Глава 2. Существующие экономические теории — КиберПедия 

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Глава 2. Существующие экономические теории



 

«К пониманию макроэкономики государства и мира» начинается с фундаментальной классификации существующих экономических теорий:

 

Все возможные и известные ныне экономические теории разделяются на два класса:

Первые описывают экономику общества, подразумевая необходимость дать ответ на вопрос «как частному предпринимателю законными способами набить себе карманы».

Вторые описывают экономику общества, подразумевая использование экономических отношений в обществе в качестве средства достижения каких-то иных, внеэкономических по их существу, целей. [11, 5]

 

Текущий раздел моей книги не случайно озаглавлен не «Экономика» или «Эконом теория», а именно «Политэкономия». Экономическая наука классового общества не может быть политически беспристрастной. Теории правящего консервативного класса предназначены для эффективного достижения его экономических целей и для оправдания сохранения настоящего положения. Теории революционного класса исследуют, как существующая система в ходе развития ведет сама себя к кризису, и показывают суть снятия ее основного противоречия для перехода на новый высший уровень общественных отношений.

Коллектив ВП СССР замечает только одну из двух противостоящих групп экономических теорий – буржуазную группу. Она распадается на две части, которые и были подмечены КОБовцами. Первая – микроэкономическая, описывающая поведение производителей и потребителей на рынке (отношения непосредственно капиталистического производства и обмена). Вторая – макроэкономическая, косвенно обслуживающая ту же цель, что и первая (государственное и глобальное регулирование экономики, сглаживание кризисов).

Включенные КОБовцами во вторую часть внеэкономические цели также стоят на службе экономических целей первой части. Это цели научной и популярной пропаганды буржуазной идеологии, религии, чиновничества, судебной системы, армии и полиции.

Экономические явления, с которыми оперируют буржуазные теории, рассматриваются в рамках этих теорий поверхностно, в соответствии с методом позитивизма. Сущность явлений остается нераскрытой, что и требуется для объявления современного капитализма вершиной развития. ВП СССР пишет по этому поводу:

 

Все курсы под названием “Макро­­эко­номика”, которые, как кажется, должны описывать “экономи­ку для очень больших хозяев”, полны вздора, подобного утверждениям о том, что затмения солнца происходят вследствие нападения на светило дракона, которого следует отгонять ударами в барабаны, тазы и кастрюли. [11, 8]



 

Но этого «вздора», этого поверхностного описания, как раз достаточно, чтобы оказать необходимую помощь всему классу буржуазии в поддержании стабильности рыночного болота, в смягчении кризисов, в предотвращении социалистической революции.

КОБовские авторы не уточняют, о каких конкретно теориях идет речь (кроме одной-единственной, о которой мы поговорим ниже). По их мнению, читателю достаточно знать, что все теории делятся на группу «для клерков» и группу «для хозяев», и что преподаваемые в учебных заведениях теории «для хозяев» - негодны.

Если читатель поинтересуется действенностью различных экономических теорий, то быстро обнаружит, что КОБовцы незаслуженно налили на них массу идеологической «грязи». Эмпирические модели колебаний экономики, модели экономического роста, расчеты оптимальной величины налогов и кредитных процентов, глобального кредитования, распределения производственных функций и произведенной стоимости между странами – все это успешно используется классом буржуазии для улучшения качества восходящих линий экономических колебаний, для сокращения периодов и снижения остроты кризисов и депрессий, для интенсификации «оживлений».

Роль исполнительных органов, регулирующих экономику на основании вышеперечисленных знаний, исполняют государственные и глобальные структуры, формируемые и руководимые буржуазией. Если бы капитализм не усовершенствовал себя, он был бы сметен мировой революцией в ХХ веке. Но правящий класс не может наблюдать свою гибель, сложа руки, и предпринимает яростные попытки выжить. До поры до времени это неплохо удается: власть капитала над миром растет и крепнет, рабочие в метрополии в большинстве своем довольны настоящим положением и поддерживают капитализм, рабочие на периферии преклоняют колени перед экономической и военной мощью метрополии.



