Роль врача, роль консультанта — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...

Роль врача, роль консультанта



Люди, пребывающие в глубочайшей депрессии и нуждающиеся в помощи, в первую очередь обращаются к врачу. Однако у большинства врачей нет времени проводить тщательный анализ и определять причины депрессии. Поэтому они часто выписывают таким пациентам препараты, всем известные как антидепрессанты. Если депрессия вызвана физиологическими причинами, такие лекарства могут оказаться полезными. На то, чтобы определить эффективность их использования, требуется три-четыре недели. Если один препарат не привел к улучшению, врач, как правило, прописывает другой. Прежде чем врач убедится, что дела у пациента пошли на поправку, он испробует на нем три или четыре типа медикаментов.

Однако если депрессия вызвана не физиологическими причинами, от препаратов будет мало толку. Поскольку только треть депрессий относится к вышеназванному разряду, впавшему в состояние депрессии человеку лучше обратиться к квалифицированному консультанту, знающему, как таким людям помочь. В силу особенностей своей профессии консультант располагает большим запасом времени для определения главной причины депрессии. Если она носит психогенный характер, главным методом лечения становится консультация. И наилучшим образом проблему можно решить в процессе общения с консультантом. Если же он определит, что причина депрессии носит биохимический характер, пациенту, как правило, советуют обратиться к психиатру, который в свою очередь предписывает медикаментозное лечение. Лучшим методом лечения для таких людей является сочетание применения медицинских препаратов с консультациями.

Что касается депрессии, возникшей как побочный результат соматических заболеваний, например гриппа, рака или какого-нибудь хронического недуга, необходимо лечить болезнь, вызвавшую депрессию. Как правило, здесь в одинаковой степени важна роль врача и консультанта, каждый из которых будет работать с разными аспектами одной и той же проблемы пациента.

Во всех видах депрессии важную роль играет духовный аспект жизни пациента. Большинство специалистов признают, что между физическим, психологическим и духовным аспектами существует неразрывная связь. Консультант, который не хочет заниматься вопросами духовного обновления пациента, на мой взгляд, упускает из внимания самый важный аспект. С другой стороны, всегда надо остерегаться опасности, исходящей от религиозных «энтузиастов», которые любую депрессию считают духовной проблемой и тем самым всю вину за это взваливают на страдающего человека. Самый здоровый путь преодоления данной проблемы — честно и тщательно оценить все три элемента: физиологический, психологический и духовный. Депрессия вовсе не является неизлечимой. Даже люди, пребывающие в таком состоянии месяцами и годами, при правильном подходе могут обрести исцеление.



Когда Джон сидел в моем кабинете и рассказывал о проблемах, связанных с поведением своей жены, было ясно, что у него нет никакого представления обо всем, сказанном выше. Он сознавал, что состояние Дебби мучительно для них обоих, но не знал, в чем именно состоит ее проблема, и не имел ни малейшего представления, как ей помочь. Какое-то время он сочувственно выслушивал ее, давал советы, как поступить. Но потом, не видя никакого улучшения, все больше расстраивался. Прошло время, и он уже стал читать ей гневные лекции с такими выводами: «Ты губишь нашу семью и даже не представляешь, как это отражается на наших детях. Просто живешь в своем выдуманном мире».

То, что Джон пришел ко мне, было его последней попыткой исправить ситуацию. Он уже стал подумывать о разводе, считая, что дальше так семья жить не может.

Я прекрасно понимал беспокойство Джона, но в глубине души знал, что развод не решит проблемы. Первым делом я предложил ему прочитать одну книгу о депрессии. Я знал, что, пока он не поймет природу депрессии, он не сможет предпринять никаких усилий, чтобы переломить ситуацию к лучшему. К следующей нашей встрече, спустя неделю, он прочитал эту книгу и, придя ко мне, сказал:

— Все ясно. Дебби пребывает в депрессии. Налицо все характерные черты. Не знаю, носит ли ее депрессия биологический или ситуационный характер, но ясно, что она в депрессии.

Я понял, что он тщательно ознакомился с книгой.

Теперь, когда мы оба были единодушны в мнении, что у его жены депрессия, вопрос состоял в том, как оказать ей ту помощь, в которой она нуждается. Я спросил:



— Как вы думаете, придет Дебби ко мне, если вы ей скажете, что говорили со мной о своих проблемах, и я попросил ее договориться со мной о встрече?

— Не знаю, — ответил Джон. — Последние две недели она вообще никуда из дому не выходит. Не знаю, как она отреагирует на это.

