Глава 17. В подвешенном состоянии. — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Глава 17. В подвешенном состоянии.



Она много раз слышала, что перед смертью жизнь человека проносится перед глазами. Но никогда не придавала этой поговорке значения, до этого момента. Продолжающееся падение предупредило её о неизбежном, и картинки замигали: начальная школа, её приемные семьи, потом она узнала о своей беременности, и день, когда родила сына.
Видение того дня, когда он нашел её и привел в штат Мэн, а так же её первая встреча с Региной («Вы настоящая мать Генри?») возникло в её голове, и она закрыла глаза, приготовившись к смерти.
А потом её ладони начало покалывать, она посмотрела вниз и увидела, что лифт продолжал падать, но она, казалось, замерла. Её рука была поднята над головой, она посмотрела на ноги, болтающиеся в воздухе, потом подняла взгляд наверх.
Длинные разряды электроэнергии, синие и фиолетовые, с треском разрезали воздух в нескольких футах от неё и Регины. Зубы Регины плотно сжимались, когда она пыталась тянуть её..
- Подтягивайся! – крикнула ей брюнетка.
Эмма протянула пальцы, насколько могла, коснувшись синей вспышки. Она не почувствовала боли от удара током. Только покалывание в руке оттого, что она и Регина поддерживали связь.
Она чувствовала, что перемещается, двигается медленно вверх. Она напрягалась изо всех сил, чтобы дотянуться как можно выше. Регина обернула кабель вокруг одной руки и ног, согнув спину и пытаясь протянуть свободную руку вниз.
- Эмма, продолжай движение, я не смогу держать долго!
- Я пытаюсь! – пропыхтела шериф, подтягиваясь.
Синие и фиолетовые вспышки между их ладонями становились все короче и короче. Эмма закрыла глаза и потянулась изо всех сил, затем открыла их, когда рука коснулась пальцев Регины. Инстинктивно они сжали друг другу руки, плотно соединив пальцы.
И, как только они коснулись друг друга, ярко-белая молния сверкнула между их руками, и Эмма поднялась в воздухе, выкрикнув имя королевы, и подлетела вверх.
Затем все остановилась. Эмма открыла глаза и увидела обеспокоенные карие глаза королевы. Медленно приходя в себя, она прижалась к ней. Она держалась за талию Регины, как за жизнь, а другой схватила кабель между ними. Рука королевы была вытянута над головой, крепко держась за кабель, а другой рукой обвила талию Эммы, надежно держа её.
Они смотрели друг на друга широко открытыми глазами, тяжело дыша от напряжения.
- Я держу тебя, - выдохнула Регина, Эмма готова была расплакаться от облегчения.
Но она по-прежнему была парализована, потому что боялась снова упасть, её глаза по-прежнему были широко открыты, когда она выдохнула:
- Спасибо.
- Я тяну вас! – крикнул им Джеймс, его большие, как блюдца, глаза свидетельствовали о том, что он осознавал весь ужас происходящего.
Эмма и Регина продолжали смотреть друг на друга, находясь в паре сантиметров, они разглядывали лица друг друга.
Её мысли, как ни странно, были пугающе свободными. Она провела взглядом по Регине, пытаясь сориентироваться. Она была так близко… так близко к концу. Это было странное чувство. И она не могла просто так оправиться от этого. Ей нужно было почувствовать землю под ногами. Закрыв глаза, она пыталась себя успокоить. Но сердце все еще отбивало барабанную дробь.
Она услышала, как Регина тихо вздохнула, а затем почувствовала её тепло – королева прислонилась к ней лбом, и Эмма почувствовала, как успокаивается. Она выдохнула, её сердце замедлило ритм. Находясь в воздухе, под ними не было земли, и блондинка ощущала лишь свои болтающиеся ноги.
Шериф открыла глаза, ослабляя хватку, снова встретившись взглядом с королевой. Молчание между ними было обременено вопросами, которые не давали ответов. Наиболее важным был, почему Регина действовала так быстро, чтобы спасти её.
Найдя её глаза, Регина ответила на вопрос, который так и не был задан:
- Я знала, ты еще не была готова уйти.
Эмма с трудом сглотнула, кивая головой и закрывая глаза.
