Глава 13. Чистота и примеси. — КиберПедия 

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Глава 13. Чистота и примеси.



Напряженность между противниками казалась осязаемой. Эмма практически чувствовала, как её мать подавляет гнев и ярость, которые исходили от неё волнами. Она посмотрела на Джеймса, который был в растерянности и не знал, что делать. Вопрос ясно отражался на его лице – вмешаться или оставить всё, как есть?
- Ты, - зарычала Снежка, делая ещё один шаг к защитному пузырю, который отделял её от Регины.
- Снежка, - осторожно позвал её Джеймс.
Но она не прислушалась к его предупреждающему тону, ступая прямо туда, где она чувствовала магическую энергию, сосредоточив взгляд на бывшей королеве и сжав зубы.
- Убери свою защиту.
Эмма погладила плечи сына, не отводя взгляда от матери, и сказала:
- Генри, я думаю, тебе лучше зайти внутрь.
- Но…
- Иди.
Ворча, Генри прошел по дорожке и скрылся в доме. Эмма знала, что он будет наблюдать за происходящим из окна, но она не могла ничего с этим поделать. То, что могло сейчас произойти, было намного важнее.
Она повернулась к матери, сложив руки, словно в мольбе.
- Послушай. Я думаю, мы все сейчас очень напряжены. Многое случилось за эти несколько дней, так что, возможно, нам лучше поговорить о…
- Опусти. Свою. Защиту, - выдавила Белоснежка, сверля Регину взглядом.
Эмма затаила дыхание, глядя на Регину. Та сглотнула, четко понимая, что сейчас будет, и приняла свою судьбу. Она кивнула, опуская руку, и магическая защита затрещала.
Эмма подумала, с каких пор Регина готова сдаться?
Затем она услышала голос Регины в своей голове, будто она говорила вслух:
- С тех пор, как я была побеждена.
Она повернула голову, глядя на неё широко открытыми глазами. Какого черта…
- Ну что? – всплеснула руками Белоснежка. – Ты сделаешь это или нет?
Регина отвела глаза от Эммы, обращаясь к бывшей падчерице низким, каким-то даже слишком спокойным голосом.
- Да, Снежка. Один момент.
Эмма наблюдала, как королева подошла к пузырю и надавила на него рукой. В одно мгновение пузырь засверкал крошечными вспышками молний, как будто трескалось зеркало. Он рассеялся, словно его и не было.
Защита королевы пала.
Все посмотрели на Белоснежку, и Эмма сжалась, потому что знала, что за этим последует. Принцесса была не так хрупка и уязвима, как обычно изображается в кино. Нет, согласно книге Генри, её мать была очень свирепой.
И в это время грудь Снежки вздымалась от адреналина и гнева, это было похоже на вулкан, который вот-вот начнет извергаться. Она взглянула на Джеймса, который стоял лицом к ней, прежде чем начала действовать.
Белоснежка крикнула и бросилась на Регину, схватив за горло и сбив с ног. Джеймс побежал вперед.
- Снежка, не надо!
Эмма застыла на месте, не зная, что делать.
Снежка сделала несколько движений, разбив нижнюю губу Регины с одного удара.
- Как ты посмела! – кричала она, из её глаз текли слезы. – Ты убила моего отца! Отравила меня! Заключила мою единственную любовь! Не оставила мне иного выбора, кроме как отказаться от собственной дочери, когда держала нас здесь, как в ловушке! Ты обвиняла меня в убийстве! Ты коварная, ужасная ведьма!
Эмма и её отец попытались растащить их. Девушка не могла не заметить, что Регина не пыталась отбиться от атак Снежки.
Тем не менее, королева выкрикнула:
- Ты отобрала мой единственный шанс на счастье! Мой Даниель умер из-за тебя! Потому что ты не смогла держать рот на замке!
- Регина! Стой! Остановись! – Эмма потянулась к ней, но её оттолкнула Белоснежка.
- Я была маленькой девочкой, Регина! Маленькой девочкой!
- Снежка! Хватит! – Джеймс пытался удержать её, но она продолжала вырываться из его хватки.
Обе женщины продолжали кататься по земле, а Эмма и принц безнадежно пытались их разнять. Наконец, Эмма показала свои чувства и закричала, топнув ногой:
- Хватит!
Когда она это сделала, вспышка белого света откинула Белоснежку и Регину друг от друга на несколько футов. Снежка врезалась в своего мужа, и оба они упали на землю, а Регину подхватила Эмма, обхватив руками за талию.
Они дышали в унисон, Эмма помогла ей выпрямиться, заметив кровь в уголке её рта. Регина убрала волосы с глаз. Снежка и Джеймс поднялись на ноги.
- Ты использовала магию… - пробормотала Снежка.
- Да, - девушка старалась не показывать удивления.
Принцесса снова посмотрела на Регину.
- Ты сделала это, не так ли, - это не было ни утверждением, ни вопросом, она просто бросила эти слова Регине.
