АРХИТЕКТУРА СССР 1917-1932 гг. — КиберПедия 

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

АРХИТЕКТУРА СССР 1917-1932 гг.



АРХИТЕКТУРА СССР 1917-1932 гг.

Задачи архитектуры после Октябрьской революции: удовлетворение материальных и культурных требований трудящихся; строительство новых типов сооружений – рабочих клубов, фабрик-кухонь, домов коммуны, музеев, детских садов, санаториев для трудящихся.

Градостроительство

Происходит быстрая урбанизация, растёт число городских жителей, за период с 1926 по 1939 гг. появилось свыше 200 новых городов: Магнитогорск, Новосибирск, Комсомольск-на-Амуре, Караганда, Днепродзержинск и др.

В первой половине 1920-х гг. составлялись планы упорядоченного развития больших городов - Москвы, Ленинграда, Баку, Еревана и др. Производилась также реконструкция некоторых площадей в Москве и Ленинграде. В столицах союзных республик создавались центральные ансамбли из зданий административного и общественного назначения, группировавшихся вокруг главной площади.

Единое плановое хозяйство и отсутствие частной собственности на землю позволили осуществлять широкие градостроительные замыслы, в короткие сроки создавать крупные ансамбли и целые города. Создавались не только планы городов и поселков текущего строительства, но разрабатывались также проекты перспективного развития городов и предложения по принципиальным вопросам градостроительства.

 

Практическое развитие городов осуществлялось в силу действия объективных закономерностей, которые оказывались сильнее, чем предполагали авторы проектов. Те промышленные предприятия, которые уже существовали в старых городах, располагались на периферии города, окружая его селитебную (т. е. жилую) часть. Ликвидировать их в условиях, когда страна только начинала наращивать свой экономический потенциал, было недопустимо. Наоборот, существующие предприятия совершенствовались и расширялись; таким образом, их расположение закреплялось. Однако город рос, и новое жилищное строительство размещалось (так же как и часть ранее существовавших жилых построек) в непосредственном соседстве с промышленностью. Железнодорожные линии шли к промышленным предприятиям, пересекая жилую территорию. Так практически складывалось порой случайное сочетание различных элементов города, разумеется, очень отличавшееся от идеала.

Во вновь создаваемых городах тоже были свои трудности. В условиях необходимости быстрого развития индустрии площадки для строительства предприятий выбирались разными ведомствами без должного согласования друг с другом и с городской администрацией. При этом дирекция каждого завода была заинтересована в том, чтобы поселок, который строился предприятием для своих рабочих, находился возле завода. Все эти обстоятельства приводили к тому, что структура новых городов оказывалась во многом несовершенной.



 

В архитектуре Москвы особое место заняла развитая система метрополитена, строительство которого началось в 1931 г. Трасса первой очереди (Сокольники – Парк культуры и отдыха и библиотека им. В. И. Ленина – Смоленская) протяженностью 10,9 км вступила в строй в 1935 г. Всего было построено 13 станций. Предполагалось, что каждая станция должна быть легко опознаваемой и запоминающейся. Среди них своеобразными были станции «Красные ворота» (архитектор Н.Ладовский, 1935 г.), «Маяковская» (архитектор А.Душкин, 1938 г.), «Площадь Свердлова» (архитектор И.Фомин), «Кировская» («Чистые пруды», архитектор Н.Колли, 1935 г.), «Дзержинская» («Лубянка», архитекторы Д.Фридмани И.Ловейко) и др. Наземные павильоны станций хорошо вписались в городскую среду, олицетворяя собой новые влияния архитектурного стиля конструктивизм.

 

Рабочие посёлки и соцгорода

В годы первой пятилетки строительство методом возведения жилых массивов приобрело широкий размах. При крупных промышленных предприятиях появились рабочие посёлки и жилые районы, получившие название «соцгородов». Застраивались по единому плану. Планировки были различными: от традиционных классицистических построений академизма до экспериментальных планов. Строились городки из расчета, что плотность населения в них будет примерно 80 человек на га, а норма жилой площади - около 4,5 кв. м на человека.

Положительные стороны соцгородов: комплексное строительство жилых домов и предприятий обслуживания (магазинов, школ, больниц, клубов и т.д.)

Отрицательные стороны соцгородов: вследствие недостаточного развития транспортных связей рабочие посёлки располагались в непосредственной близости предприятия без соблюдения санитарно-защитных разрывов; недостаточный уровень благоустройства (водопровод, канализация, освещение).