Голос королевы вновь прозвучал рядом с ней. Признание, сказанное мягким шепотом:
- А я не была готова тебе позволить.
Девушка снова открыла глаза снова, делая вздох. Они обе опять находились где-то между эмоциями и здравым смыслом. Игнорировать эмоции становилось всё сложнее и сложнее. Не прошло и двадцати четырех часов с того момента, как они целовались, а чувства уже были неудержимыми.
Блондинка не одна боролась с ними. Когда они с Региной смотрели друг на друга, взгляд королевы опустился на её губы, затем поднялся обратно. И когда женщина начала наклоняться, Эмме не хватало силы воли, чтобы остановить её.
- Ай!
Острый болт со стороны шахты лифта воткнулся девушке в бедро. Она дернулась, стараясь не отпустить Регину, хотя инстинктивно потянулась к ране.
- Ты в порядке?
Эмма зажмурила глаза, морщась от боли.
- Я в порядке, - солгала она, чувствуя, как кровь просачивается сквозь ткань джинсов.
- Нет, у тебя кровь.
Пыхтя, Эмма тряхнула волосами и посмотрела на Регину.
- Ну, мы мало что можем сейчас сделать.
Вскоре Джеймс поднял их достаточно высоко, чтобы они могли самостоятельно вылезти из шахты. Как только они это сделали, обе рухнули с облегчением на пол, переводя дыхание.
- Эмма, ты ранена, - принц опустился на колени рядом с ней, осторожно касаясь её. – Нужно наложить жгут.
- Нет, не нужно, - Регина поднялась, её рука излучала фиолетовое свечение. – Я всё сделаю.
Она осторожно положила руку на рану и поморщилась, извиняясь, когда Эмма выругалась от боли. Через несколько секунд боль начала отступать. Она посмотрела вниз и увидела только порез на ткани. Кожа выглядела так, словно ничего и не случилось.
- Вот, - пробормотала Регина, когда свечение померкло. Она посмотрела на блондинку, чуть улыбнувшись. – Лучше?
Эмма кивнула, поднимаясь на локтях, потом села.
- Намного. Спасибо.
Её отец взглянул на них, его глаза все еще были огромными.
- Что случилось?
Регина подняла брови, выдохнув, она прижала ладони к бедрам, вставая на ноги.
- Совершенно понятно, не правда ли? – она взглянула на принца, протягивавшего Эмме руку. - Это было подстроено.
- Румпельштильцхеном?
Эмма схватила протянутую руку, сжала её, встала на ноги и отпустила. Она посмотрела на отца, наблюдая за его реакцией.
- Конечно, - ответила Регина, сложив руки, и начала ходить взад-вперед. – Он, должно быть, знал, что мы придем за мечом. Таким образом, он хотел, чтобы мы туда упали… но не хотел оставлять нас без выхода.
Джеймс сдвинул брови.
- Ну, конечно, он знает, что у вас есть магические способности.
- Да. Но он знает, что моя магия далека от его с точки зрения силы и легкости, - она убрала волосы с глаз и посмотрела на Эмму. – Но чего он не знает…
Принц понимающе поднял брови и закончил:
- Это то, что спаситель сама может использовать магию.
- Именно. И он никогда не должен узнать об этом.
Джеймс кивнул в знак согласия.
- От меня он этого не узнает.
Регина подняла брови и, словно кошка, медленно подошла к принцу.
- Можно ли то же сказать и о твоей жене? – поджав губы, мэр наклонила голову и добавила. - Мы оба знаем, что хранение тайн не является её сильной стороной.
Эмма закатила глаза.
- Регина…
Её отец поднял руку и слегка кивнул, давая понять, что всё в порядке. Затем он упёр её в бок, повернувшись к Регине и сделав к ней пару шагов.
- Не смотря на твою со Снежкой сложную историю, у меня есть полная уверенность в том, что она сможет сохранить это все от Румпельштильцхена. Веришь ты в это или нет, это твое решение и только твое, Регина. Я не собираюсь тратить время на обещания, и не позволю Снежке доказывать свою ценность.
Эмма перевела дыхание, наблюдая за двумя членами королевской семьи, которые смотрели друг на друга не слишком агрессивно, но и не сердечно. Это была практически борьба за власть, поняла она. Свергнутая королева оценивала ум человека, который был бы королем.