— Может быть, стоит попытаться? — продолжал я. — Просто скажите ей, что вы были у меня, поделились своей обеспокоенностью вашей семейной ситуацией, и я попросил ее позвонить мне и назначить встречу. — Потом я спросил Джона: —Если в течение недели она не позвонит, могу ли я сам позвонить ей и сказать, что говорил с вами и очень хотел бы, чтобы она пришла ко мне? Я скажу ей, что не смогу вам помочь без разговора с ней.

— Хорошо, — согласился Джон. — В конце концов, мне уже нечего терять.

— Только одна просьба, — предупредил я. — Не произносите при Дебби слова «депрессия». Просто скажите, что говорили со мной о своей обеспокоенности нынешним положением в семье. — Я не хотел, чтобы у Дебби сложилось впечатление, будто мы вдвоем сговорились, вместе определили диагноз и теперь настроились на то, чтобы вылечить ее. Джон согласился.

 

Разговор с Дебби

Следующая неделя прошла, но от Дебби не было никаких вестей. Тогда я сам позвонил ей и попросил прийти ко мне. Через четыре дня она сидела в моем кабинете, исхудавшая настолько, что платье висело на ней, а лицо не выражало никаких эмоций. Я объяснил, почему попросил прийти ко мне: после того как Джон рассказал мне о происходящем в их семье, я решил, что не смогу разъяснить ситуацию, пока не узнаю мнение о ней самой Дебби. Потом я попросил ее ответить на несколько вопросов, только честно.

Вопросы мои были самыми обыкновенными: как долго они состоят в браке, сколько у них детей; затем я попросил определить по десятибалльной шкале, насколько здоровой, по ее мнению, является их семейная жизнь в настоящий момент. Она поставила цифру «2». Ну что ж, по крайней мере, она осознавала эту реальность.

Когда я спросил, всегда ли их семейная жизнь была такой несчастной, она ответила:

— Нет; в первые годы все складывалось удачно, но потом, когда умерла моя мама, мне стало казаться, что я никогда не оправлюсь от этого удара. Во мне погасла искра жизни, и больше она не возвращалась. Я потеряла всякий интерес к детям, к Джону, ко всему. Поначалу меня посещало чувство вины перед Джоном: я понимала, что фактически перестала быть ему женой. Но после его возмущенных слов я стала думать, что он вообще не заслужил моей любви, и интерес к семейной жизни стал еще меньше. Теперь меня вообще ничего не интересует. Мне уже хочется умереть. Так будет лучше и для меня, и для моей семьи.

— Как бы вы описали свои чувства? — спросил я.

— Во мне совершенно нет энергии, — сказала она. — Меня ничего не интересует. Я только пытаюсь как можно больше спать.

— Вы испытываете раздражение по отношению к Джону? — поинтересовался я.

— Нет. К Джону я вообще ничего не испытываю.

— А вы говорили со своим врачом о ваших чувствах, об отсутствии энергии?

— Сразу после смерти матери я однажды посетила его. Он сказал, что у меня депрессия, и выписал какие-то антидепрессанты. Я их принимала раза два или три, но у меня от них кружилась голова, и я перестала.

— И больше вы к врачу не ходили?

— Нет, — ответила она, — мне не хотелось говорить с ним о том, что я не принимала предписанных им лекарств.

— А вы были знакомы с кем-нибудь, кто страдал от депрессии?

— Пожалуй, нет, — сказала она. — Мама, правда, рассказывала мне о деде — он умер от депрессии, после того как погиб на войне его сын, брат моей матери. Но я никогда не знала своей бабушки.

— Как вы считаете, все люди, страдающие от депрессии, умирают от нее? — спросил я.

— Не знаю, — ответила Дебби.

— Я знал многих людей, страдающих от депрессии, — продолжал я. — И никто из них не умер. Более того, они уже не страдают от депрессии и живут счастливо. — Я рассказал Дебби о симптомах, причинах, методах лечения депрессии, а затем спросил, действительно ли она считает, что пребывает в депрессии.

— Я страдаю от депрессии, — сказала она. — Только не знаю, что делать. Я просто не уверена, что смогу с нею справиться.