Соцгород (Запорожье)

1929-1932 гг. Арх. Н.Д.Колли, В.А.Веснин, Г.М.Орлов, В.Г.Лавров и др.Между плотиной и промышленной площадкой, где строились заводы Днепровского промышленного узла, в 10 км от центра старого Александровска был заложен посёлок № 6, получивший название Соцгород. Пафос 1920-х годов отразился в бурной дискуссии о социалистическом расселении. Архитекторам всерьёз казалось, что, создавая новую архитектурную оболочку, они создают новый мир. Архитектурные, профессиональные идеалы чрезвычайно тесно переплетались с общественными. В результате сугубо эстетическая выразительность стремительных перспектив, чистых линий и грандиозных, залитых светом пространств на чертежах стала существенным аргументом в пользу радикальных социальных программ полного обобществления «нового быта», «социалистического города». Шестой посёлок был одним из очень немногих реальных воплощений ранних социально-градостроительных концепций. В концепцию строительства Соцгорода были заложены идеи строительства города будущего, города-сада. В Соцгороде были построены многоэтажные дома (не более 4 этажей) с просторными комфортабельными квартирами. При проектировании домов использованы идеи советского градостроительного авангардизма.

Соцгород (Сталинград)

Будучи городом, посвященным имени вождя, Сталинград формировался как идеальная модель для жизни советского человека. В 1929 году декларировалось, что «Сталинград через известное время должен стать образцовым, подлинно социалистическим городом, таким, о которых много писалось и говорилось, но которых еще нет», поскольку «настал момент реализовать проекты городов будущего». Главным идеологом строительства соцгородов в районе Сталинграда называли Л.М. Сабсовича. Он предложил построить при сталинградских промпредприятиях ряд небольших городов по 40 тыс. жителей, полагая их более удобными и выгодными по сравнению с традиционной иерархической системой организации города.

Искренне полагалось, что в «новых городах-коммунах должны поселиться новые люди, должен быть создан новый быт», ибо «новые формы среды создают и новую психологию, новых людей». Но на практике все обстояло иначе. Пока не народились «новые люди» «человек вчерашнего дня» мечтал о том, чтобы «квартиры были совершенно изолированы друг от друга». Несмотря на энтузиазм коллективного жизнестроительства, жить советский человек хотел в отдельной, своей квартире. Его реальность расслаивалась на два плана: как личность он существовал в одном, а как член коллектива в другом.

Разработка предварительного эскизного проекта планировки Сталинграда была закончена в декабре 1929 года (Гипрогор, В.Н. Семенов, В.С. Попов, Д.М. Соболев). Конкретизация градостроительной схемы на конкурсной основе была поручена «лучшим архитектурным силам СССР»7: братьям Весниным, И.А. Голосову, Обществу гражданских инженеров, объединениям АСНОВА, ОСА, ВОПРА. Доработка и детализация проектов проводилась специально созданным в Москве архитектурным бюро при стройотделе ОГПУ под руководством Л.З. Чериковера.

Сталинград планировался как промышленно-селитебный район, состоящий из пяти соцгородов с населением по 50 тыс. человек. По сути, эти города представляли собой группу укрупненных рабочих поселков, цепочкой протянувшихся вдоль Волги. Каждый соцгород имел свое направление производственной деятельности, что закреплялось в его названии: «Металлгород», «Центрогород», «Лесной город», «Электрохимгород», «Город судостроителей». Эта система как наиболее компактная, позволяющая организовать правильную социальную базу, дает возможность наиболее выгодно окружить каждый город зеленой полосой, отделить ею жилье от промышленных предприятий. Численность населения в 50 тысяч человек дает возможность устроить в каждом городе необходимые технические культурно-социальные и бытовые предприятия и учреждения. Дальнейшее развитие Сталинграда предполагалось «путем создания новых самостоятельных комбинатов и соответствующих им городов на новых участках». Все «жилые города» проектировались по единому принципу – в виде подковы, раскрывающейся в сторону Волги и соединяемой мостами с промзоной, расположенной на противоположном берегу (за исключением уже построенных рабочих поселков, где выход к воде уже был перекрыт существующими промпредприятиями).