Джеймс чуть наклонился, понизив голос до шепота, и добавил:
- Рано или поздно, Регина, ты будешь вынуждена отпустить свое прошлое. Ты слишком долго держала его. Тебе нужно научиться доверять снова – доверять Снежке. - Выпрямившись, он вздохнул и подняв свой меч с земли. – И, возможно, тогда ты сможешь позволить себе найти счастье. Может быть не то, которое даёт магия, временное, а реальное, истинное счастье. Не говоря уже о любви.
Он многозначительно повёл бровью, затем, сжав меч в руке, повернулся на каблуках, направляясь к главным дверям библиотеки.
Эмма задержалась на мгновение, наблюдая за реакцией Регины. Её ноздри слегка раздулись, когда она выдохнула, смотря принцу вслед. Затем, она несколько раз моргнула, и выражение её лица вновь стало нормальным. Такое Эмма видела уже несколько десятков раз. Она сложила руки, и хотела спросить, в порядке ли Регина. Но после того, как получила быстрый взгляд королевы, передумала, и просто последовала за ней.






Регина снова приняла форму ворона, когда они возвращались домой. Сейчас было достаточно поздно, и все граждане Сторибрука, вероятно, уже спали. Или, по крайней мере, сидели по домам.
Оказавшись в фойе своего дома, Регина снова стала собой. Они нашли Белоснежку на кухне, которая из всех возможных напитков, потягивала яблочный сидр.
Эмма подняла брови, когда они вошли на кухню.
- Я думала, ты ненавидишь яблоки. Или, хотя бы, боишься.
Белоснежка покачала головой.
- Так и было, - подняв глаза, она сосредоточила свой взгляд на Регине, и добавила. - Но кто-то однажды сказал мне, что единственный способ преодолеть свой страх, это встретиться с ним.
Эмма оглянулась через плечо на Регину, которая, казалось, была удивлена её словам. Пожав плечами, девушка повернулась к матери:
- Генри уснул?
- Около двадцати минут назад.
Регина медленно кивнула, всё ещё, казалось, удивленная словами Снежки, и рассеяно пробормотала:
- Я буду у себя в кабинете.
Они смотрели ей вслед. Эмма повернулась к родителям с неуверенным выражением лица и сжатыми губами.
- Она, э-э-э… она, наверное, хотела сказать «спасибо», что посмотрела за Генри сегодня.
Снежка невесело усмехнулась.
- Нет, не хотела. Я уверена, что она вообще не хочет, чтобы я была рядом с ним.
- Это перемирие не будет легким, Снежка, - сказал Джеймс и обнял ее за плечи. – Это будет испытание для тебя и Регины. Но я точно знаю, что это того стоит. Это в интересах каждого.
Принцесса кивнула.
- Да, я знаю, - она улыбнулась ему и нежно произнесла. - Спасибо, Прекрасный.
Родители пожелали дочери спокойной ночи и ушли, пообещав завтра вечером придти, чтобы они вместе навестили мистера Голда. Затем Эмма пошла в кабинет.
Регина сидела на диване, вытянув ноги, одна рука лежала на спинке дивана. Она вертела стакан виски в другой руке, хотя и не пила. Вместо этого, она крутила его и смотрела на жидкость.
Эмма задержалась в дверях, ей было интересно, должна ли она оставить Регину в покое.
- Ты в порядке? – не могла не спросить шериф.
Ответом ей послужил лишь кивок. Регина даже не взглянула на неё.
- Ты… хочешь поговорить?
На этот раз последовало покачивание головой. Регина подняла бокал к губам и сделала глоток.
Эмма вздохнула, как можно более бесшумно.
- Хорошо! Ну… э-э-э… я думаю, пора отправиться на боковую. Эта шахта лифта действительно выжала из меня все соки, - она хихикнула, но ответа так и не получила. Кивнув, шериф попрощалась. – Тогда… спокойной ночи.
Она направилась наверх. Подняв брови, Эмма размышляла о том, что именно сейчас твориться в голове у Регины. На верхней ступеньке блондинка заколебалась, глядя сначала на дверь Генри, затем на спальню королевы. Это было словно в игровом шоу – дверь номер один или дверь номер два?