После перечисления всем известных макроэкономических рычагов, при помощи которых управляет буржуазное государство, и небольшой проповеди о нравственности авторы противопоставляют всей существовавшей до ныне экономической теории свою теорию:

 

Соответственно показанному различию нравов люди порождают и различную этику, включая и два несовместимых друг с другом вида политики и два взаимно исключающих друг друга класса экономических теорий для хозяев:

· теории, проистекающие из благонравия, отвечают на вопрос:

Как организовать производство и распределение в обществе так, чтобы в преемственности поколений всегда были устойчивы и здоровы биоценозы (био­сфе­ра), чтобы люди не переполнили свою экологическую нишу, чтобы в обществе не было голодных, бездомных, не получивших достойного человека воспитания или обделённых каким-либо иным образом по не зависящим от него самого причинам?

Это — главный вопрос экономической науки.

· теории, проистекающие из злонравия, уходят от ответов на этот вопрос или дают на него ложные ответы и суетливо обеспокоены решением проблемы: сколько «этих ско­тов» надо и как их обеспечить по минимуму, чтобы «настоящие люди» всегда и всё имели в достатке. [11, 20]

 

Вторая теория соответствует цели современного буржуазного общества – росту капитала. Первая теория может быть создана только в коммунистическом пост-классовом обществе и обеспечивать материальное основание, на котором осуществляется цель этого общества – свободное развитие каждого, производство Человека. Она будет уже не политэкономией, а собственно экономической наукой.

Не понимая объективных, материальных причин хищнической деятельности буржуазии, авторы КОБ утверждают, что достаточно при помощи КОБовского «просвещения» (и с Божьей помощью) устранить злонравие, следом за ним исчезнет «корень экономического зла» – ростовщичество, и хозяева жизни вместо производства и уничтожения капитала займутся заботой об экологии, материальном достатке и благонравном воспитании народных масс. КОБ существует уже третий десяток лет. Но каждый обыватель, недостаточно убаюканный КОБом или иной религией, все эти годы наблюдает никак не превращение демонов буржуазии в ангелов всеобщего благоденствия. Экология уничтожается все в больших масштабах, ископаемые ресурсы все интенсивнее выкачиваются из недр, а на головы всех несогласных летят бомбы с белым фосфором.

 

Глава 3. Теория стоимости

 

Той единственной экономической теорией, которая называется КОБовцами открыто и затем критикуется, является экономическое учение К. Маркса, ядро которого – теория трудовой стоимости (ТТС):

 

… трудовая теория ценообразования (стоимос­ти) в её исторически сложившемся виде метрологически несостоятельна.

… все люди как работники во многоотраслевом производстве несопоставимы друг с другом.

Развитие сфер профессионального управления, обработки разнородной информации, включая профессиональное научно-исследо­ва­тель­ское и инженерное творчество, привело к тому, что «человекочасы» как единицы учёта и нормирования объёмов работ, необходимых для достижимых полезных эффектов, утратили свою управленческую значимость даже внутри многих отраслей, а не только при сопоставлении разных отраслей друг с другом.

Они были управленчески значимы пока физический труд больших масс людей был основным источником экономического благосостояния и, прежде всего, — правящей “элиты” общества, которая брезговала профессиональным оплачиваемым трудом, почитала себя «свободной», а внеэкономическими средствами присваивала себе плоды труда и доходы подневольных ей трудящихся за плату (или «на всём готовом») масс. [11, 20]

 

ВП СССР в своей аргументации против ТТС описывает никогда и нигде не существовавшие во всеохватывающем виде общественные отношения.