Для Сталинграда были разработаны различные типы домов: коммуны на 2-3 тыс. жителей с полным обобществлением быта, дома на 300-400 чел., основанные на комбинировании «семейных квартир» и общежитий; общежития на 700 чел. с «половинным обслуживанием» и «облегченное жилстроительство» – малоэтажные дома с изолированными 3-4-х комнатными квартирами. Предполагалась развитая система культурного и коммунально-бытового обслуживания. В центре «подков» размещались общественные предприятия и учреждения (фабрика-кухня, универмаг, дворец культуры, дом советов). Школы и другие детские учреждения, выносились за пределы жилой зоны в парки.

Городок «Победа» в Ижевске

1925-1927 гг. Арх. З.Н.Миронова. Назван в честь 10-й годовщины Великого Октября. С 1926 года начали осваивать пустырь западнее Троицкого кладбища. Предполагалось возведение 600 домов четырех типов. Ядром планировочной структуры должен был стать просторный бульвар Гоголя шириной в 40 м, с магазинами, ателье и детскими садами. Второстепенные улицы Удмуртская, Коммунаров, Красногеройская, Советская и др. планировались в 25 м шириной. Под строительство каждого дома с хозяйственными постройками отводился участок в 900 м2. За основу композиции каждого дома были взяты архитектурные принципы прифабричной дореволюционной застройки, прямоугольный объем которых был крыт вальмовой кровлей. К началу 1930-х годов полностью сформировался жилой район со своей инфраструктурой, в которую органично вписался новый кирпичный корпус Педагогического института.

Соцгород (Ижевск)

1931-1933 гг. По генеральному плану в июне 1931 года был заложен новый рабочий поселок, который должен был отражать все идеологические, проектные, коммунальные идеи нового советского города. Под Соцгород отводилось 2100 га земли. В соцгороде было все, что нужно для жизни: дороги, школы, магазины, ателье, бани, дворец культуры и т. д. Более того - там предлагалось строить 2-этажные или 3-этажные жилые дома, укомплектованные столовыми, библиотеками и другими коммунальными службами.

 

Жилая архитектура

В Программе, принятой VIII съездом РКП(б) (18-23 марта 1919 г.), было указано на необходимость улучшения жилищных условий трудящихся. Разворачивается государственное жилищное строительство. За период с 1918 по 1932 г. в городах и рабочих поселках было построено 81,6 мл. м2 жилой площади.

В начале восстановительного периода строили главным образом одно-двухэтажные дома из простейших строительных материалов; затем стало возможным возведение трех-четырехэтажных зданий.

К концу 1920-х гг. сформировался новый тип жилища - многоквартирный секционный жилой дом, преимущественно 4-5-этажный. В целях ускорения и удешевления жилищного строительства, а также для обеспечения должного уровня благоустройства жилищ разрабатывались и внедрялись в практику строительства типовые жилые секции. Появились зачатки будущего индустриального строительства: возник метод строительства домов из крупных стеновых блоков, монтируемых с помощью подъем­ных кранов.

В 1926 г. Моссовет объявил конкурс на проект дома-коммуны для 750-800 чел. Целью конкурса было создание нового типа жилья для определенного контингента городского населения-одиноких и семей, не ведущих обособленного хозяйства.

В 1920–1930-е гг. строятся коммунальные дома (дома-коммуны), где изолированные квартиры сочетаются с общественными помещениями. Это были целые комплексы, состоящие из нескольких корпусов жилого и общественного назначения, соединенных теплым переходом, где размещались спортзал и общественная столовая, отдельно стоящий детский сад и самостоятельный служебный двор, где находилась механическая прачечная, сушилки, гаражи и т. д.

Дом-коммуна — яркое архитектурное и социальное явление 1920-х — начала 1930-х годов, ставшее воплощением пролетарской идеи «обобществления быта», одно из проявлений эпохи конструктивизма. Идея социалистов-утопистов о создании «нового человека» привела их к созданию концепции новой формы жилья, где люди смогли бы приучиться к коллективизму, освободились бы от тягот домашнего труда, семейных уз и всего мелкого и частного.

Ленинский черновой набросок проекта «О реквизировании квартир богатых для облегчения нужд бедных» содержит мысль о принципиальной невозможности и ненужности отдельного жилья для каждого человека, даже в виде отдельной комнаты.