— Иногда, пребывая в депрессии длительное время, — сказал я, — люди начинают испытывать чувство безнадежности, им кажется, что лучше уже никогда не будет. Но я хочу, чтобы вы знали: депрессия излечима. На это требуется время, но, когда болезнь будет побеждена, вы снова почувствуете себя счастливой. Вы с Джоном сможете снова обрести счастливую жизнь и станете той матерью, какой всегда хотели быть. У меня есть хорошая знакомая, которая оказывает квалифицированную помощь людям, пребывающим в депрессии. Если я организую вам встречу, вы согласитесь посещать ее в течение нескольких недель? Она помогла бы вам пройти через долину депрессии и перейти на ту сторону гор, где сияет солнце и цветут прекрасные цветы.

— Не знаю, хватит ли у меня сил, доктор Чепмен.

— Понимаю, — согласился я, — но разве вам не хотелось бы попытаться?

— Попытаться можно, — согласилась она. (Большинство людей, пребывающих в депрессии, не горят особым желанием начать курс лечения и консультаций. Согласие иногда приходит далеко не сразу.)

— Хорошо, — сказал я, — тогда я договорюсь с ней о том, чтобы вы повидались, а потом созвонились с нею. После шести ваших встреч я хотел бы снова встретиться с вами и выяснить, как у вас идут дела.

Дебби согласилась и покинула мой кабинет так же медленно, как и вошла в него.

На следующей неделе я встретился с Джоном, рассказал ему о встрече с Дебби и изложил стратегию, с помощью которой он поможет ей встать на путь исцеления. Я попросил его быть с Дебби настолько оптимистичным, насколько это возможно, и представил ему изложенные ниже списки: «Что нужно» и «Чего нельзя», когда он будете стараться помочь ей. Этот же перечень я рекомендую и вам, если вы (или ваши друзья и знакомые) состоите в браке с пребывающими в депрессии людьми.

 

Чего нельзя

1. Говорить, что ей не из-за чего впадать в депрессию.

2. Говорить, что все будет хорошо.

3. Говорить что-нибудь вроде: «Выкинь ты эту дурь из головы» или «Да возьми ты себя в руки».

4. Говорить, что это проблема духовная.

5. Говорить, что эта проблема уходит корнями к ее предкам.

6. Говорить, почему, на ваш взгляд, она впала в депрессию.

7. Давать советы, вместо того чтобы всячески подводить ее к решению обратиться к квалифицированному консультанту.

 

Что нужно

1. Говорить ей о том, как вы рады, что она обратилась за помощью к специалисту.

2. Давать ей понять: если она хочет поговорить, вы хотите ее выслушать.

3. Принимать ее чувства без осуждения. Если она говорит: «Я чувствую пустоту», ваш ответ может и должен быть: «Ты не хочешь рассказать мне об этом?».

4. Продолжать заботиться о детях и о доме.

5. Следить за угрожающими жизни симптомами (суицидальные разговоры или попытки).

6. Сообщать консультанту о таких разговорах.

7. Говорить ей, что вы верите в нее и знаете: она выберется из кризиса.

8. Поощрять ее попытки принимать решения, но не торопить.

 

— Помните: вы можете поощрять ее, способны быть ей опорой, можете создать в семье климат, способствующий ее исцелению, — сказал я Джону, — но вы не можете быть терапевтом.

Мы договорились, что станем регулярно с ним видеться, пока Дебби будет проходить курс консультаций, а также я сказал, что, как только ее консультант сочтет возможным, я начну вести для них консультации по семейным вопросам.

 

Лечение Дебби

Увидев Дебби после первых шести встреч с ее консультантом, я заметил существенные перемены. Она уже держалась увереннее, чаще смотрела на меня. Она больше не выглядела очень несчастной и немного поправилась. Главный вопрос, который она задала: «Как пользоваться медикаментами?». Консультант Дебби предложила ей встретиться с психиатром и поговорить с ним о возможности принимать какие-нибудь препараты. Дебби не хотелось этого делать. Я все же посоветовал ей следовать рекомендациям работающего с ней специалиста. При этом я заверил ее: эта женщина работала со многими людьми, подавленными депрессией, и если у нее есть подозрения, что депрессия Дебби может носить биологический характер, это стоит проверить. В таком случае медикаменты могут оказаться полезными. (Я заверил ее, что антидепрессанты не вызывают у человека наркотической зависимости, и принятие медикаментов является признаком не слабости, а мудрости.)