Неужели «элита» использовала труд исключительно неграмотных верзил для строительства Парфенона, росписи сводов Сикстинской капеллы, создания Искупительного Храма Святого Семейства? Античный раб хоть и назывался «говорящим орудием», но все же его не могли заменить ни неодушевленные плуги и мотыги, ни быки и лошади. В Российской Империи «крутизна» помещика измерялась в количестве принадлежащих ему «душ» - крепостных крестьян. А западноевропейские средневековые крестьяне – разве могли они прокормить себя, своих феодалов и королевскую свиту без глубоких знаний и навыков в управлении сельским хозяйством? Аналогом современного деления эксплуататоров на акционеров (из класса буржуазии) и менеджеров тогда было деление на крупных землевладельцев и их экономов. Т.е. не только эксплуатируемые работали не исключительно как живые машины, но и эксплуататоры не всегда в прошлом были прямыми управленцами производства (хотя таковыми были, например, предприниматели на ранних стадиях развития капитализма).

Совсем безумно выглядит утверждение о присвоении «элитой» плодов труда подневольных трудящихся внеэкономическими средствами. Все «элиты», т.е. эксплуататоры, присваивали и присваивают плоды труда подневольных (или вольнонаемных) прежде всего экономическими средствами, а именно, предоставляя средства производства и поддерживая восстановление рабочей силы за счет части произведенного. Внеэкономические средства лишь поддерживают порядок в экономической эксплуатации, служат ей. Сама военная сила – продукт производства и производственных отношений.

Абсолютно все люди, производящие материальные продукты, сопоставимы друг с другом: они затрачивают на производство товара свое жизненное время (одновременно силу мышц, мастерство, мышление – в различных пропорциях). Если бы это было не так, то обмен товарами был бы невозможен из-за отсутствия общего основания различных товаров. Менеджеры ничего непосредственно не производят. Они играют в материальном производстве роль, которая ранее принадлежала буржуа-первопроходцам (организация бизнеса). За это хозяева средств производства делятся с ними добычей, а сами лишь снимают «честно награбленное» со своих счетов.

Версия КОБа по этому поводу состоит в том, что:

 

Все люди сопоставимы друг с другом только как потребители по демографически обусловленному спектру потребностей. Именно поэтому управленческой значимостью обладает стоимость «нормочаса» работы, которая определяет платежеспособность населения и, как следствие, — его покупательную способность и во многом спектр потребления. Но она бесполезна для оценки производственных результатов. [11, 20]

Что все люди потребляют продукты труда – понятно каждому и без КОБовской «науки», но это никак не связано с вопросом «что есть стоимость?», которым занимается теория стоимости. С точки зрения потребления все товары есть потребительные стоимости, и как таковые они совершенно различны. Чтобы объяснить товарное производство, необходимо найти существенно общее во всех товарах, а не в людях, их потребляющих.

У критикуемого КОБовцами Маркса мы видим ясно высказанное определение: «… величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабо­чего времени, общественно необходимого для ее изготовления …». [12, 49] Вещество природы только тогда обретает стоимость, когда преобразовывается человеком в общественно необходимый продукт. Попадая в уже сложившиеся экономические отношения капитализма, цену обретает буквально все, хотя может при этом не иметь стоимости (например, необработанная земля – естественное условие производства).

Внимательного прочтения первой главы первого тома «Капитала» Маркса достаточно, чтобы понять, как создается стоимость в процессе труда, т.е. потребления рабочей силы. Если в придачу проштудировать «Науку логики» Гегеля, как сделал Ленин, и прочесть комментарии к ней самого Ленина в «Философских тетрадях», то не остается ни мельчайшего вопроса по данному поводу. Марксова экономическая теория вскрывает существенное в природе стоимости, а не механически расчленяет ее явление. В прикладных расчетах категории ТТС используются в вынужденно огрубленном (но вполне рабочем!) виде, на основании чего ВП СССР выносит им «смертный приговор».