Одними из первых разработку проектов домов-коммун (домов Совета, Совдепов) начали в 1919 году архитекторы-члены Живскульптарха. В Москве под первое такое общежитие-коммуну переоборудовали гостиницу «Националь», в Петрограде – гостиницы «Астория» «Европейская». Это были по сути общежития с отдельными комнатами, общей столовой и общими кухнями для проживания совслужащих. Проживание и питание в таких домах Совета были бесплатными. В период разрухи и голода 1918—1922 гг. определённую заботу власть проявляла и о деятелях культуры, размещая их в подобных коммунах: Доме литераторов, Доме искусств (ДИСК). По словам К. И. Ротикова (историка и краеведа), ДИСК «был первым опытом перевоспитания интеллигенции путём подкормки». Дома Совета и подобные учреждения прекратили своё существование после специального декрета ВЦИК от 12 сентября 1923 года. Гостиницы вернулись к выполнению привычных функций, а советская номенклатура перебралась в отдельные квартиры.

В 1920-е гг. идею коммун подхватил комсомол. Партийные деятели всецело поддерживали молодёжный коммунарский задор. Общежития-коммуны создавались как при различных предприятиях и учебных заведениях, так и стихийно — самими молодыми людьми, вдохновлёнными идеями обобществления быта и разрушения патриархальной семьи. Чаще всего они размещались в квартирах старых доходных домов, а то и в вовсе не приспособленных помещениях — старых казармах, заводских помещениях, кельях. Вера Панова (писательница) вспоминала о своих друзьях, которые объявили себя коммунарами и «поселились в ванной комнате какой-то коммунальной квартиры, один спал на подоконнике, двое на полу, лучшим ложем, занимаемым по очереди, была ванна».

Во многих случаях, в особенности в коммунах рабочей молодёжи, создававшихся на ленинградских фабриках и заводах, быт обобществлялся полностью, и прежде всего в плане финансов: от 40 до 100 % заработка обобществлялось, и коммунары получали из «общака» деньги на обеды, трамвайные билеты, табак. Из общих денег выписывались газеты, отчислялась оплата за баню и кино, платились алименты. Без разрешения коллектива нельзя было покупать вещи. Официально такие коммуны просуществовали до XVII съезда ВКП(б) (1934), признавшего, что это были «уравниловско-мальчишеские упражнения левых головотяпов».

Борьба за улучшение быта молодёжи привела к строительству специальных общежитий и целых городков (городок Политехнического института в С.-Петербурге).

В конце 1920-х годов возродилась дискуссия о новых типах рабочих жилищ, главным из которых понимался дом-коммуна. Участники дискуссии были убеждены в том, что новый быт в старых архитектурных пространствах строить невозможно. В 1926 году был организован конкурс архитектурных проектов, которые после начали строиться в годы первой пятилетки. Возведение домов-коммун регулировалось «Типовым положением о доме-коммуне» Центржилсоюза (1928), который предписывал коммунарам при вселении отказаться от накопленных предыдущими поколениями мебели и предметов быта и предполагал коллективное воспитание детей, стирку, уборку, приготовление еды и удовлетворение культурных потребностей.

Часть архитекторов реализовывала эту концепцию в едином архитектурном объёме, объединявшем индивидуальные квартиры и коммунальные учреждения — по такому принципу были возведены дом-коммуна архитектора Николаева и Дом Наркомфина в Москве, Дом-коммуна инженеров и писателей, Дом политкаторжан, Бабуринский, Батенинский и Кондратьевский жилмассивы в Ленинграде. В квартирах на одну-две семьи предусматривались умывальники, кухни (или шкафы-кухни для разогрева пищи, доставлявшейся в термосах из фабрик-кухонь) и ватерклозеты, а банно-прачечные процедуры осуществлялись либо в ванно-душевых комплексах на несколько квартир, либо в банях и прачечных, входивших в состав комплекса.

Некоторые архитекторы доводили идею коммуны до абсурда. Н. С. Кузьмин планировал в домах-коммунах общие спальни на шесть человек и «двуспальни» («кабины для ночлега»), где смогли бы по особому расписанию на законных основаниях уединяться супружеские пары. Этот проект пытались реализовать на строительстве Сталинградского тракторного завода.

В мае 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О работе по перестройке быта», где были подвергнуты острой критике стремления немедленного обобществления быта, в том числе посредством строительства по формалистическим проектам домов-коммун. Реальная практика эксплуатации большинства домов-коммун подтвердила справедливость партийной критики — по мере повышения уровня материального благосостояния трудящихся они неизменно перестраивались под обычные квартирные жилища.