- Хорошо, - Эмма встала между ними, нарушая их зрительный контакт. – Пока это не повторилось снова, почему бы нам не зайти внутрь и не поговорить.
Белоснежка вздернула нос.
- Я не буду говорить с ней после всего, что она сделала.
- Ну, тогда ты можешь остаться здесь и вести себя, как ребенок, пока мы будем разговаривать.
Джеймс сделал шаг вперед, на его губах появился намек на улыбку, когда он сказал дочери:
- Веди.
Его жена уставилась на него.
- Прекрасный…
И, когда Джеймс последовал вслед за Эммой и Региной в дом, Эмма услышала, как он снова повернулся к принцессе и тихо сказал:
- Это длиться уже достаточно долго, Снежка. Пора положить конец всему этому безумию.





Когда они зашли внутрь, Эмма попросила родителей пройти в гостиную, затем извинилась, и вместе с Региной поднялась в ванную комнату. Через несколько секунд появился Генри, радостно сказав:
- Это было круто!
Эмма вздохнула.
- Генри, это было не круто.
Она открыла бельевой шкафчик и вытащила оттуда полотенце, опустив его в раковину с водой.
Регина присела на закрытую крышку унитаза.
- Генри, дорогой, почему бы тебе не пойти вниз к бабушке и дедушке? Мы скоро придем.
- Хорошо, - он махнул рукой и умчался вниз по лестнице. Они услышали, как он поздравил Снежку с отличным ударом.
Эмма подавила смешок.
- Прости. Я сказала ему, чтобы он ждал внутри.
- Он мальчик, - вздохнула Регина. – В этом нет ничего удивительного. К тому же, я уверена, он думает, что я получила по заслугам.
Эмма нахмурилась, смотря в зеркале на отражение Регины, пока отжимала ткань.
- Ты ведь так не думаешь, правда?
Регина издала звук, который был похож на ворчание, которое не было ни согласием, ни опровержением. Королева не стала ждать следующего вопроса и сказала:
- Хорошо получилось с магией, кстати.
- Я даже не хотела этого. Я просто… хотела остановить вас.
- Как я и говорила, это в твоей крови, просто инстинкт. Иногда происходит почти независимо от твоей воли. Как мигание или дыхание.
Брови девушки поднялись вверх.
- Мне придется научиться управлять этим.
- Ты научишься. Со временем.
- Вот, - Эмма держала в руках полотенце. – Для твоей губы.
Регина наклонила голову, на её устах появилась многозначительная улыбка.
- Знаешь, ты могла бы просто взмахнуть рукой, чтобы исцелить меня.
- Да, может быть, - Эмма тоже усмехнулась. – Но я предпочитаю проверенные способы.
- Я вижу, - Регина взяла тряпку и вытерла разбитую губу, слегка поморщившись.
Эмма заметила рану на её виске.
- Ничего себе, её кольцо оставило на тебе отпечаток.
- Аптечка первой помощи находится под раковиной, - сказала Регина, всё ещё слегка нажимая тканью на губу.
- Спасибо, - шериф достала комплект. – У тебя там много бинтов.
Регина улыбнулась.
- Генри слегка не везло, когда он учился ездить на велосипеде. Разбитые колени были обычным делом.
Эмма почувствовала острую боль в сердце, когда услышала это, хотя и не была уверена, почему. Грусть из-за того, что она никогда не делала это с собственным сыном, или грусть из-за того, что для Регины это значило так много, а Генри этим пренебрегал. Или по обоим пунктам.
- Да, мне тоже с этим не везло, когда я была ребенком, - сказала она, стоя на коленях перед туалетом и вынимая бутылку перекиси водорода и ватные тампоны. – Мои приемные родители не покупали мне свой собственный, конечно, но… иногда позволяли мне ездить на велосипедах других своих детей.
- Я сожалею, - Регина нахмурилась.
Эмма подняла голову.
- О чем? – затем она подняла ватный тампон и сказала, - Может щипать.
Регина кивнула и позволила прижать к виску вату, послышалось шипение. Пока Эмма обрабатывала рану, она почувствовала на себе взгляд королевы.
- Я сожалею, что ты выросла в приемной семье.
Она пожала плечами.
- Это не было плохо всё время. Я прошла через это.
- Но это моя вина, что ты никогда не знала своих настоящих родителей.
От мягкости в голосе Регины Эмма замерла. Она отстранилась, чтобы встретиться с ней глазами.
- Ты… сожалеешь об этом?
Регина не отводила взгляда, медленно дыша.
- Я… думаю, да. Это плохо?
Эмма не смогла сдержать улыбку.
- Нет, это хорошо. Это, безусловно, хорошо.
После того, как Эмма раз или два вытерла рану Регины, она потянулась за пластырем, но Регина остановила её, положив руку на её запястье.
- Подожди.
Отведя глаза, королева улыбнулась.
- Я знаю, ты предпочитаешь проверенный и надежный метод, но мой может достичь мгновенных результатов. Дай мне руку, - она протянула свою.
