В какой степени совесть заменима другими понятиями? — КиберПедия 

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

В какой степени совесть заменима другими понятиями?



Если «совесть» указывает на разницу между должным и сущим, это, несомненно, имеет отражение как в существовании, так и в сознании человека по принципу взаимозаменяемости. И сразу же «напрашивается» сопоставление совести как механизма самоконтроля (т. е. контроля над своими действиями) с такими эмоциями человека, как страхи стыд. Рассмотрим их по взаимозаменяемости.

1.Со страхом совесть связывает предвосхищение страдания и детерминация действия или отказа от него. Но что есть страх? Это эмоция, возникающая в ситуациях угрозы, т. е. перед кем-то или чем-то. Страх детерминирован ощущением собственной слабости, ущербности. Как ни крути, но это признание своей слабости: вольное или невольное. Я боюсь, значит, я слаб. А совесть? «Не на страх, а на совесть» — говорится в народе.
Значит, не по принуждению силы извне (не по слабости и немощи своей),
а по внутреннему убеждению (по силе своей собственной).

2.Со стыдом совесть сопоставляют как рефлексию: и то и другое заставляет нравственно мучиться. «Совестно» — говорят в народе, т. е. «стыдно». «Совесть — это вторичная рефлексия по поводу своих поступков, побуждений и мотивов, возникающая, когда человек бывает способен судить
себя с моральной точки зрения, которую он может отличить от своей собственной, частной и субъективной» [Там же. С. 496]. Однако стыд — полностью социальная эмоция, возникающая в результате осознания человеком какого-либо его несоответствия принятым нормам морали, утвержденным в данном обществе. Он детерминирован прежде всего социумом: изменились социальные нормы — ушел стыд. Совесть — нравственный самоконтроль, она относится к вечным ценностям и, в отличие от стыда, может пойти против норм и морали общества, соответствуя более
высокой гуманной морали. Таким образом, совесть по главному своему
качеству отлична и от страха, и от стыда, которые детерминированы силами извне, а совесть — силой изнутри.

По качеству добродетели «совесть» сопоставляют со «справедливостью». Посмотрим, что есть справедливость. Справедливость как особая добродетель «заключается в умении правильно соизмерять ценности и вести себя соответственно вынесенным таким образом оценкам» [3. С. 354—355]. Как видим, «справедливость» — признанная добродетель, однако без «умения правильно соизмерять» справедливости быть не может. А базируется это умение и нарабатывается как навык именно на основе совести. Следовательно, совесть и справедливость далеко не одно и то же. Справедливость чаще направлена вовне и дистанцирована от собственных несовершенств или даже пороков. Совестливость как качество личности всегда начинается из себя (не «от», а именно «из»). Совесть определяется способностью личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя, прежде всего, нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков. Справедливость часто бывает необузданно жестокой и благо собственного естества выдает за служение общим интересам. Совесть перечеркивает закон блага своего естества. В свете же утилитарного закона собственной выгоды, когда любой «человек стремится только к собственной выгоде» [8. С. 420], справедливость — это выгода обстоятельства, момента, совесть — чистая выгода духа, т. е. понятие вневременное. Не случайно все крохоборы — люди без совести, хотя обоснованно считают себя справедливыми. Совесть не равна справедливости. Совесть это качество духа.



Синтезируем два вывода. 1. Если, следуя голосу совести, можно пойти против норм и морали, оказаться сильнее страха и мнения толпы, значит, совесть — это сила, и к тому же независимая. 2. В качестве нравственного регулятива она ориентирует на исполнение совершенства и выражает ответственность человека, прежде всего, перед самим собой как субъектом высших и общезначимых (а также абсолютных и универсальных) ценностей. Это — дух. В синтезе получается — сила духа.

Здесь мы подошли еще к одному противоречивому соотнесению: дух -воля. На первый взгляд, это совсем не в ракурсе темы, однако посмотрим, что же отличает дух и волю, часто смешиваемые воедино по качеству силы. Сам «дух беспределен и не укладывается в пределы разума; в пределах только разума определение духовности негативно» [6. С. 81]. А воля четко и ясно определена человеческим разумом, это — способность осуществлять свои конкретные желания, поставленные перед собой цели. Сила воли -- качество временное, сила духа трансцендентное. Волю можно тренировать, дух воспитывать. Дух всегда нравственность, воля часто оказывается безнравственной. И совесть не просто сила духа, это — сердце человеческого духа. Следовательно, сердце человеческой духовной силы, ведь дух — это духовность. Не может быть высокодуховным человек без совести. Совестливость основа духовности. Духовность связана с потребностью познания мира, себя, смысла и назначения жизни. Подменить все это волей — значит сделать из человека себялюбца, патологического нравственного инвалида. Как видим, разница между духом и волей огромная, она в наличии-отсутствии совести.



И еще мимо одной диады пройти невозможно. Это сопоставление «совести» с «любовью» по качеству добра. В нашем дуальном мире, где эмпирически доказуемо присутствуют Добро и Зло, эмпирически недоказуемо — Бог и Дьявол, философски констатируемо и визуально наблюдаемо — Свет и Тьма, все эти явные противоположности имеют и определенные единства, такие как любовь, радость, наслаждение и т. д. Единства отличаются качеством, высоким или низким. Мы знаем выражения «светлая радость» и «сатанинская радость», «божественное наслаждение» и «мазохизм как наслаждение от боли» и т. д. Все это разные уровни, обозначающие одно качество. Любовь часто пытаются выделить из контрастирующих единств, сопоставляя с добром и противопоставляя злу. Но еще Платон рассматривал Любовь как Уранию (Небесную) и Пандемос (Всенародную). Мы знаем, что есть любовь, переходящая в страсть или даже похоть, что само по себе далеко от понятия добра как альтруистической ценности. И знаем, что любовь бывает дьявольским наваждением. Но может ли быть дьявольским наваждением совесть? Любовь бывает слепой, совесть всегда прозрение. Любовь бывает безнравственной, совесть сама есть нравственность. Злодей может полюбить и все-таки остаться злодеем. Если у злодея заговорит совесть, он прекратит злодеяния. И мы никогда не слышали, что у Зла или Дьявола есть совесть. Наличие-отсутствие данного нравственного качества радикально отличает такие понятия, как «Бог» и «Дьявол». Промежуточный момент (сумеречный) очень тонкий.

Таким образом, совесть — отчетливое понятие вневременной категории, посредством которой формируется внутренняя убежденность человека в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственности за свое поведение. Совесть — это внутренний камертон, дающий знать, где правда, где ложь, где добро, а где — зло. И в этом отношении она честнее любви, выше справедливости, сильнее стыда и страха. И она всегда направлена вовне, значит, совесть — альтруистична.






Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.006 с.