В последующие годы развитие пошло по линии улучшения планировки квартир, типов жилых домов и, главное, совершенствования приемов планировки и застройки большого квартала, предусматривающих постепенное развитие сети культурно-бытового обслуживания.

Типовая жилая секция Моссовета

1925 г. Моссовет объявил конкурс на экономичную типовую секцию. Программа конкурса предусматривала стандартизацию конструктивных элементов. Кроме того, учитывая, что в условиях острой нехватки жилья приходилось осуществлять покомнатное заселение, требовалась планировка квартир с изолированными комнатами. Первая типовая жилая секция состояла из четырех квартир, выходящих на одну лестничную площадку. В каждой квартире были две-три изолированные комнаты, имевшие выход в узкий коридор-переднюю. В связи с необходимостью экономии средств приходилось применять ограниченное санитарно-техническое оборудование — не было ванной комнаты, умывальник располагался на кухне, в наружной стене кухни устраивался холодильный шкаф для хранения продуктов. Подсобные помещения делались минимальными по площади. В целях уменьшения теплопотерь сокращали периметр охлаждаемых стен, отказались от сквозного проветривания квартир. Ширина секции составляла 13,54 м, высота от пола до потолка равнялась 2,7 м. Общая площадь квартиры была 40-45 м2. Дома проектировались с подвалами для хозяйственных нужд, на чердаках размещались самодеятельные прачечные. В тяжелых жилищных условиях того времени получение комнаты в таких скромных по комфорту домах было настоящим благом. Секции 1925-1926 гг. подвергались резкой критике санитарного надзора за отсутствие сквозного проветривания квартир. В результате в 1928 г. был введен в практику новый тип секций из двух квартир, каждая из которых состояла из трех непроходных комнат и включала развитый санитарный узел.

Жилой дом Госстраха

1926-1927 гг. Арх. М.Гинзбург. Верхний этаж 5-этажного здания был отведён под общежитие из 12 комнат с одной общей кухней, 2 ванными комнатами и 2 санузлами. Остальные этажи занимали по четыре 2-комнатные, 3-комнатные и 4-комнатные квартиры. Часть первого этажа занимал универмаг, в подвале располагались прачечная и небольшие кладовые для каждой квартиры. На чердаке располагалась галерея для сушки белья. Крыша имела пробковую и гольцементную изоляцию, была оснащена проходящими внутри здания чугунными водостоками и предназначалась для отдыха. Там располагались солярий и навес на случай дождя, скамьи, цветник и розарий. Снаружи дом был оштукатурен, частично облицован особой смесью, имитирующей гранит. Угловые квартиры получили угловые окна и эркеры с угловым остеклением, остальные — балконы. В планировке проекта Гинзбург позаимствовал множество элементов, свойственных архитектуре дореволюционных доходных домов. Все квартиры имели разную конфигурацию, были оборудованы отдельными ванными комнатами, кухнями и уборными. Внимание заслуживало удобство квартир. Входные и межкомнатные двери были двустворчатыми, окна были оснащены фрамугами. Полы покрывались паркетом, на кухнях и в ванных комнатах пол и стенные панели были выполнены из метлахской плитки. В квартирах были предусмотрены многочисленные стенные шкафы, включая холодные шкафы для провизии во внешних стенах здания. Во встроенном шкафу на кухне размещалась откидная кровать. В стенах были проведены трубы для самоваров и общие на несколько квартир желоба мусоропроводов. Кухни были газифицированы, ванные комнаты — оснащены водонагревателями, кроме электропроводки на потолке в комнатах были штепсели в стенах.

Дом Наркомфина в Москве

1928-1930 гг. Арх. М.Гинзбург. В основе замысла Дома Наркомфина была идея создания комфортной жилой среды. Авторы ставили задачу наиболее экономичного расселения одиноких и семей различного состава и одновременно создания развитого комплекса культурно-бытового обслуживания и общения. Гинзбургу удалось скомпоновать жилые ячейки в единый корпус настолько необычно, что это заинтересовало даже самого Ле Корбюзьеа.