Наконец, бросив взгляд через плечо, Эмма решила, что Регина вышвырнет её, если не захочет, чтобы она была там… И затем выбрала дверь номер два.


Было где-то за полночь, когда Эмма проснулась, чувствуя, будто ей только что приснился кошмар, но она не могла вспомнить ни одной детали. Она посмотрела на другую сторону кровати, которая была не тронута. Регина даже не поднималась.
Нахмурившись, наполовину в замешательстве, наполовину в беспокойстве, она откинула одеяло и выбралась из постели, поправив бретельку ночной рубашки, которая соскользнула с плеча. Затем спустилась вниз по лестнице.
Дверь в кабинет была чуть приоткрыта с того самого момента, как шериф попрощалась с Региной. Внизу виднелась полоска света. Слегка нажав кончиками пальцев на дверь, Эмма заглянула внутрь.
- Регина?
Королева легла спать на диване, касаясь подбородком плеча, одна рука свисала с края дивана, другая лежала на животе. Стакан с виски стоял на ковре всего в нескольких дюймах от кончиков её пальцев.
Эмма мгновение смотрела на неё, завидуя её темным густым ресницам и тому, как она надула губы во сне. Безупречный вид не покидал Регину даже тогда, когда она делала что-то потенциально-нелестное, как сон.
Медленно блондинка подкралась к ней, опустившись на колени возле дивана. Девушка взяла стакан виски, безошибочно узнав оттенок помады на ободе. Как она хотела бы знать, сколько Регина выпила. Но как только Эмма стала поднимать стакан, она случайно дотронулась до пальцев брюнетки и бывшая королева резко села, приняв вертикальное положение, задыхаясь, словно долго была под водой и всплыла на поверхность.
Эмма вскочила, разлив почти все содержимое стакана по ковру от неожиданности. Они схватились за руки, каждая из женщин пыталась прийти в себя после испуга.
- Эмма?
- Извини, я не хотела напугать тебя, - ответила девушка, отпустив руки Регины. Она поставила стакан возле небольшого бара у двери. – Я… э-э-э… Я искала тебя.
Регина тяжело дышала, проведя рукой по волосам. Она села ровно.
- Почему?
- Ну, ты не приходила наверх.
- Да, я была занята.
Эмма усмехнулась.
- Занята чем? Напиваясь?
Регина вздохнула, закатывая глаза.
- Нет, я не напивалась. Я просто… размышляла.
Эмма села на другом конце дивана, не дожидаясь приглашения.
- О чём?
- Обо всём.
Блондинка терпеливо сидела, подняв брови, ожидая продолжения.
- Моя мать начала использовать магию, когда я была подростком. Я ненавидела это. Мне казалось это глупым – быстрые исправления вещей, которые требовали времени и заботы. Она использовала магию в качестве оружия… формы наказания для меня. Она хотела, чтобы я была царственной… благородной. Она подарила мне коня, чтобы я могла научиться ездить. Но когда у меня не получалось, она связывала меня вожжами и я болталась в воздухе, пока не обещала, что научусь делать лучше.
Эмма нахмурилась, слегка прикоснувшись к её пальцам. Не глядя, Регина крепко сжала их.
- Мой отец ничего не мог сделать, чтобы она перестала причинять мне боль. И иногда, она связывала его только для того, чтобы помучить меня сильнее. Она была такая холодная женщина… я не думаю, что она когда-нибудь любила моего отца. Для неё любовь была слабостью, - Регина покачала головой, посмотрев на свои колени. – Снова и снова она говорила мне об этом. Она говорила мне, чтобы я никогда не была такой глупой, чтобы влюбиться. Чтобы почувствовать любовь к чему-либо на самом деле, потому что, в конце концов, это причинит только боль и страдания. Только истинная сила вечна.
- Она хотела, чтобы ты была сильной, - произнесла Эмма.
Регина кивнула.
- Ей это удалось. Она хотела дать мне все возможное для величия. И вот однажды ей пришло в голову, чтобы я стала королевой, - её брови взлетели вверх.
Эмма понимающе поджала губы.
- А потом появилась Белоснежка.
