмен на бесценную корону.
- И в чём суть?
- Ты покинешь Сторибрук. Ты отменишь все свои великие планы мести и по-тихому уберёшься отсюда.
Джеймс выступил вперёд и добавил.
- И ты не будешь больше заключать свои «сделки» ни с кем. Никогда.
- В обмен на это, - продолжила Снежка, - ты получишь во владение столь ценную корону, что никогда ни в чём не будешь нуждаться до конца своей жизни.
- А вл… - Голд закатил глаза. – А власть? Та, которую олицетворяет собою корона? Я получу так же и её?
Эмма нахмурила брови.
- Что?
- То, что если вы хотите предложить мне пыльную дряхлую корону, это одно. А вот если все то, что она собой олицетворяет… это уже совсем другое.
Эмма шагнула вперед, сузив глаза.
- Ты серьёзно полагаешь, что они могут передать управление всем королевством тебе?
- Я полагаю, это обязательное условие сделки.
Белоснежка ответила Голду яростным взглядом.
- Нет. Достаточно того, что королевство моего отца попало в руки Регины, после того, как она его убила. Ни за что я не отдам власть кому-то столь же ненадёжному, как она.
- Намного более ненадёжному даже, - поправила её блондинка, издавая короткий смешок и поднимая бровь, пока она неотрывно смотрела на тёмного волшебника.
Тот бросил на девушку короткий взгляд, убрал свои в золотых пятнах руки с прилавка, а затем повернулся к Белоснежке.
- Тогда, я боюсь, что вынужден отказаться от сделки.
- Я думаю, что ты не осознаешь, насколько ценна эта корона, - надавила Снежка, и Эмма почувствовала, как её мать начинает паниковать.
- О, я прекрасно осознаю её ценность, Ваше Величество, - ответил он, полируя лупу. Затем поднял голову. - Но видите ли, вы не осознаете того, что я не заинтересован в богатстве. Мне нужна... власть. - Затем он отмахнулся от Белоснежки, будто она была маленьким надоедливым комаром. - А теперь, если позволите... Мне надо заняться бухгалтерией. Заходите, когда сможете предложить что-нибудь, что на самом деле сможет меня заинтересовать. - И он одарил женщину улыбкой.
Белоснежка разочарованно вздохнула, захлопнула декорированную крышку, прижала сундучок к груди и сердито направилась к выходу вместе с Джеймсом. Эмма пристально посмотрела на Голда, заложив большие пальцы рук в задние карманы. Она уже повернулась, чтобы последовать за родителями.
Но его голос остановил её.
- О, принцесса Эмма, прежде чем вы уйдете... можно вас на пару слов?
Шериф остановилась в проходе, закатывая глаза.
- Только если они будут хорошими, - язвительно заметила она.
Голд проигнорировал её усмешку и жестом подозвал её ближе.
- Подойдите.
Раздраженно вздохнув, она сложила руки в красных кожаных рукавах на груди и шагнула к нему.
- Что ещё?
Он опять наклонился над прилавком.
- Скажи мне... ты правда поверила, что я куплюсь на ваше маленькое представление?
- О чём ты?
- Я могу узнать выходки Регины сразу же, как только увижу. И на них...- он указал на дверь, через которую только что вышли родители девушки. - Повсюду её следы. - Его взгляд медленно остановился на девушке. Тёмный волшебник добавил с усмешкой, - Как и на тебе.
- Прости? – Эмма надеялась, что выражение лица не выдало её удивление.
Голд улыбнулся и опустил голову.
– Ты вся искришься от энергии, и мы оба знаем, что твои родители тут не причём.
- И?
- Я уже не говорю о том, что с момента, как ты разрушила проклятье, ты пропала из виду.
Девушка закатила глаза, скрестив руки на груди, всем своим видом показывая, что это её мало волнует, хотя ей и казалось, что от волнения сердце стучит в горле.
– Что, чёрт возьми, ты хочешь этим сказать?
- Есть только один человек, от которого ты смогла бы взять эту силу, – он наклонился к ней и прочеканил каждое слово, понижая тон, пока не перешел на тихий шепот, – и этот человек наша дорогая … сверженная королева.
Эмма просто уставилась на него, пытаясь сохранить каменное выражение лица. Он не получит от неё ни слова.
Голд улыбнулся снова и откинулся назад.
– Я больше чем уверен, что она преподнесла всё как единственно правильное решение, скорее всего еще взглянула в одну из тех старых пыльных магических книг, чтобы подтвердить свои слова и убедить тебя.
Эмма постаралась сглотнуть бесшумно, а в животе у нее всё скручивалось.
- Держу пари, она не рассказала тебе подробностей … - он притворно задумался, приложив палец к подбородку, – о последствиях, например, – его голос стал чуть выше, а глаза насмешливо сверкнули золотом. – Так сказать побочные эффекты.