Спустя восемь месяцев, когда я начал проводить с этой парой консультации по семейным вопросам, консультант Дебби с ее разрешения открыла мне, что депрессия Дебби, с одной стороны, была спровоцирована смертью матери, но на самом деле ее корни спрятаны в том факте, что отец совершал над ней сексуальное насилие, когда она была еще ребенком. Смерть матери способствовала повторному обострению пережитых в детстве чувств, что и повергло Дебби в депрессию. В течение года эта депрессия воздействовала на Дебби физиологически. После этого неотъемлемой частью лечебного процесса стало принятие соответствующих медикаментов. Для меня в тот момент было очевидно, что у Дебби намечался ощутимый прогресс. Кроме того, она уже улыбалась, иногда даже шутила. Она больше не лежала в постели целыми днями, а активно занималась кухней, уборкой дома и другими обязанностями. Она снова ходила в церковь, делала с детьми покупки, они с Джоном стали регулярно ходить по ресторанам.

Примерно через шесть или семь месяцев консультаций по семейным вопросам я распрощался с Джоном и Дебби. Это было пять лет назад. Сегодня у них развиваются здоровые семейные отношения, они поддерживают активные связи с родственниками, играют активную роль в жизни своей церкви, занимаются на специальных курсах по развитию умений, связанных с родительскими обязанностями.

Пример Джона и Дебби показывает, что причины депрессии далеко не всегда лежат на поверхности. И сам человек, пребывающий в депрессии, и его супруг далеко не всегда могут в полной мере понять ее источник. Мы можем справиться с обычным чувством депрессии, длящимся день, неделю, но когда депрессия не уходит и начинает воздействовать на наше повседневное поведение, значит, настает время обратиться за квалифицированной помощью.

 

Горе утраты

Главным во всяком лечении ситуационной депрессии является умение помочь человеку заново пережить тот процесс, который стал причиной горя. Практически всегда ситуационная депрессия связана с какой-нибудь утратой — работы, родителей, детей, принципиальности или мечты. И если человеку не дать возможности погоревать над этой утратой, он, как правило, впадает в депрессию. Муж Мэри Билл впал в депрессию практически сразу после смерти отца. К счастью, Мэри незадолго до этого ознакомилась с книгой, посвященной вопросам депрессии, пытаясь помочь своей подруге. Она увидела типичные симптомы депрессии и поняла, что за серьезной утратой часто следует именно это чувство. Она также поняла, что горе человека можно облегчить, если поговорить с ним об утрате. И она стала задавать Биллу вопросы об отце — гораздо больше, чем когда-либо задавала в своей жизни, — и Билл разговорился.

Она слушала его приятные воспоминания, как они с отцом — в раннем детстве и потом, когда Билл стал подростком, — часто ходили на рыбалку. Она также слушала и не очень приятные воспоминания о том, как отец, бывало, сурово его наказывал. Мэри продолжала задавать ему вопросы, а Билл продолжал говорить. Она понимала, что помогала ему пройти еще раз через свое горе и «выговорить» свою депрессию.

Поначалу Билл не хотел говорить о своем отце. Он все время отнекивался: «Его уже нет. Нет нужды и говорить о нем». Но Мэри не сдавалась. Она знала, что Биллу нужно поговорить, а она хотела его выслушать. Она понимала, что утрата, постигшая Билла, — это не только смерть отца, но и то обстоятельство, что эта смерть затронула боль Билла, связанную с его детством, — воспоминания о том, как он играл в футбол, а его отца не было у боковой кромки поля среди болельщиков; как отец часто отпускал крепкие слова; но никаких воспоминаний о том, чтобы отец когда-нибудь сказал ему «Я люблю тебя». Она слушала приятные воспоминания Билла о том, как отец давал ему все необходимое, но при этом Билл испытывал какой-то затаенный страх по поводу того, что на самом деле отец о нем не заботится. Билл никогда и ни с кем не делился этими мыслями и чувствами, но у Мэри хватило мудрости вытянуть их из него и внимательно все выслушать, не пытаясь при этом заниматься лечением.

В течение первых шести месяцев после смерти отца Билла у них было несколько таких разговоров. Затем каждые три месяца она снова заводила разговор об его отце. Она продолжала эти разговоры в течение двух лет. После этих двух лет чувство горя у Билла прошло, и он смог вернуться к нормальной жизни. Он никогда не впадал в глубокую депрессию, потому что у него была возможность переживать свои утраты. Однако, если бы с ним рядом не оказалось Мэри, скорее всего, после смерти отца Билл впал бы в глубокую и длительную депрессию. А это потребовало бы серьезного лечения. Когда мы помогаем людям выговориться, мы тем самым прибегаем к превентивной медицине. Такие меры часто предотвращают наступление серьезной депрессии.