Эмма с недоверием протянула руку, следя за тем, как Регина перевернула её ладонью вверх.
- Вылечи меня, - пробормотала женщина, и словно в ответ, руки Эммы начали светиться.
Это была мерцающая голубая рябь, как вода в бассейне. На какое-то мгновение она была заворожена, прежде чем взглянуть на рану на лице королевы. На её глазах порез становился всё меньше и меньше, пока не исчез совсем, оставив кожу ровной и безупречной.
- Ничего себе, - пробормотала шериф. – Я могу делать это?
Регина кивнула.
- Это белая магия. Пользуйся ей, и она станет твоей второй натурой.
- Почему?
- Потому что ты плод самой мощной магии, - мэр пожала одним плечом. – Для всех намерений и целей, Эмма… - они встретились глазами. – Ты – магия. Чистая магия.
- Спасибо, - шепотом ответила девушка. По непонятным причинам, слова Регины заставили почувствовать себя… более, чем приятно. Это были единственные слова, которыми она могла описать свое состояние. Это теплое чувство разливалось в груди.
Её рука всё ещё была на лице Регины.
Эмма хотела отдернуть руку, когда королева пробормотала:
- Мои губы.
- Что? – пораженно спросила блондинка, смотря в глаза женщины.
Улыбка Регины была кошачьей… почти знающая.
- Исцели их, пожалуйста.
- О, - Эмма нервно выдохнула, хотя и не могла точно определить причину своей нервозности. Она решила не копаться в себе сейчас, вместо этого погладила большим пальцем нижнюю губу Регины и рана мгновенно зажила.
Девушка не была к этому готова, однако, почувствовала искры энергии, вспыхнувшие между ними. Она услышала прерывистое дыхание королевы и подняла глаза.
Регина смотрела на неё сквозь ресницы и Эмма почувствовала… что-то.
Это было почти притяжение, хотя и было нелепо. Тем не менее, она не могла оторвать глаз от губ Регины. Она всегда восхищалась их полнотой. Даже завидовала.
- Эмма… - шепотом сказала мэр, и блондинка почувствовала, будто сердце сейчас выпрыгнет из груди.
- Хм? – она поняла, что всё ещё поглаживала губы королевы пальцем.
- Я думаю, мы должны спуститься вниз, - печально улыбнувшись, мэр добавила. - Иначе твои родители подумают, что я сделала с тобой что-то страшное.
Эмма отдернула руку, пытаясь унять сердцебиение и поток мыслей, вихрем проносившихся в голове. Что с ней происходит? Интересно, Регина чувствует эти странные эмоции и порывы? А как насчет этих немного непристойных мыслей? Откуда они вдруг взялись?
Она сглотнула.
- Верно.
Шериф осталась на месте, тогда как Регина поднялась на ноги и прошла мимо. И девушка не пропустила почти застенчивый взгляд, который получила через плечо, прежде, чем королева спустилась по лестнице.
Эмма всё ещё не была уверена в том, что здесь произошло, но была уверенна, что Регина была способна вывести её из равновесия.
Так или иначе.

Глава 14. Объединились.

Принц и Снежка, насупившись, сидели за обеденным столом. На лице Снежки застыла злая гримаса, Принц выглядел очень озабоченным. Напротив них сидел Генри. Он с улыбкой смотрел на Регину и Эмму, болтая ногами под столом.
Эмма чувствовала напряжение, окутавшее комнату большой толстой паутиной. Регина стояла рядом, и девушка могла поклясться, что слышала её сердцебиение, и чувствовала её кровь, бегущую по венам.
- Что ж, - Эмма, наконец, нарушила молчание и посмотрела на родителей, – Спасибо за визит и попытку помочь.
Джеймс бросил взгляд на Снежку, которая сидела со скрещенными на груди руками и разглядывала поверхность стола. Эмма не могла сказать, был это хороший знак или плохой, и решила продолжить:
- Я уверена, что у вас накопилась куча вопросов.
Снежка, наконец, подняла голову и посмотрела на неё глазами, полными негодования:
– Откуда у тебя магия?
- Я одолжила ей, – вступила в разговор Регина, перетягивая внимание на себя.
Снежка уперлась ладонями в стол, она явно была настроена на конфликт, и прежде чем она успела что-либо ответить, Джеймс успокаивающим жестом накрыл её ладонь своей. Она метнула в него взгляд, но Принц лишь покачал головой, желая, чтобы она остановилась.
- Я что, снова должен идти в свою комнату? – вяло поинтересовался Генри, поймав взгляд Эммы.
Она покачала головой.
– Нет, в этом нет необходимости, ведь все будут вести себя в рамках приличия, правда? – она обратилась к окружающим.
Джеймс тут же кивнул:
– Правда.
Регина с явным недовольством произнесла:
– Будем.
Снежка всё ещё молчала, все уставились на неё в ожидании. Она фыркнула и пробормотала:
– Хорошо.
- Спасибо, – Эмма благодарно склонила голову. – Так на чем мы там остановились? А, на том, что Регина дала мне магию.