Эмма покачала головой и ответила.
– Мне это порядком надоело. Ты закончил? – она старалась не выдать своего волнения.
Голд пропустил её комментарий мимо ушей, его улыбка становилась все шире.
– А, всё-таки не рассказала. Я так и думал, что она не предупредит тебя о том, что после того как она отдаст тебе часть магии через свою кровь, ты будешь хотеть её, испытывать желание физической близости.
Сердце Эммы оборвалось, но внешне она всё ещё старалась не выдать свои эмоции.
– Ты понятия не имеешь, о чём говоришь, – дрожащим голосом ответила она.
- Неужели? Ты знакома с ней всего месяцев девять, дорогуша, а я, – он положил ладонь на грудь, – я наблюдаю за ней годами.
- С меня хватит этих бредней. Я ухожу, – она резко развернулась и направилась к выходу.
Но его голос остановил её.
– Я всегда говорил, что ей без разницы кого соблазнять, лишь бы добиться своей цели.
Мысленно она вернулась к их первой близости, задержавшись в дверях магазина Голда. Затем медленно развернулась, её подташнивало от услышанного.
– ЧТО?
- Да, она в этом мастер. И ты знаешь, она действует всегда по одной и той же схеме – привлечь к себе, пробить оборону, втереться в доверие, соблазнить, и в конце уничтожить.
Эмма не сводила с него глаз.
- Ты наверно думала, что спасаешь её? Что сможешь перетянуть на свою сторону? Она тебя элементарно обманула. Ты всего лишь пешка в этой игре. Ты будешь ей служить до тех пор, пока она не добьется своей цели, а затем … затем она от тебя избавится, как делала со всеми предыдущими.
Эмма больше не могла это слушать, она выбежала из магазина, хлопнув дверью. Её родители, которые ждали снаружи, были в замешательстве.
– Что случилось, Эмма? Что он тебе наговорил? – спросила Снежка.
Шериф остановилась, облокотилась спиной на дверь, смотря то в небо, то на родителей, не зная на чем остановить взгляд, переваривая только что услышанное.
Это было немыслимо. Но в то же время логично. Регина использовала её, только вот для чего, она пока не знала. В её голове крутились слова Голда «Она от тебя избавится, как делала со всеми предыдущими, после достижения своей цели». Цель. Что за цель? Регина хотела защиты для себя и Генри, и когда Генри ничего не будет угрожать, она избавиться от неё? Это просто смешно. И всё же …
- Эмма!
- Да, – она резко вскинула голову, глядя на мать.
- Ты в порядке? Что там произошло? – Снежка кудахтала вокруг дочери.
Она лишь покачала головой.
– Нет, ничего такого, всё нормально. Пойдёмте уже отсюда.
Они сели в машину и поехали в дом мэра. Чарминги чувствовали, что Эмма что-то не договаривает, но не стали лезть с расспросами.
Когда они подъехали к дому, Эмма неожиданно спросила:
– Вы не могли бы взять Генри на ночь к себе?
Снежка и Джеймс переглянулись. Это был как безмолвный диалог глазами, затем оба посмотрели на Эмму.
– Конечно, возьмём, – ответила Белоснежка. – Ты уверена, что всё в порядке? – настойчиво спросила она ещё раз.
Эмма кивнула, из всех сил показывая, что всё в порядке.
– Да, всё хорошо, и ничего не случилось, просто я думаю что Регина … и мне надо ... обдумать следующий шаг … короче вот.
- Конечно, мы присмотрим за Генри, – тихо заверил её принц.
- Отлично, спасибо! – она вышла из машины, прежде чем они успели засыпать её вопросами. – Я пойду приведу его, – и блондинка направилась в дом.
Генри сидел на лестнице, листая комиксы.
– А, ты вернулась! Как продвигается операция Питон? – весело спросил мальчик.
- Просто прекрасно, – отчеканила она и направилась на второй этаж в комнату Генри. Слова Румпеля не покидали её голову, и она была уже не просто раздосадована, она была в бешенстве.
Генри стоял в дверях и наблюдал, как она бросала его пижаму, книгу рассказов, и ещё какие-то вещи в его рюкзак.
- Что ты делаешь?
- Собираю твои вещи.
- Зачем?
С силой застегнув молнию, она перекинула её через плечо и начала спускаться по лестнице.
- Потому что ты ночуешь сегодня у Дэвида и Мэри Маргарет.
- Ты имеешь ввиду, у Прекрасного Принца и Белоснежки.
- Да. - Она практически кипела от злости.
Генри последовал за ней, то и дело глядя на мать со смесью беспокойства и замешательства, почти один в один повторяя выражения лиц родителей Эммы минутой раньше.