Дом планировался как многофункциональный комплекс, состоящий из четырёх корпусов, выполняющих разные функции: жилой комплекс, коммунальный центр (включающий в себя столовую, физкультурный и читальный залы), детский корпус (детский сад и ясли) — он не был построен и впоследствии частично занял корпус столовой и библиотеки, и самостоятельного служебного двора с размещенными на его территории механической прачечной, сушилкой, гаражом и др. Дом должна была окружать обширная парковая территория.

Шестиэтажное каркасное сооружение, где первый этаж, который заменили круглые столбы высотой в 2,5 м, не застроен. Таким образомсохранялась связь с озелененным участком. На втором этаже была сделана открытая терраса для отдыха с солярием и цветниками. Наружные стены (толщиной 36 см), представляющие собой термоизоляционное ограждение, отнесенына консолях от столбов каркаса. Такая конструкция позволила создать непрерывные ленты горизонтальных окон, что увеличивало освещенность внутреннего пространства. Гинзбург придавал большое значение цвету в интерьережилого пространства, причем не только стен, но и потолка. Использование цвета облегчало ориентирование внутри дома.

Жилой корпус соединялся переходом по второму этажу с двухэтажным общественным блоком. В доме предусматривались индивидуальные комнаты для одиноких, квартиры типа «Ф» (малометражные) и типа «К» (для больших семей). Квартира типа «Ф» в двух уровнях состоит из двух комнат — общей комнаты большей высоты с примыкающей кухней-нишей и спальни с санузлом меньшей высоты. Квартира типа «К» состоит из трех комнат, также размещенных в двух уровнях. Общественный корпус решен в виде замкнутого объема, сплошь остекленного с одной стороны. Он двухэтажный и включает спортзал, столовую, читальню и др.

Интересен как пример дома «переходного типа» от традиционного квартирного жилья к дому-коммуне, поскольку в нём не полностью уничтожалась семейная структура, как это предполагалось в домах-коммунах. Подобных домов было построено шесть — четыре в Москве, по одному Екатеринбурге и Саратове.

Жилой комплекс на Шаболовке

1927-1928 гг. Арх. Н.Травин. В 1927 году Моссовет поручил архитекторам АСНОВА разработать проект жилого комплекса. Причём обязательными требованиями были: компактность застройки, дешевизна строительства и художественно-эстетическая выразительность.

Для строительства был отведён небольшой, формой близкой к квадрату, квартал в районе Шаболовки. Лучшим был признан проект группы Н.Травина.

Всего были запроектированы 24 пяти — шестиэтажных жилых корпуса, детский сад и котельная. Руководящей идеей решения фасадов является максимальное использование солнечного света. Отсюда образование небольших, полуизолированных дворов, вокруг которых располагаются залитые солнцем «южные» фасады с балконами, сплошь заполняющими плоскости. Сюда выходят главные жилые комнаты. «Северные» фасады лишены балконов и почти ничем не примечательны. Сюда выходят кухни, ванные комнаты.

Большое внимание было уделено организации внутреннего пространства (в том числе и с точки зрения организации зрительно-законченных перспектив. Создаётся впечатление, что дворы как бы «перетекают» друг в друга, создавая ощущение светлого и очень открытого пространства (и это несмотря на то, что застройка очень плотная, и в процессе проектирования архитекторы пытались использовать каждый участок земли).

 

Промышленные предприятия

В целях создания материально-производственной базы нового общественного строя государственным хозяйственным планом на 1919 г. предусматривалось строительство энергетических и промышленных предприятий. Утвержденный в 1920 г. план электрификации России (ГОЭЛРО), направленный на экономическое преобразование страны, предусматривал широкую программу строительства электростанций и заводов. В течение восстановительного периода после Гражданской войны (1921-1926) было построено 285 промышленных предприятий.

В декабре 1925 г. XIV съезд ВКП(б) провозгласил курс на социалистическую индустриализацию. В 1927 г. началось крупное промыш­ленное строительство. За годы первой пятилетки (1928-1932 гг.) в СССР было построено свы­ше 1500 новых промышленных предприятий и сооружений: Турксиб, Днепровская ГЭС, Магнитогорский, Липецкий, Челябинский, Норильский и Новокузнецкий металлургические комбинаты, завод тяжелого машиностроения «Уралмаш» в Свердловске, Харьковский, Волгоградский и Челябинский тракторные заводы, Московский и Горьковский автомобильные заводы, Уралвагонзавод, Ростовский завод сельскохозяйственного машиностроения, шарикоподшипниковый завод в Москве и др.