- Зачем?
- Чтобы я могла защищать Генри.
- Да? А на что же тогда этот ваш пузырь? – Снежка сузила глаза.
Регина подошла к столу и села рядом с Эммой.
– Этот пузырь, конечно, защита, но не от всех, – объяснила королева со вздохом. – Тот, кого мы стараемся держать на расстоянии любой ценой, может пройти через него.
Джеймс нахмурился:
– Кто это?
- Румпельштильцхен.
При этом имени все замолчали. Эмма видела, как родители искоса смотрели друг на дружку.
- Верите вы или нет, но Румпель единственная угроза здесь.
- Да неужели? – со скептическим выражением лица Снежка облокотилась на спинку стула.
- Да.
Эмма с Прекрасным перекидывались многозначительными взглядами, они хотели убедить Снежку.
- Вы хотите сказать что вы … - она сделала непонятное движение рукой в воздухе и снова скрестила их на груди, – Что она больше не делает мерзких вещей под видом мести? Что больше не жаждет расплаты со мной за тот случай, что я совершила, будучи ребенком и даже не подозревая, к чему он приведет? Что вы теперь сражаетесь за доброе дело? Вы это мне сейчас пытаетесь казать?
Эмма изучающее смотрела на королеву, та как будто колебалась. Она чуть ли не физически чувствовала, как мэр справлялась со своим гневом.
Эмма склонила голову, глядя на мэра и призывая её к ответу:
– Регина?
- Да, именно так, – ответила женщина, собравшись с мыслями.
Эмма с Прекрасным облегченно выдохнули. Но Снежка не отступала.
– С чего вдруг такая перемена?
- Генри, – просто ответила мэр. – Я люблю его больше, чем кого бы то ни было, и сделаю всё, чтобы защитить его.
Эмма видела, как Генри уставился на Регину, но ничего не сказала, лишь подняла бровь, как бы говоря «вот видите».
Прекрасный довольно кивнул.
– Это очень благородно с вашей стороны, Регина.
Эмма слегка напряглась. Почему это человек, чью жизнь почти разрушили и чуть не лишили его счастья, готов так быстро простить виновника?
Белоснежка, казалось, тоже разделяла сомнения Эммы и метнула в мужа непонимающий взгляд.
– Джеймс, о чём ты говоришь? Какое благородство? Она всего лишь подстраивается под ситуацию. Хищник не может стать травоядным.
Регина тоже откинулась на спинку стула и оскалилась. Эмма металась между двух огней. Ей необходимо было сохранить хотя бы маломальский мир между ними.
– Может, если это будет только средством для выживания, – ответила девушка матери.
- Да ей вообще наплевать на выживание, – язвила Снежка.
Королева с трудом скрывала свою злость и раздражение. Она встала из-за стола, обращаясь ко всем сразу:
– Вы не могли бы не применять ко мне нелепые метафоры? Я не хищник, – она сурово посмотрела на Снежку. – И несмотря на то, что меня действительно мало волнует, что произойдет со мной, безопасность Генри всё ещё самая важная вещь, которая действительно имеет для меня значение. – Она отчеканила каждое слово.
- Близится война, – продолжила королева, буравя Белоснежку взглядом, – И я уверена, что ты чувствуешь это приближение так же, как и мы с Эммой, и единственный шанс спасти нас всех, это объединится.
Эмма тяжело сглотнула, не в силах оторвать восхищенного взгляда от мэра. «Я забочусь не только о своем спасении», - эти слова заставили её сердце биться чаще. Если шериф и сомневалась в королеве, то теперь все сомнения рассеялись. Она верила Регине.
- Вы действительно готовы забыть про все разногласия ради этого союза? И никаких уловок? – прямо спросил Джеймс.
Мэр кивнула:
– Абсолютно никаких, – сказала она, снова садясь на свой стул.
- Хорошо. А ты, Белоснежка? – Прекрасный кивнул жене. – Ты готова выполнять условия договора?
Эмма взглянула на мать, которая, не отрываясь, следила за Региной. На её лице читались и замешательство, и недоверие.
– Да – коротко ответила принцесса после долгой паузы.
Эмма выдохнула. Она, сама не замечая того, задержала дыхание, ожидая ответа Снежки.
Джеймс довольно откинулся на спинку стула:
– Отлично!
Шериф поймала взгляд королевы сидящей рядом и пробормотала:
- Спасибо.
Регина кивнула ей в ответ и скользнула взглядом вниз. Эмма последовала взглядом за ней. От увиденного её сердце начало бешено колотится – их с мэром руки были переплетены и сцеплены пальцами – и она, наконец, почувствовала, какими горячими были ладони королевы. Девушка пошевелила пальцами, собираясь разорвать их контакт, и тут её сердце снова увеличило темп. Регина задержала её ладонь в своей, крепко сжала, и переплела их пальцы снова. Они встретились глазами, и мэр одарила её улыбкой. Никто в комнате не заметил этих прикосновений, что не могло не радовать Эмму, потому что впереди было обсуждение деталей соглашения, которое, она надеялась, пройдёт гладко.