- Ты в порядке? Ты не моргаешь, - спросил он осторожно.
Эмма едва повернула к нему голову, чуть заметно кивнула, глядя строго перед собой.
- Все просто прекрасно, - ответила она.
- О..окей.
Он шёл за ней до машины, где шериф забросила его рюкзак в салон и помогла сыну забраться на сиденье. Когда Генри пристегнул ремень безопасности, то ещё раз посмотрел на мать.
- Ты уверена, что всё в порядке?
Эмма кивнула, и силой воли подарила ему слабую улыбку, хотя внутри у неё всё горело.
- Всё замечательно, парень. Не волнуйся. Повеселись с бабушкой и дедушкой, а я заберу тебя завтра.
-Хорошо.
И трое в машине продолжили смотреть на блондинку в недоумении, пока отъезжали. Шериф была вынуждена нацепить на лицо ещё одну счастливую улыбку, чтобы успокоить их. Она помахала им рукой, а затем автомобиль скрылся за углом.
Девушка услышала позади себя, как открылась дверь.
- Хей, Генри опять остается с ними на ночь? – раздался голос Регины.
Улыбка Эммы исчезла, уступая место ярости. Шериф наклонила голову, пытаясь дышать ровно. Точь-в-точь как в тот раз, когда она услышала голос мэра в палате Генри, выяснив про себя правду при соприкосновении с книгой.
Коротко Эмма ответила:
- Да, - и повернулась, чтобы войти в дом, вихрем проносясь мимо Регины.
- О! – брюнетка последовала за ней. В голосе женщины скользила скромная улыбка, хотя шериф и не видела её. – И… - закрыв дверь, бывшая королева остановилась позади блондинки в холле, - Была особенная причина, по которой ты хотела, чтобы мы остались этой ночью наедине?
- Да, - Эмма медленно повернулась к ней, меряя женщину тяжёлым взглядом. – Была.
Прежде чем Регина смогла открыть рот, девушка подняла руку и выпустила заклинание. Брюнетка отлетела к двери, ударяясь об неё спиной. Но не успела она упасть на пол, не успели их сердца выполнить и половины обычного удара, Эмма уже была возле Регины, с яростью вдавливая ту в стену.
Она схватила Регину за горло, сверля взглядом.
- Ты знала, что случится, если я возьму твою кровь, не так ли?
Бывшая королева наморщила лоб в непонимании.
- О чём ты говоришь? – прохрипела она, когда Эмма сильнее сдавила ей горло.
- Ты знала. Ты знала всё это время, что это случится. Что я стану твоей безвольной маленькой.. игрушкой! – Выплюнула шериф. Лицо блондинки находилось в миллиметрах от лица мэра. – И ты играла мной. Каждое мгновение. Заклинания, книга, ритуал, поцелуи, спасение, секс. Всё это было спектаклем, не так ли?
Лицо Регины исказили боль и печаль, она с трудом выдохнула:
- О чём ты говоришь?
- Я должна была знать, что ты безнадежна. Что ты прогнила насквозь. Я просто не могу поверить, что купилась.
Эмма отпустила брюнетку, и Регина упала на пол, откашливаясь и гневно глядя на блондинку.
- Как ты смеешь, - прорычала она, упираясь ладонями в пол, чтобы подняться. Её ноги дрожали, когда она встала.
- Как ты смеешь, приходить сюда и обвинять меня в чем-то таком, таком...
- Таком правдивом! - закричала Эмма. - Просто признай это.
Вспышка фиолетового света изверглась из ладоней Регины, и Эмму швырнуло в воздух. Девушка рухнула на стол с вазой в центре холла, превратив и то и другое в осколки. Шериф приподнялась на обломках дерева и стекла, чувствуя, как в уголке губ струится кровь.
- Я не буду ничего признавать, - прорычала Регина. - Потому что я не сделала ничего неправильного. Румпельштильцхен бросил тебе приманку, и ты поймалась на крючок, как глупый маленький ребёнок. А теперь ты зашла слишком далеко, чтобы видеть, что является правдой, а что ложью.
- Конечно, потому что он ни в коем случае не мог быть прав! Ты облажалась со всеми, Регина, со всеми. И теперь каждый играет свою маленькую роль в твоей игре, а я просто очередная пешка.
- Ты знаешь, что.. Ты права, Эмма, - покровительственным тоном произнесла мэр. - Ты права. Я вообразила себе, что между нами есть странная магическая связь, просто чтобы передать тебе магию, а при случае, забраться к тебе в штаны. Ты права, все это имеет гениальный смысл. А особенно то, как я спасла тебе жизнь, когда ты падала в шахте лифта, и я преследовала при этом какие-то свои личные цели.
Женщина опустила руки на бедра, становясь напротив блондинки.