Экономические кризисы, по мнению КОБовцев, происходят не с необходимостью, а от того, что еврейские банкиры и их оккультные хозяева устанавливают в экономике не тот «знаменатель S+K» (сумма всех денежных знаков в обороте и всех кредитных обязательств). Злодеи то решают уморить народ голодом, нарочно выплачивая ему слишком маленькие зарплаты и выдавая кредиты под непосильные проценты, то их переклинивает, и они спасают своих жертв:

 

Если это необходимо хозяевам системы то, в номинальной кредитно-финансовой системе дефицит платёжеспособности населения гасится эмиссией государством номинальных денег, негосударственной и государственной эмиссией денежных заменителей (акций, облигаций, прочих “ценных” бумаг, эмиссия которых возвращает настоящие номинальные деньги в оборот; однако — это временное снятие проблемы неплатежей) и прощением кредитной задолженности. Если этого не сделать, то возникает кризис “перепроизводства”; в его существе это — вполне управляемый кризис перепроизводства неплатёжеспособных юридических и физических лиц. [2, 111]

 

Странные меры по борьбе с кризисом! Необоснованное увеличение денежной массы лишь делает каждый отдельный денежный знак менее ценным, ему теперь соответствует меньшая доля стоимости. В целом ничего не меняется. Если же мировой банкир (МВФ) списывает кому-то долг, то только на условиях выполнения существенных политических требований в пользу Глобальной Империи.

Кризисы перепроизводства не только не исчезли, они слились в один непрерывный кризис. Он внешне не похож на своих «предшественников» из 19-го века. Сглаживание же последствий осуществляется не выпуском лишних денежных знаков и не безвозмездным прощением долгов. Разделение производственных и распределительных ролей, наблюдавшееся в 19-м веке на отдельных фабриках, реализовано в масштабах почти всей планеты. В Азии, Африке и Латинской Америке рабочие трудятся ежедневно с утра до ночи, лишены всякой собственности, живут впроголодь. Там же расположена добывающая и тяжелая промышленность. По этим частям света бьет ставший непрерывным кризис. США, основные страны Евросоюза и Япония развлекают и задабривают своих рабочих за счет выжимания соков из остального мира. Здесь кризис незаметен, и лишь изредка дает о себе знать. В такие неприятные моменты СМИ трезвонят, что виноват какой-нибудь разорившийся банк.

КОБовский расизм играет против самих КОБовцев, притягивая тупых шовинистов и отталкивая потенциальных сторонников, принадлежащих к нерусским национальностям, в первую очередь, евреев. В средневековой Европе прочные традиции действительно подталкивали многих евреев к ростовщичеству. Капитализм постепенно стер все национальные различия и обнажил единственно существенные – классовые. Сегодня можно видеть, как директорами крупных банков становятся, например русские, президентами – темнокожие выходцы из Африки, рабочими на заводах – евреи, и т.д.

Посмотрим на КОБовские исследования стоимости – «изобретение велосипеда». Вероятно, услышав «звон», представляющий собою трижды искаженное наследие Побиска Кузнецова, КОБовцы на основании этих слухов бросились сочинять собственную «теорию стоимости». В этой теории они перепутали единицы измерения стоимости с всеобщим товарным эквивалентом – деньгами. От критики «метрологически несостоятельных» «человеко-часов» коллектив ВП СССР перескочил на критику доллара:

 

Тем не менее “цифрами” сыт не будешь: производство ведётся не ради “цифр”, а ради потребления продукции и услуг. Поэтому “цифры” должны быть соотнесены с реальным, культурно обусловленным, продуктообменом в процессе производства и потребления в обществе произведенного. [2, 113]

 

В наши дни и профессиональная экономическая наука, и обыватели глубоко ошибаются, избрав в качестве псевдоинварианта и псевдобазы прейскуранта доллар — платёжную единицу одной из многих стран, вопреки тому, что ни одна современная платёжная единица не принадлежит к первичной — энергетической — базе прейскуранта и вообще не является полноправным участником производственного и потребительского продуктообмена, а только сопровождает и поддерживает его. [11, 44]

 

Выполнять функции меры стоимости, всеобщего эквивалента (средства обращения), накопления, платежа и «мировых денег» – это и есть назначение денег в капиталистическом мире. Доллары могут использоваться для растопки печи, т.е. как раз принадлежать к «энергетической базе прейскуранта». Но делает ли кто-нибудь так? За «эту грязную бумажку» можно получить любой товар, а вот за канистру энергоносителя рядовому гражданину сложно выменять что-нибудь вообще (хотя в ней заключена немалая стоимость). Мало того, любой товар можно купить не только за «бумажные» доллары, но и за «электронные», количество которых на счетах – всего лишь записи в базах данных компьютеров.