Когда план был разработан, солнце уже давно скрылось за горизонтом и Снежка с принцем остались на ужин. Согласно первому пункту в их плане, Регина с Эммой, в сопровождении Прекрасного отправляются в библиотеку, чтобы достать из подполья его меч, затем следующий день Регина проводит дома с Генри, а Эмма с родителями отправятся искать Румпеля. Все трое должны притвориться, что хотят найти и убить злую королеву.
После всех обсуждений Снежка с Принцем отправились к себе домой, а Эмма пошла укладывать Генри в постель.
- Так ты, правда, думаешь что она изменилась? – спросил мальчик, натягивая на себя одеяло.
Эмма присела на краешек его кровати.
– Неужели после сегодняшнего ты все еще сомневаешься? – её брови поползли вверх.
- Я не знаю, – он пожал плечами, – пока я согласен со Снежкой, что Регине это удобно.
Блондинка вздохнула.
– Парень, я даже не знаю, что такого должна сделать Регина, чтоб ты поверил, что она действительно любит тебя. Ты бы слышал, с какой нежностью она про тебя говорит, когда тебя нет рядом!
- Но она злая королева. Ты видела, что она вытворяла, когда была мэром. Вводить людей в заблуждение получается у нее лучше всего.
- Да, пожалуй, – Эмма склонила голову. – Но думаю, что в этот раз она честна с нами.
- Я ей не доверяю.
- А мне ты доверяешь?
- Да, конечно, – с энтузиазмом закивал Генри.
Девушка улыбнулась.
– Хорошо, тогда я хочу, чтоб ты верил мне, когда я говорю, что злая королева не такая уж и злая.
Неожиданно они услышали музыку, доносившуюся с заднего двора. Мэр явно снова не в духе, сидела на качелях.
Генри опустил голову на подушку со словами:
– Эмма, ты должна пойти посидеть с ней.
Шериф посмотрела на сына, удивляясь его проницательности, и пробормотала:
– Да, так будет лучше, если я спущусь посмотреть, как она там.
Они пожелали друг другу спокойной ночи. Она выключила свет, оставила дверь в комнату Генри слегка приоткрытой и направилась на задний двор.
Как и в прошлый раз у двери стоял включенный проигрыватель с пластинкой. Из него разливались звуки инструментальной гитары.
Дверь открылась с еле слышным скрипом, но достаточным, чтобы поставить в известность мэра о приходе блондинки. Эмма даже не успела дойти до качелей, как ей протянули полный бокал вина.
Шериф взяла бокал с улыбкой. Она заметила, что Регина оставила для нее место на лавочке, и села рядом с ней. Девушка отпила из бокала, немного раскачала качели и спросила:
– Ты в порядке?
- Я думаю да, – прошептала королева, глядя на яблоню. – Все ожидают от меня другого, наверно, что я буду придумывать новые проклятья… но я не собираюсь. Неужели это так плохо?
Эмма чуть не рассмеялась, глядя на выражение лица брюнетки – столько переживаний из-за отсутствия злого умысла, она покачала головой и продолжила пить вино.
- Это хорошо, – ответила девушка через некоторое время. Она накрыла ладонь мэра своей. – Это действительно очень хорошо. Мэр тяжело сглотнула и сжала руку Эммы, прежде чем отпустить её. Шериф наблюдала за этим движением, их ладони разомкнулись, но не до конца, их пальцы соприкасались. Через несколько секунд Регина переплела их пальцы снова. Эмма распахнула глаза и уставилась на мэра, которая всё ещё смотрела на яблоню.
– Что? – поинтересовалась королева.
Блондинка ничего не ответила, лишь опустила взгляд на их руки. Через некоторое время Регина со вздохом убрала свою руку к себе на колено и произнесла.
– Все меняется.
- Да, меняется. – Эмма допила содержимое бокала.
- Я не совсем понимаю, что тут происходит, – призналась мэр.
Они встретились глазами. Эмма пыталась понять о чем говорила Регина – о ситуации в Сторибруке, о неожиданном союзе с Чармингами, или об их отношениях. Поразмыслив, шериф пришла к выводу, что это не важно, потому что сама она имела такое же смешенное представление обо всех этих вещах.
– Хорошо, – ответила блондинка и улыбнулась. – Когда мы познакомились, ты всегда была на шаг впереди меня, а сейчас мы в одинаковой ситуации, идём нога в ногу, и должна заметить, это очень приятно, быть с тобой на одной волне.
- Да, похоже на то, – Регина поставила в траву свой пустой бокал. – Хотя не знаю, сколько ещё смогу идти с тобой на равных. – Она убрала прядь роскошных темных волос за ухо и встретилась глазами с Эммой, которая как загипнотизированная смотрела то в глаза мэру, то на её губы, при этом сердце девушки колотилось в бешеном ритме.