Промышленное строитель­ство вследствие практичности своих задач естественным образом требовало применения в архитектурном проектировании таких приемов, которые соответствовали бы принятой технологии строительства и применяемым строительным материалам. Участие архитекторов в промыш­ленном и энергетическом строительстве обогащало их творческую палитру новыми приемами, способст­вовало формированию таких специфических особен­ностей современной архитектурной формы, как круп­ный масштаб, простота, строгий ритм, четкий си­луэт. В основу проектов положены принципы чёткости и ясности планировки, территории заводов благоустраивались и озеленялись. Здания цехов строились просторными и светлыми, в соответствии с требованиями культуры производства.

Днепровская ГЭС

1927-1932 гг. Проектированием гидроузла руководил профессор И. Александров, архитектурная часть проекта осуществлялась бригадой проектировщиков во главе с архитектором В. Весниным. В то время это была крупнейшая по мощности ГЭС в Европе. Днепрогэс - это комплекс сооружений, преобразующих водную энергию в электрическую и обеспечивающих судоходный путь по Днепру там, где русло реки загромождено порогами. Комплекс состоит из плотины, шлюза с башнями управления, здания турбинного зала и других сооружений. Величественная дуга бетонной плотины длиной 760 м с ритмичным рядом водосливов пересекла течение Днепра. По верху плотины проходит автомобильная дорога. У правого берега к плотине примыкает здание турбинного зала, у левого - находятся судоходные шлюзы. Выразительный и величественный архитектурный ансамбль Днепрогэса символизировал героический период строительства социализма в СССР.

 

Инженерные сооружения

Памятник III Интернационалу

1919 г. Арх. В.Е.Татлин. Архитектор использовал спираль, аллегорически выражавшую революционный порыв и движение. Проект башни представлял собой совокупность двух наклонных металлических спиралей, состоящих из расположенных одно над другим зданий различной геометрической формы, но при этом гармонично связанных между собой. Посредством механизмов здания вращались вокруг своей оси. Нижнее, самое крупное здание имело форму куба, вращалось со скоростью одного оборота в год, по задумке архитектора предназначалось для конференций и съездов. Над ним располагалось здание в форме пирамиды, скорость вращения один оборот в месяц, предназначалось для исполнительных органов Интернационала. В цилиндре, скорость вращения которого составляла один оборот в день, должны были размещаться информационные бюро, издательство, типография, телеграф. Четвертый объем — полусфера, скорость её вращения один оборот в час, о назначении сведений не осталось, хотя известно, что в башне, кроме помещений для трех властей (законодательной, исполнительной и информационной) предполагалось место для художников. Ведь башня задумывалась как символ воссоединения человечества, разделенного при постройке Вавилонской башни. Она — мост между небом и землей, архитектурное воплощение мирового древа, опора мироздания, а также жилище мудрецов. Венчали памятник огромные радиомачты. Специальная система прожекторов должна была бы проектировать световой текст на облака. Планируемая высота башни 400 метров, наклон от нормали 23,5°. Планируемые материалы — стекло и сталь.

«Летающие города» Г.Крутикова

1928 г. Дипломный проект ученика Н.Ладовского, Георгия Крутикова, сразу же ставший сенсацией. Это была концепция «летающего города». Крутиков поставил вопрос: а нельзя ли не привязывать жильё и другие постройки к земле, нельзя ли освободить занятые под застройку обширные территории? Архитектор предлагал оставить землю для труда, отдыха и туризма, самим же перебраться в парящие в облаках города-коммуны. Сообщение между землёй и «заоблачными» зданиями должно осуществляться с помощью универсальной и многофункциональной кабины, которая может двигаться по воздуху, по земле и по воде. Собственно, «летающими» были бы даже не сами города (они трактовались, как неподвижно размещённые в строго отведённом пространстве). Летать должны были жители этих городов.

Крутиков (учитывая развитие воздухоплавания в СССР), увлекался идеями, связанными с астронавтикой, с полётами в стратосферу и полагал, что архитектура будущего будет неотделима от воздушных путей сообщения.

Этот проект многие восприняли, как «новое слово в науке», другие же отозвались весьма скептически. Газета «Постройка» написала разгромную статью «Советские Жюль Верны», где проект Крутикова был подвергнут суровой критике.