 

Будьте готовы

Предвидя возможные житейские беды, мудрый супруг старается заранее узнать как можно больше о природе таких явлений, как депрессия и горе. Рано или поздно, но мы все переживаем утраты, которые могут привести либо к здоровому чувству — горю, либо к нездоровому — депрессии. Супруги, понимающие, что это такое, могут оказать в минуты кризиса неоценимую помощь. Те же, кто этих процессов не понимает, могут только усугубить страдания ближних. В любой библиотеке можно найти многочисленные книги и статьи по вопросам как горя, так и депрессии, и они могут научить, как можно облегчить горе и предотвратить депрессию.

Позвольте обобщить некоторые ключевые элементы помощи пребывающим в депрессии. Люди, впавшие в глубокую депрессию, редко способны помочь себе сами. В жизни они видят только темные стороны. Беспомощность является их постоянным спутником. Будьте заботливы, проявляя сострадание и оказывая всестороннюю поддержку. Роль заботливого супруга крайне важна. Если депрессия длится несколько недель, помогите своим супругам встретиться с консультантом, служителем, врачом. Если все усилия оказываются тщетными, скажите, что сами обратитесь за помощью, поскольку не можете сидеть сложа руки и наблюдать, как они страдают.

Я предлагаю вам связаться с консультантами или служителями и высказать им свою обеспокоенность состоянием супругов, а также тем, как их депрессия воздействует на вас самих. Попросите специалистов посоветовать вам необходимую для ознакомления с этим вопросом литературу и дать рекомендации, как можно стать полезными для своих супругов. Узнайте о депрессии все, что только можно. Повторите перечни «Что нужно» и «Чего нельзя» на страницах 215 и 216.

Хочу надеяться, что эти усилия станут побудительным мотивом, который заставит ваших супругов обратиться за профессиональной помощью. Каким бы ни был источник депрессии, всегда остается надежда, если только пребывающий в депрессии человек воспользуется надлежащей медицинской, психологической или духовной помощью.

 

ЭПИЛОГ

Вы уже, конечно, поняли, что эта книга — не для чтения на досуге. Она требует серьезного изучения. Обсуждаемые в ней вопросы оказывают огромное влияние на брак и семью в частности и на общество в целом. Но самое важное — эта книга призывает действовать. Я искренне надеюсь, что пассивный читатель, который является членом неблагополучной семьи, посмотрит в глаза реальности и предпримет активные шаги, способные привнести позитивные перемены в его семейную жизнь.

Люди, с которыми вы познакомились на страницах этой книги, возможно, пережили не совсем такие ситуации, в каких оказались вы, но эти ситуации наверняка достаточно близки к тем, которые не дают вам покоя. Гораздо важнее, чтобы эти истории побудили вас по-новому взглянуть на собственную боль. Я вовсе не желаю, чтобы вы и дальше упивались ею, но призываю вас реально посмотреть на свою семейную жизнь. Понимаю: это может оказаться нелегко, особенно если ваша неблагополучная семейная жизнь длится уже долго. По крайней мере, вы будете знать, что время само по себе не лечит те проблемы, которые описаны в этой книге. Возможно, это знание побудит вас предпринять активные шаги.

Самая распространенная реакция на неблагополучный брак состоит в том, чтобы устраниться и не сталкиваться с проблемой. Так человек удаляется от супруги, детей, иногда даже от самой жизни, надеясь, что ситуация так или иначе пройдет. Человек закапывает голову в песок, впадает в спячку, после чего часто наступает депрессия. Такой подход только осложняет проблему. Кто-то прямо сейчас должен заботиться о детях и, в конце концов, о вас. Такое бегство от проблем приводит только к ухудшению ситуации.

Еще одна форма реакции — забрать детей, уйти с ними из дома и никогда туда не возвращаться. Временная разлука в такой ситуации может оказаться полезной, тогда как длительная создает множество других проблем. Фактически это метод ухода от проблемы, ее непризнание и нежелание иметь дело с реальными вопросами брачной жизни. Конструктивным такой подход не назовешь. Мы должны не уходить, а действовать — чтобы найти реальное решение, продиктованное любовью. И эти решения, основанные на принципах реальной жизни, могут оказаться эффективными.

Путь к позитивным переменам в семейной жизни начинается с того, что вы говорите «нет» общепризнанным мифам, о которых говорилось в третьей главе. Пока вы будете находиться в плену этих мифов, вы никогда не сможете предпринять позитивных шагов по направлению к реальной жизни. Позвольте мне повторить эти мифы и попросить вас ответить на два вопроса.