- Я помогу тебе, – ответила шериф, удивившись, что перешла на шепот. – Я хочу, чтобы мы были на равных.
- Зачем? – Регина удерживала взгляд шерифа.
Эмма Свон знала, что потом всё спишет на выпитое вино и на напряженный день, помноженный на адреналин от полученных магических способностей. Но сейчас, всё что она испытывала, это жажда. И чтобы утолить её, она наклонилась к Регине и накрыла её губы поцелуем.

Глава 15. Вперед и вниз.


Ответ на её поцелуй последовал незамедлительно, хотя получился совершенно не таким, как Эмма ожидала. Податливые губы Регины открылись в приглашении, и на мгновение шериф утонула в ощущениях. Но этот миг длился не долго, и уже в следующие секунды девушка вновь обрела способность мыслить здраво.
Эмма отпрянула назад, сбивчиво шепча и бормоча извинения: она не знает, что только что произошло, ей очень жаль, она не знает, зачем сделала это, это был неожиданный порыв, и, о Боже! Ей так жаль.
Непрекращающееся бормотание блондинки было, наконец, прервано, когда Регина подняла обе руки, раздраженно глядя на шерифа.
- Ты думаешь, я могу вставить хоть слово?
Эмма остановилась, наконец, позволяя себе встретиться с Региной взглядом, несмотря на свое смущение, от которого она уже покраснела.
- Конечно, прости. Говори.
Женщина взяла лицо шерифа в ладони, притянула к себе, и они снова поцеловались. Но второй поцелуй был другим. Наэлектризованным. Губы Регины, словно живой огонь, посылали электрические импульсы по венам.
Эмма чувствовала себя подобно раскаленной плазме, мгновенно реагирующей на прикосновения королевы: одна рука брюнетки лежала на лице шерифа, другая на бедре. Губы девушки то уступали, то боролись за доминирование в поцелуе. Шериф поняла, что ей нравится комбинация красного вина, послеобеденных мятных леденцов и помады, которую сейчас представляла собой королева на вкус. Пальцы девушки нырнули в темные волосы женщины, упиваясь их шелковистой толщиной.
Наконец, от нехватки воздуха Эмма разорвала поцелуй, чувствуя себя теперь намного комфортнее с Региной. И она не смогла придумать ничего более подходящего в ответ, поэтому произнесла:
- Хорошо сказано.
Регина усмехнулась, автоматически привлекая внимание шерифа к своим только что целованным ею губам.
- Мне говорили, что я превосходный оратор.
Эмма поежилась, удивленная острым желанием, пронзившим её позвоночник. Она вновь хотела целовать Регину. Почему?
- Я не понимаю, что происходит между нами, - пробормотала она, и слова её звучали как слабое эхо к предыдущей фразе мэра.
Королева покачала головой:
- Я тоже.
- Мы не должны целовать друг друга.
- Согласна.
- Мы вроде как должны ненавидеть друг друга.
- Вроде как.
- Но ненависти больше нет, так?
- Да, так, - кивнула брюнетка, выдерживая вопросительный взгляд девушки. - У меня нет к тебе ненависти.
- Как и у меня.
- И я полагаю, это связано с Генри, - высказала предположение Регина.
Эмма кивнула в знак согласия.
- Я тоже так думаю. - Нахмурившись, она продолжила, - Но...
- Да. Это не объясняет поцелуи. - После секундного молчания, мэр добавила, выгнув бровь. - Если по справедливости, ты поцеловала меня первой.
Шериф позволила себе усмешку.
- Возможно. Но затем я остановилась, и уже тыпоцеловала меня.
- Верно.
Вновь повисло молчание, обе женщины смотрели вниз на свои колени. Они до сих пор сидели близко друг к другу, но все равно достаточно далеко, чтобы сохранять рассудок здравым.
- Я не понимаю, почему я... - вздохнула Эмма, пожимая плечами. - Сделала это. То есть, почему я чувствовала, что должна, на секунду, но я почувствовала это.
- Твоя догадка также хороша, как моя, - ответила Регина, наклоняя голову.
Взгляд Эммы упал на шею женщины, мягкая кожа так и казалось, что приглашала и звала.
- Это как зуд, - попыталась объяснить она, не в силах отвести глаза от шеи брюнетки.
Регина кивнула, блуждая взглядом по лицу шерифа.
- Тот самый, который не прекращается, даже если ты притворяешься, что тебе совсем не хочется его унять.
- Именно. Итак... - Девушка отвела взгляд. - Что мы будем делать?
- Ну... - королева так же отвела глаза в сторону, положив локоть на спинку качелей и поджав под себя ноги. Глубоко задумавшись, она поджала губы, и Эмма вновь залюбовалась этим видом. Наконец, их взгляды встретились вновь. - Я думаю, что лично я предоставлю это решение тебе.
- Мне?
Мэр кивнула.
- По всей видимости, необходимо выбрать между тем, что мы должны делать, и тем, что мы хотим делать.