 

Осенью 1918 года в ходе реорганизации системы художественного образования на базе Императорского Строгановского Центрального художественно-промышленного училища и Московского училища живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ) были образованы соответственно Первые и Вторые государственные свободные художественные мастерские (ГСХМ). Осенью 1920 года их преобразовали в единое учебное заведение — ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские). В новом учебном заведении были образованы восемь факультетов: архитектурный, художественные (живописный, скульптурный) и производственные (полиграфический, текстильный, керамический, деревообделочный и металлообрабатывающий).

Творческое лидерство во ВХУТЕМАСе принадлежало преподавателям архитектурного факультета. В 1920-1923 годах на факультете постепенно сформировались три центра, с отличными друг от друга творческими концепциями и принципами преподавания:

- академические мастерские (И.В.Жолтовский, И.В.Рыльский, А.В.Щусев, Э.И.Норверт, В.Д.Кокорин, Л.А.Веснин),

- объединённые левые мастерские — Обмас (Н.А.Ладовский, В.Ф.Кринский и Н.В.Докучаев). Обмас просуществовали всего три года (1920—1923), однако, именно здесь были сделаны первые шаги по созданию новаторской советской архитектуры. Здесь совершенно по-иному обучали искусству архитектора. Так, была введена специальная дисциплина — «Пространство». Ладовский полагал, что архитектор должен мыслить объёмно-пространственной композицией, эскизировать не на бумаге, а в объёме и лишь затем переносить отработанную композицию на бумагу. Введение макетного метода проектирования помогало проявлять фантазию и вырабатывать новые приёмы и средства художественной выразительности.

- мастерская «экспериментальной архитектуры» (И.А.Голосов и К.С.Мельников).

В 1924/1925 учебном году появилась мастерская А. А. Веснина, куда перешла часть студентов как из академических, так и из «новаторских» мастерских.

 






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...

Индивидуальные и групповые автопоилки: для животных. Схемы и конструкции...

Кормораздатчик мобильный электрифицированный: схема и процесс работы устройства...


Конкурс проектов Дворца Труда в Москве, 1923 г. В центре столицы планировалось возведение грандиозного комплекса, который сочетал бы в себе функции Дома Советов, Дворца съездов, театра, Дома культуры, горкома партии, музея, столовой и т. п. Этот Дворец Труда должен был явиться одним из грандиознейших сооружений в мире, среди подобного типа строений. К проекту Дворца предъявлялись следующие требования: главный зал должен был вмещать 8 тыс. чел., малый — 2,5 тыс. чел., башни здания (при наличии их в проекте) желательно было использовать под помещения обсерватории, радиостанции и пр. На здании возможно устройство площадки для аэропланов. Программа конкурса была составлена к сентябрю 1922 года. Конкурс завершался 5 февраля 1923 года. Выставка проектов «Дворец Труда» открылась в марте 1923 года. Этот крупнейший конкурс должен был во многом определить, по какому пути пойдет советская архитектура. Всего на конкурс было представлено 47 проектов. Конкурсные проекты Дворца труда отразили представления различных архитектурных течений о направленности зодчества в условиях нового общества. Условно их можно разделить на три группы: архаизирующая романтика, индустриальная символика и складывающийся конструктивизм. Проект Ноя Троцкого получил первую премию как наиболее яркий пример архаизирующей романтики. В основе композиции плана лежит большой зрительный зал, к которому примыкают малые залы и обслуживающие помещения. Грандиозный объём зала подчеркнут абсидами, в которых размещены лестницы. Большинство архитекторов считали присуждение ему первой премии ошибочной, а сам проект — не соответствующим идее Дворца труда ни с градостроительной точки зрения, ни по образным характеристикам. Проект Ильи Голосова— пример индустриальной символики. Голосов строил свою композицию, стремясь добиться функционально четкой связи отдельных групп помещений и вместе с тем получить остродинамичное построение здания. В результате сильно расчленённый объем с господствующей формой большого зала, покрытие которого напоминает некий гигантский механизм и ассоциируется с турбиной, создает впечатление не единого здания, а целого конгломерата сочлененных вплотную различных по характеру и масштабу объемов. Акцентированное движение архитектурных масс, по мысли автора, должно было передать динамику революции. Проект братьев Весниных занял третье место, но именно в нем впервые как самостоятельное явление заявил о себе стиль конструктивизм. В нем остросовременное по облику здание сочеталось с четким рациональным планом, учитывало

© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.023 с.