- На несущейся лошади, да, - Регина вздохнула, покачав головой и снова глядя на колени. – Я никогда не хотела власти, пока не потеряла Даниэля. Я никогда не стремилась быть кем-то невероятным, я просто… - Она подняла голову, сдвинув брови. – Я просто хотела любить кого-то. И хотела, чтобы кто-нибудь любил меня. Я могла бы сделать это с Даниэлем.
- Любовь не слабость, - сказала ей Эмма. – Если я и узнала что-то за то время, что провела с Генри, так это то, что любовь – это сила. Самая мощная. Более мощная, чем всё, что может предложить магия.
- Если бы я могла позволить себе поверить в это...
- Так поверь.
- Это не так просто. Это… - мэр поморщилась. – Сбивает с толку.
- Что тебя смущает?
Регина встретилась с ней глазами и тихо ответила:
- Ты.
- Я? Я тебя сбиваю с толку? Почему?
- Ты слишком, слишком… - её руки делали небольшие круги в воздухе, когда королева искала подходящее слово, и наконец, нашла. - хороша для меня. Независимо от того, как часто мы сталкивались лбами, независимо от того, как ужасно я себя вела, ты не стала холодной ко мне. Ты легко могла оставить меня сгореть в огне несколько месяцев назад. Не говоря уж о том, что просто бросить меня привязанной к стулу в библиотеке. Но ты этого не сделала.
Эмма слегка улыбнулась, наклонив голову, она опустилась на колени, опираясь на подлокотник дивана.
- Потому что так делают хорошие люди.
- Верно.
Неожиданная догадка поразила девушку, а затем и она нахмурилась.
- Не потому ли ты спасла меня там? В шахте лифта?
Регина покачала головой, и живот Эммы сделал кувырок от мысли, что это было что-то… другое. Она вспомнила слова Регины, обращенные к ней, когда они висели вместе: «Я знала, ты еще не была готова уйти, а я не была готова тебе позволить».
- То, что произошло в лифте, было инстинктивно. Когда ты начала падать, Эмма…
Когда женщина замолчала, блондинка подняла голову, ловя её взгляд. На лице королевы отражалась смесь запутанности и удивления.
- Я думала, что мое сердце остановится.
Собственно сердце Эммы ёкнуло от этого признания.
- Так что, я потянулась к тебе, и это просто… произошло.
Девушка кивнула, часть воспоминаний была уже размыта. Всё произошло так быстро, в конце концов. Казалось, она только закрыла глаза, а потом они уже соединились, помогая друг другу.
- Я не думаю, что могу сделать это, - пробормотала Регина.
Это привлекло внимание блондинки.
- Сделать что?
- Притворяться, что между нами ничего не происходит, - она поджала ноги под себя. – Что-то происходит.
Эмма с трудом сглотнула.
- Я знаю. Я просто не знаю, что с этим делать.
Регина сжала губы, отводя глаза и смотря в сторону.
- Я думаю, что знаю.
- Да? – девушка наморщила лоб. – Что?
Она смотрела, будто в замедленной съемке. Регина улыбнулась, всё ещё сидя, поджав ноги, на другом конце дивана. Затем она медленно начала наклоняться. Эмма поняла, что сосредоточила всё своё внимание на губах королевы. Она ощутила её дыхание и вздрогнула. И это случилось - поцелуй.
Он был не таким долгим, как первый. Регина отстранилась, и они посмотрели друг другу в глаза. Эти странные разряды вновь пробежали по телу Эммы, она просунула пальцы в волосы Регины и потянула её к себе, откидываясь на спинку дивана.
Она не знала, как долго длились эти поцелуи и прикосновения, но вскоре Регина отстранилась. Её губы распухли от жадных поцелуев, и Эмма поняла, что хочет большего. На лице королевы медленно расползлась улыбка, зубы мягко прикусили нижнюю губу, замерев.
Когда Эмма потянулась к ней, за этим большим, Регина медленно отстранилась, поднимаясь с дивана. Она взяла стакан виски, а шериф наблюдала за тем, как королева поднималась по лестнице, потягивая из стакана.
Блондинка осталась одна, в подвешенном состоянии, не уверенная в следующем ходе. Её наполняли ощущения, смешанные желания и замешательство. Стало ясно, что делать.
Она просто не представляла, что за этим последует.






Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.007 с.