Эмма понимающе кивнула. Гормоны и здравый смысл редко шли рука об руку. А выбор был необходим. Проблема была в том, что она понятия не имела, как поступить в данной ситуации.
Пока она сражалась с собой, Регина наклонилась и медленно поцеловала её... нежно, едва-едва, но в достаточной степени, чтобы вновь разжечь огонь. Затем женщина отстранилась, чтобы посмотреть в глаза Эммы, её собственный взгляд был затуманен.
- Я иду к себе в спальню, - прошептала она. - Если ты присоединишься ко мне, тогда...
Она поднялась и улыбнулась широкой улыбкой. Девушка видела подобную на лице мэра только однажды, когда та поздравляла её с победой на выборах шерифа.
- Тогда я буду знать твой ответ, - произнесла брюнетка.
Затем она взяла пустые бокалы и пошла в дом, бросив на Эмму еще один взгляд через плечо, когда уходила. Когда королева исчезла из вида, девушка позволила себе выдохнуть и резко откинулась на качели. Они чуть тронулись от этого удара. Блондинка уставилась на яблоню, перебирая в памяти все события последних двадцати четырех часов.
Каким-то образом за последние сутки она и Регина сильно увлеклись друг другом, в достаточной степени, чтобы захотеть целоваться. Она вспомнила все, через что они прошли с момента знакомства, и подумала, что в ней всегда была часть, которая восхищалась королевой.
Но никогда прежде эта симпатия не была столь явной и необузданной. Может это из-за того, что они столько времени проводили вместе в одном доме? Но они всегда держали уважительную, если не враждебную, дистанцию друг с другом. Теперь же, когда они вынуждены были действовать бок о бок, возможно у них могли зародиться более глубокие чувства.
Но это было нелепо. Она и Регина вдруг испытывали чувства друг к другу, хотели целоваться и касаться друг друга, все это просто не имело смысла. Желания девушки относительно мэра в первые дни пребывания в Сторибруке касались в основном того, чтобы оттаскать брюнетку за волосы или ударить в лицо. Теперь же она хотела зарыться пальцами в её волосы и покрыть лицо поцелуями. Не многое добавилось.
Эмма двинулась внутрь, выключая по дороге свет, прежде чем оказаться на лестнице. Дверь в спальню Регины была приоткрыта, и девушка остановилась на верхней ступеньке, обдумывая решение, которое ей придется принять.
Что случиться, если она войдет сейчас в спальню королевы? Секс? А что потом? Нет, сначала она должна выяснить смысл происходящего. Эмма никогда не воспринимала всерьез сам акт, но что-то в нём казалось достаточно серьёзным. И надо было выяснить, что именно.
Затем она обдумала последствия нехождения в спальню. Очевидно, их отношения станут еще более натянутыми. Возможно, даже Регина будет разозлена. Станет ли она выплескивать свой гнев? Вернется к замышлению зла? Или сможет принять решение Эммы с уважением и сотрудничать с ней, в не зависимости от того, что происходит между ними?
Шериф вздохнула и прикрыла глаза. Затем она взяла себя в руки и направилась в комнату к Генри. Она не могла сделать иначе. Слишком многое было поставлено на карту, чтобы идти на поводу у гормонов и, возможно, мимолетного желания.
Эмма просто надеялась, что Регина поймет.

Девушка проснулась от чувства, что на неё смотрят. Она нахмурилась, до сих пор будучи с закрытыми глазами, и подтянула одеяло к подбородку. Затем она медленно открыла глаза, резко выдохнув, когда увидела уставившегося на неё Генри буквально в нескольких сантиметрах от себя.
- Боже! Парень! - простонала она. - Что ты делаешь?
- Что ты делаешь в моей комнате?
Он сел, скрестив ноги, на край своей кровати, наклонившись вперед так, что Эмма подумала, он упадет. Его локти покоились на коленях, а голова была наклонена набок, пока он с любопытством смотрел на неё.
Девушка фыркнула, поднимаясь на один локоть и потирая глаза свободной рукой.
- Ну, я спала.
Генри нахмурился:
- А почему ты не в той спальне? С Региной? - Глаза мальчика расширились, когда догадка посетила его. - Она пыталась задушить тебя во сне?
Эмма издала смешок:
- Нет, она не пыталась задушить меня...
- Тогда что?
- Просто не беспокойся об этом, хорошо? - сказала она сыну, кряхтя, пока переворачивалась на живот и поднималась на ноги, хватая за одно простыню и одеяло с пола.
То, чего Генри не знает, не сможет повредить ему. На самом деле, он бы с ума сошел, если бы узнал. Эмма и сама то не могла толком понять, что происходит, чего ждать от десятилетнего мальчика.
Но, как и предполагалось, Генри не смог оставить этот вопрос.
- Вы что подрались?
Повернувшись к нему спиной, Эмма выгнула бровь.
- Нет, мы точно не подрались.
Она чувствовала, что ее сын в молчаливом раздумье рассматривает её спину, но решила игнорировать этот факт, и повернулась к нему с наклеенной улыбкой:
- Завтрак?