ВП СССР смело конкретизирует:

Со второй половины ХХ века наилучшим инвариантом прейскурантов внутреннего рынка научно-технически развитых стран и прейскуранта глобального рынка является килоВаттґчас электроэнергопотребления, поскольку:

· подавляющее большинство хозяйствующих субъектов являются потребителями электроэнергии;

· тарифы на электроэнергию входят в энергетическую базу прейскуранта.

При этом весь финансово-экономический анализ и прогнозы обретают метрологическую состоятельность и сопоставимость на исторически длительных интервалах времени на основе выражения всех расчётных и реальных цен, себестоимостей и прочих финансовых показателей в килоВаттґчасах. [11, 44-45]

 

КОБовцы мысленно приравняли всю массу денежных знаков ко всей вырабатываемой активной электрической мощности, и довольно потирают руки. Сравним результаты их достижений с действительностью. Электроэнергия без человеческого разума и рабочих рук никак не хочет создавать товары. Крошечные приборы для синтеза наномашин и ДНК стоят многократно дороже стальных болванок, на выплавку которых ушло море электроэнергии. В банке отказываются обменять бумажные денежные знаки на пару электрических аккумуляторов и крутят пальцем у виска. Полная «метрологическая состоятельность» и полная практическая несостоятельность!

Заблуждение, заключающееся в измерении стоимости физическими величинами, очень давнее, и упоминается в «Капитале» Маркса: «Но так как свойства данной вещи не возникают из ее отношения к другим вещам, а лишь обнаруживаются в таком отношении, то кажется, будто сюртук своей эквивалентной формой, своим свойством непосредственной обмениваемости обладает от природы, совершенно так же как тяжестью или свойством удерживать тепло. Отсюда загадочность эквивалентной формы, поражающая буржуазно-грубый взгляд экономиста лишь тогда, когда эта форма предстает перед ним в готовом виде — как деньги. Тогда экономист пытается разделаться с мистическим характером золота и серебра, подсовывая на их место менее ослепительные товары и все с новым и новым удовольствием перечисляя список той товарной черни, которая в свое время играла роль товарного эквивалента. Он и не подозревает, что уже самое простое выражение стоимости: 20 аршин холста = 1 сюртуку, дает разгадку эквивалентной формы». [12, 67] Раз стоимость – явление в общественной форме движения, то и сущность ее надо искать в общественных отношениях, а не в физике. Маркс нашел разгадку: «Тело товара, служащего эквивалентом, всегда выступает как воплощение абстрактно человеческого труда и всегда в то же время есть продукт определенного полезного, конкретного труда. Таким образом, этот конкретный труд становится выражением абстрактно человеческого труда». [12, 67]

Авторы КОБ берутся определить всю текущую стоимость в мире по-своему:

 

Кажущаяся мгновенная совокупная номинальная платежеспособность общества представляет собой сумму двух слагаемых: S+K.

· S — это общая сумма номиналов средств платежа, находящаяся у потенциальных покупателей (фактическая номинальная платёжеспособность).

· K — объём выданных кредитов (включая и повторное кредитование) без учёта задолженности всего общества ростовщикам по процентам.