1. Верил(а) ли я этим мифам в прошлом?

2. Буду ли я продолжать верить этим мифам в будущем?

Если вы ответили на первый вопрос положительно, то я надеюсь, что на второй вы ответите отрицательно. Вот эти мифы.

1. Мое состояние определяется моим окружением. Приходилось ли вам бывать в плену представления, будто счастье определяется поведением супруги или супруга?

2. Люди не могут меняться. Казалось ли вам когда-нибудь, что супруг или супруга никогда не изменит своего ужасного поведения?

3. Если брак оказался несчастливым, существуют только два пути обречь себя на безысходную жизнь или развестись. Случалось ли вам ощущать себя попавшим в ловушку, мучаясь вопросом: «Как мне покончить с этим браком и начать жить так, как я хочу?». Или, может быть, вам приходилось загонять себя в тупик выводом: «Моя жизнь ужасна, но я ничего с ней не могу поделать». Ни один из этих путей не приведет к счастливому браку.

4. Существуют безнадежные ситуации. Казалось ли вам, что сложившаяся ситуация безвыходна? Поверить в этот миф — значит недооценить силу собственного потенциала. Он порождает пораженческие настроения, подавляющие позитивную мотивацию.

Возможно, в прошлом вы верили в какие-то из этих мифов. Надеюсь, истории, рассказанные в данной книге, помогли вам понять, что это не более чем мифы. Окружение не определяет вашего счастья. Поведение ваших супругов не может помешать вашей счастливой и полной жизни. Люди могут меняться и часто меняются, когда у них есть к этому правильная мотивация. У тех, чья семейная жизнь складывается неудачно, имеются возможности не только продолжать тягостное существование или разводиться. Вы можете изменить семейную жизнь к лучшему. Не существует безнадежных ситуаций. Поскольку мы люди, то способны к переменам. Когда мы меняем свой образ мыслей и поведения, меняется и ситуация. Да, даже в самой ужасной семейной жизни остается надежда на лучшее.

Отказываясь верить в эти общепризнанные мифы, вы тем самым готовитесь совершить положительные перемены в семье, применив на практике принципы реальной жизни. Повторю их.

Реальность первая. Я сам в ответе за свои взгляды. Этот принцип утверждает, что я в ответе за свой образ мыслей. Я сам выбираю, что мне думать о том или ином явлении или человеке. Эта реальность помогает избавиться от описанных выше мифов. Мы сами выбираем, во что нам верить. Вы можете поверить, что брак безнадежен, а можете поверить, что есть способ повернуть этот брак на путь позитивных перемен. Каждый выбирает свои взгляды.

Реальность вторая. Действия определяются взглядами. Наши взгляды играют очень важную роль, потому что определяют действия. Под действиями я подразумеваю поступки и слова. Если в нас живут пессимистические, пораженческие и другие негативные взгляды, это отразится в негативных словах и негативном поведении.

Если мы предпочитаем мыслить оптимистически, это будет видно по нашим словам и поведению. Вы не можете контролировать свое окружение, но под вашим контролем находятся мысли об этом окружении и взгляды, которые формируют ваше поведение.

Реальность третья. Я не могу изменить других людей, но могу влиять на них. В большинстве случаев супруги убеждены, что не могут изменить друг друга, но они упускают из виду, что могут влиять — и влияют — друг на друга. Поскольку мы являемся общественными творениями, на нас воздействуют слова и поведение тех, кто нас окружает. Мы не можем заставить своих супругов изменить то, что считаем нежелательным, но своими словами и поведением можем благотворно влиять на них. На этой реальности построено все в человеческом обществе. Если я оказываю определенное влияние на свою супругу, в этом скрыт удивительный потенциал для стимулирования позитивных перемен.

Реальность четвертая. Мои действия не контролируются эмоциями. Эмоции — это спонтанные чувства, которые мы переживаем, сталкиваясь с жизненными ситуациями. Однако человек состоит не только из эмоций. Эмоции стимулируют в нас активность, заставляют действовать, но должны сдерживаться мыслями и желаниями. В противном случае негативные эмоции всегда будут приводить к негативным поступкам. Однако если я осознаю, что поведение моей супруги вызывает во мне гнев, но при этом испытываю желание построить гармоничный брак, я буду знать, что в первую очередь должен задать вопросы: «Чем вызвано такое поведение? Что происходит внутри нее, и какой должна быть самая продуктивная реакция на это ее поведение?». Если я буду сдерживать эмоции мыслями и желаниями, это, скорее всего, приведет меня к конструктивным действиям. Эмоции не должны контролировать моих действий.