- И ни в коем случае нельзя предположить, что я спасла тебя по какой-то другой причине, что по какой-то другой причине я позволила тебе быть рядом и заботиться о нашем сыне, кроме той, что ты озвучила. И более того,совершенно нелепо допускать мысль, что посреди всего этого безобразного союза я начала чувствовать что-то настоящее к тебе. Что-то, ставшее настолько сильным, что заставило меня сожалеть о всех моих ужасных ошибках, совершенных в прошлом. Как будто ты в своей жизни ни разу не ошибалась.
- Ну, что ж... - Эмма поднялась на ноги, склонив голову на бок. Под подошвами хрустели осколки стекла. Она вздохнула. - По крайней мере, мои ошибки не исчисляются трупами.
Это было последней каплей. Регина сжала челюсть и выпрямилась. Она вздёрнула подбородок и произнесла, сохраняя последние остатки самообладания:
- Убирайся.
- Что?
- Я сказала, .. убирайся.
Эмма раздраженно выдохнула, прижимая ладони ко лбу. Она закрыла глаза.
- Регина,... послушай. - Руки шерифа упали, а плечи поникли. - Все это выходит из-под контроля. Я просто... Я поговорила с ним, и он говорил вещи, которые... - Она вздохнула. - В которых было столько смысла.
Эмма встретилась взглядом с Региной. Та тяжело сглотнула. Слёзы стояли в её карих глаза, но голос был ровным.
- И поэтому, вместо того, чтобы подумать о его безумии и ненормальном желании получить всю возможную власть за счет других, ты... одарила его презумпцией невиновности.
- Я...
- Убирайся.
Сердце шерифа подпрыгнуло к горлу, а внутри всё опустилось. Она поняла, что совершила что-то невыразимо неправильное, что зашла слишком далеко. Регина только начала убирать свои защитные стены, но теперь, всего лишь с помощью пары слов Эмма своими руками вновь возвела их.
- Я сказала, убирайся, - вымученно произнесла Регина, указывая на дверь.
Эмма кивнула, не имея сил противостоять ей, и пошла к выходу. Брюнетка захлопнула за девушкой дверь, как только та переступила порог. Шериф мельком обернулась через плечо.
Затем блондинка сделала несколько шагов, и серьезность только что содеянного ею, вдруг навалилась на плечи со всей возможной ясностью. Эмма тяжело и резко опустилась на крыльцо, уперлась локтями в колени и прижала руки к лицу.
Что она наделала?

Глава 20. Карточный домик.

Прошли часы с того момента, как Регина выгнала её из дома, но Эмма продолжала сидеть на крыльце, почти не двигаясь. Пение птиц врывалось в её мысли после полудня, клонящееся к горизонту солнце слепило ей глаза вечером, а теперь она сидела замерзшая под светом звезд.
Она не могла поверить в содеянное. Это было отвратительно. Внутри блондинки всё ещё ворчала маленькая её часть, говорящая, что все умозаключения были логичными и понятными, но это ворчание тут же заглушалось ощущением глубокой боли и раскаяния.
В течение девяти месяцев они с Региной прошли многие стадии. От едва приемлемых любезностей, до настоящей войны, затем к невысказанному родству и вынужденному союзу, в результате которого между ними зародилась дружба, и, наконец... кем они стали друг другу сейчас? Любовниками? Подругами? Партнерами? Она понятия не имела.
Долгое время Эмма держала всё, связанное с Региной, в маленьком закрытом уголке своей души, открывая его только для того, чтобы добавить новую информацию о том, как женщина реагировала на определенные фразы и как вела себя в определенных ситуациях. Шериф словно собирала досье на врага во время войны. По прошествии нескольких месяцев этот уголок стал расширяться. А новая информация приобрела физические характеристики: то, как брюнетка наклоняла голову, или как в её глазах загорался огонь, если она приходила в ярость, или то, как лицо бывшей королевы озарялось многозначительной улыбкой, преображающей все её черты, или как она сжимала или покусывала губы в раздумье.
А теперь всё было так, словно этот потаённый уголок души Эммы вдруг раскрылся и проник в её кровь. Регина была повсюду, оставляя свои следы в каждом атоме шерифа. То, как женщина несла себя, как поправляла волосы, какой мягкой и нежной была её кожа, всё это вдруг стало для Эммы жизненно-необходимой информацией, которая пробуждала в ней самые глубинные эмоциональные и физические реакции.
Она завидовала длине её ресниц, и восхищалась изяществом каждого шага брюнетки. Она наслаждалась вкусом губ королевы и дрожала, когда та произносила её имя. Девушка умилялась усмешкам Регины, когда Генри заговаривал с ней, и шерифа просто очаровывал шрам на верхней губе женщины.
Её кровь кипела, к






Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.014 с.