… Именно величина ( S+K ) противостоит в каждый момент времени всей выставляемой на продажу товарной массе и является наивысшей номинальной оценкой её стоимости. [11, 55]

Коллектив ВП СССР дает формулу, аналогичную формуле обеспеченности валюты золотым запасом:

Стандарт энергообеспеченности средств платежа определяется следующим соотношением:

«Стандарт энергообеспеченности» = ( S+K ) / «Энергопотенциал» (1)

Из формулы (1) следует, что

S+K = «Стандарт энергообеспеченности» × «Энергопотенциал» (2)

[11, 53]

 

Имеем сумму двух денежных величин при отсутствии точной информации о том, что представляет собою сама стоимость, ими выражаемая. Постулированы величины «стандарт энергообеспеченности» и «энергопотенциал», но как они рассчитываются, что есть их сущность, почему они есть эссенция стоимости – об этом ни слова. Не ясно, рождается ли стоимость в КОБовской теории в процессе образования или добычи энергоносителей, или в процессе производства электроэнергии, или в процессе производства чего-либо вообще, содержащего запас высококачественной (в энтропийном смысле) энергии. В любом случае, теория в корне не верна, т.к. имеет дело не с общественной природой, не с действительным содержанием стоимости, а с ее выражением в физических величинах.

На такой расплывчатой, ничего по существу не значащей и не объясняющей основе в дальнейшем развивается вся КОБовская политэкономия.

Что касается «энергетической теории стоимости» вообще, она является изобретением про-буржуазных ученых современной России. Эта теория не просто ошибочная, она подлая по отношению к рабочим. «Энергетическая теория стоимости» создана для «доказательства» того, что не капиталист эксплуатирует рабочего, а наоборот. Вот несколько строк из статьи В.Н. Власова против одного из таких ученых:

 

«… если стоимость формируется за счет энергии, а энергия выделяется из энергоносителей, которые принадлежат капиталистам, то весь результат труда наёмных рабочих безраздельно должен принадлежать капиталистам.

… теория Бубнова В.А. лишает наёмных рабочих права на любой вид энергии, и, следовательно, даже права на жизнь у наёмных рабочих нет. У наёмных трудящихся есть только право через владение своей «рабочей силы» в виде скелета с мышцами нажимать на те кнопки, на которые им укажет капиталист. А капиталист у Бубнова превращается в некого доброхота, который по наивности и природной порядочности за то, что рабочие беспрекословно соблюдают трудовой распорядок и выполняют рабочие инструкции, заботится о душевном и материальном благополучии наёмных работников.

… По Бубнову под «рабочей силой» понимается самый настоящий скелет с мышцами, который обязан по приказу капиталиста выполнять некую физическую работу, и именно расход энергии этого скелета с мышцами и является той рабочей силой, за которую капиталист должен бы согласно К. Марксу и платить своему наёмному рабочему.

… Что касается «творческой силы», то, по мнению Бубнова, обладать её может только капиталист и узкий круг особо одаренных людей. Простые наёмные рабочие «творческой силы» лишены по определению самого Бубнова, и потому капиталист в настоящее время делает большое одолжение, выплачивая наёмным рабочим заработную плату, значительно превышающую стоимость «рабочей силы». Ему трудно было понять, что у человека, даже у раба, труд всегда носит творческий характер, ибо человек всегда остается человеком». [13]

 

Власов приравнивает теорию Бубнова к «Майн Кампф» Гитлера, а «благонравные» КОБовцы с удовольствием вслед за Бубновым меряют стоимость киловатт-часами.

Авторы ВП СССР возразят, что энергоносители даны людям Богом в общее владение, и должны принадлежать всему человечеству. Пусть докажут это капиталистам. Желать можно что угодно, при этом есть данность: энергоносителями владеет класс буржуазии, и от владения этого добровольно не откажется.

 

 






Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим...

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ - конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой...

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого...

Папиллярные узоры пальцев рук - маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни...



© cyberpedia.su 2017 - Не является автором материалов. Исключительное право сохранено за автором текста.
Если вы не хотите, чтобы данный материал был у нас на сайте, перейдите по ссылке: Нарушение авторских прав

0.018 с.