Реальность пятая. Если я признаюсь в своем несовершенстве, это не означает, что я неудачник. У каждого из нас свои недостатки. Вы можете прийти к выводу, что главной проблемой вашего брака является ужасное поведение супруги. Даже если вы правы, это еще не значит, что ваше собственное поведение выше всяких похвал.

Зачастую первым шагом к позитивным переменам служит признание, что в прошлом оно было далеко не идеальным. Если вы признаетесь в этом самому себе и своей супруге, это подготовит почву для позитивных перемен. Если вы признаетесь в своем несовершенстве, это не значит, что вам придется взять на себя всю ответственность за неудачный брак. Это значит, что вы готовы отвечать за собственные неправильные действия. И принятие такой ответственности не означает, что вы неудачник, — это, скорее, говорит о вашей зрелости.

Реальность шестая. Любовь является самым мощным оружием добра в этом мире. Когда один из супругов отвечает на потребность другого в любви, он тем самым открывает путь для позитивных перемен в поведении последнего. Поскольку любовь является самой сильной эмоциональной потребностью, человек, который удовлетворяет эту потребность, оказывает сильное воздействие на нашу жизнь. Возможно, в прошлом вы не проявляли своими словами и поведением любви по отношению к своим супругам. Может, потому, что поведение ваших супругов вовсе не способствовало росту в вас теплых чувств по отношению к ним. В таком случае вам нужно вспомнить четвертую реальность и понять, что ваши действия не должны контролироваться эмоциями. Вы можете любить своих супругов даже тогда, когда не испытываете к ним теплых чувств.

Помните, что любовь по сути своей — это не чувства; это образ мыслей и поведения, Любовь — это принцип, носитель которого готов утверждать: «Я всегда буду отстаивать твои интересы. Как я могу тебе помочь?». Такой принцип приводит к проявлению любви в активных действиях, а они в свою очередь — к удовлетворению потребности ваших супругов в любви; это стимулирует в них положительные эмоции, помогает отвечать взаимностью на вашу любовь. Если вы будете понимать, каков главный язык любви ваших супругов, этот процесс будет проходить гораздо эффективнее.

Если нежные и добрые проявления любви не дадут положительного результата, значит, настал черед доброй, но в то же время жесткой любви. В главах этой книги мы приводили множество примеров жесткой любви в действии. Помните, что жесткая любовь — это не проявление жестокости или отсутствия любви. Более того, во многих случаях это единственная любовь, которая может благотворно подействовать на некоторых супругов. Прибегнуть к такой любви бывает очень нелегко. Для этого необходимо преодолеть в себе страх перед тем, что будут делать ваши супруги, когда вы начнете действовать в рамках такой любви. Но вспомните еще раз четвертую реальность: наши действия не должны контролироваться эмоциями. Любовь всегда заставляет ставить вопрос: «Какое самое важное дело я могу совершить для своего супруга? ». Нежная или жесткая, но любовь является самым мощным оружием в мире.

Применение шести принципов реальной жизни на практике может оказаться самым трудным из всех дел, за которые вам когда-либо доводилось браться, но заверяю вас: именно этот принцип таит в себе огромный потенциал, способный обеспечить ваше семейное благополучие. Сторонники принципов реальной жизни никогда не признают ситуацию безнадежной. Вместо этого они утверждают веру в возможность человека изменить ситуацию к лучшему и признают, что на всех нас оказывают определенное воздействие люди, общение с которыми составляет часть нашей повседневной жизни. И чем более интимный, близкий характер носят эти отношения, тем сильнее воздействие. Таким образом, отношения между супругами таят в себе удивительный потенциал для взаимного воздействия и, как результат, перемен к лучшему. Важно только знать, как наилучшим образом его оказывать. Я искренне надеюсь, что эта книга поможет вам привнести позитивные перемены в семейную жизнь.

Когда вы будете применять изложенные в книге принципы на практике, вам может понадобиться помощь и поддержка друзей, служителей, консультантов. Если вы обратитесь за помощью, это будет свидетельствовать о вашей зрелости. Мы созданы не для того, чтобы жить в изоляции. Потенциал каждого человека возрастает только тогда, когда мы трудимся вместе. Вы можете рассказать об этой книге своему консультанту и дать ему возможность практически применить изложенные в ней принципы к вашей жизни и семейным отношениям.