Регина уже проснулась и хлопотала на кухне, когда они спустились. Генри практически набросился на один из барных стульев, восклицая:
- Хлопья, пожалуйста!
Королева строго посмотрела на него, но в её взгляде была улыбка:
- И тебе доброе утро.
- Доброе утро, Регина, - поприветствовала её Эмма, скорее для того, чтобы узнать обстановку.
Королева отвела взгляд, беря свою чашку кофе. Затем она дистанцированно произнесла:
- Доброе утро, мисс Свон, - и потянулась за хлопьями Генри в шкафу.
Эмма попыталась не закатывать глаза. Хотя было очевидно, что девушка расстроилась, услышав это. Возвращение к формальному уровню общения было слишком явным.
- Держи, - сказала мэр сыну, наливая ему в чашку молока. Потом она подняла глаза на девушку. - Хотите кофе?
- О! Да. Конечно! - Девушка попыталась улыбнуться, надеясь, что это хороший знак.
Регина кивнула и подошла к шкафу, достала оттуда чашку и поставила её на барную стойку. Указав на неё, она даже несколько легкомысленно выдохнула:
- Пожалуйста, - и направилась к лестнице.
Эмма предупреждающе склонила голову, но этот жест остался незамеченным королевой. Девушка положила руки на бедра, глядя, как женщина удалялась вверх по лестнице. Наконец, она повернулась к сыну.
Он сжал губы, поднимая брови. Затем усмехнулся и спросил:
- Что ты натворила?
Вздыхая, Эмма закатила глаза и ответила ему:
- Ничего! - и ушла вслед за мэром.
На автопилоте она направилась в спальню Регины, зная, что женщина там. Когда девушка переступила порог, королева, будучи до сих пор в халате, заправляла постель. Она либо не заметила присутствия шерифа, либо решила игнорировать. Поэтому Эмма хлопнула дверью, привлекая к себе внимание.
- Я сожалею о вчерашней ночи.
Королева сделала паузу в своем маниакальном разглаживании покрывала, поправила волосы и выпрямилась. Она взглянула еще раз на подушки, убеждаясь в том, что они лежат идеально.
Эмма сделала еще шаг по направлению к ней.
- Я просто... подумала, что лучшим решением для нас будет переспать... с этой мыслью. Раздельно. - Она всплеснула руками. - Я имею в виду, то, что случилось, было так неожиданно и... случайно. И очень «впервые» для меня... - Шериф приподняла бровь. Поймав взгляд Регины, девушка мягко сказала ей. - Я просто хотела дать себе и тебе немного времени, чтобы выяснить, что происходит между нами, прежде чем мы поспешим к чему-то новому. Понимаешь? - Эмма слегка усмехнулась. - То есть, это могло бы быть большой ошибкой.
Девушка увидела, как на лице Регины возникло непонятное выражение — комбинация печали, угнетенности и холодной отчужденности, которую Эмма не вполне могла понять. Затем королева моргнула несколько раз, и это выражение ушло. На его месте шериф увидела знакомую маску. Мэр улыбалась прежней улыбкой, за которой пряталось едва подавляемое раздражение.
- Вы правы. Это была бы катастрофа.
Эмма нахмурилась и кивнула, игнорируя укол боли, вызванный репликой.
- Да. Поэтому... может, нам лучше притвориться, что ничего не было.
Еще одна поправка прически, несколько морганий, и фальшивая улыбка стала еще шире.
- Притвориться, что не было чего?
Девушка медленно кивнула, с осторожностью глядя на Регину.
- Правильно.
Королева вернулась к своему занятию по приведению кровати в порядок, и Эмма, немного помедлив, вышла из комнаты, вздыхая:
- Могло быть и хуже.

Этот день девушка провела, ходя на цыпочках вокруг Регины. Королева хоть и потеплела, но до сих пор оставалась дистанцированной и немногословной. А у шерифа не было сил бороться с ней, она только и занималась тем, что пыталась понять, что вообще произошло между ними прошлой ночью.
После обеда приехали Снежка и Джеймс. Принцесса и бывшая мачеха поприветствовали неловко и кратко друг друга, каждые несколько секунд обмениваясь напряженными взглядами. Генри же либо не замечал натянутости между взрослыми, либо сознательно игнорировал её, восторженно здороваясь с бабушкой и дедушкой. Затем он потянул Снежку за руку в свою комнату, чтобы она вместе с ним посмотрела его книгу сказок.
Когда они были вне пределов слышимости, Джеймс посмотрел на свою дочь и королеву и спросил:
- Готовы?
- Готовы, как никогда, я полагаю, - ответила Регина, одергивая пиджак в своей деловой манере, прежде чем направиться к дверям.
Вопреки собственной воле Эмма схватила женщину за руку, останавливая:
- Подожди.
Регина посмотрела на девушку, одновременно с раздражением и болью во взгляде, опуская глаза на хватку шерифа. Блондинка отпустила её, спрашивая:
- Тебе действит<






Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.016 с.