Если, применяя принципы реальной жизни к своей конкретной ситуации, вы почувствуете значительный рост и преодолеете, казалось бы, непреодолимые препятствия, о которых уже говорилось, пожалуйста, расскажите свою историю другим. Это может побудить страдающих от семейного неблагополучия обратиться за помощью. Если все мы будем более открытыми в том, что касается семейных проблем и шагов, которые мы предпринимаем, чтобы добиться перемен к лучшему, то сможем создать атмосферу надежды, которой так не хватает современному обществу. Если вы расскажете свою историю, а я свою, вместе мы сможем изменить мир.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Отчет Уоллерстайн, основанный на длительном исследовании последствий разводов, был опубликован в 1989 г. Смотрите Judith Wal-lerstein and Sandra Blakeslee, Second Chances (New York: Ticknor and Fields, 1989).

2. Wallerstein, Second Chances, 3-4.

3. Ibid., 29-30.

4. Ibid., 11-19.

5. Ibid., 19.

6. Цит. по Billy and Janice Highey, A Rainbow of Hope (El Reno, Okla.: Rainbow Studios, 1994), 190.

7. Филиппийцам 4:6-8.

8. Цит. по George Sweeting, Who Said That? (Chicago, Moody, 1995), 57.

9. Цит. по George Sweeting, Who Said That? (Chicago: Moody, 1995), 313.

10. Ibid.

11. Цит. по Sweeting, Who Said That?, 171..

12. Матфея 7:12.

13. Ефесянам 5:25. Согласно авторам книг Библии, смерть Иисуса Христа на кресте была добровольным актом, чтобы искупить грехи мужчин и женщин. Это был акт жертвенной любви, чтобы привести живущих врозь мужчин и женщин назад к Богу. См. Матфея 16:21; Иоанна 10:17-18; Римлянам 5:6-10.

14. Титу 2:4.

15. Более подробное объяснение этой концепции см. в Gary Chapman, The Five Love Languages: How to Express Heartfelt Commitment to Your Spouse (Chicago: Northfield, 1995).

16. Цит. по Sweeting, Who Said That?, 306.

17. William Glasser, Control Theory: A New Explanation of How We Control Our Lives (New York: Perennial, 1985), 2.

18. George Sweeting, Who Said That? (Chicago: Moody, 1994), 209. 304.

19. Псалтирь 7:12.

20. Матфея 26:37.

21. Притчи 29:20; 29:11.

22. Притчи 18:21.

23. Евреям 12:5-7.

24. M.A.Straus, R.J.Gelles, and S.K.Steinmetz, Behind Closed Doors: Violence in the America Family (Garden City, N.Y.: Anchor, 1980), 31-50.

25. Lenore Walker, The Battered Woman Syndrome (New York: Springer, 1984), 95-96.

26. E.Carpenter, «Traumatic Bonding and the Battered Wife», Psychology Today (June 1985), 18.

27. Robert S. McGee, Search for Significance (Houston: Rapha, 1990).

28. Cynthia Kubetin and James Mallory, M.D., Beyond the Darkness: Healing for Victims of Sexual Abuse (Dallas: Word, 1992).

29. В зависимости от особенностей личности, обманутый супруг может испытывать самые разные чувства и по-разному реагировать. Вполне приемлемо сказать любую из предложенных здесь фраз, чтобы выразить свое разочарование или свой гнев: «Мне кажется, что я сейчас задохнусь... Мне иногда так хочется умереть... Мне кажется, что я смогу убить того человека... Мне кажется, что я смогу убить тебя... Я не понимаю, что происходит... Я думал, у нас с тобой хорошая семья... Я думаю, что, может быть, я тебя чем-то обидел... Я думаю, тебе лучше уйти... Наверное, мне лучше уйти отсюда навсегда».

30. Stephen Van Cleave, Walter Byrd, and Kathy Revell, Counseling for Substance Abuse and Addiction (Dallas: Word, 1987), 90.

31. Чтобы разыскать местное отделение общества «Анонимные алкоголики», узнайте телефон этой организации в местном телефонном справочнике или позвоните в национальную штаб-квартиру общества по телефону 1-800-344-2666.

32. Первыми двумя принципами двенадцатиступенчатой программы общества «Анонимные алкоголики» являются следующие: 1. Мы признаем, что бессильны перед алкоголем и наша жизнь стала неуправляемой. 2. Мы верим, что Сила свыше может вернуть нас к здоровой жизни.






Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.03 с.